Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ольга, словно завороженная, следила за разгоревшимся боем. «Витязь», как она немедленно окрестила первого пришельца, несмотря на небольшой рост, раны и, как она наконец-то смогла разглядеть, весьма хрупкое телосложение, довольно уверенно отбивался от наседавших на него двоих «тевтонцев». Было ясно видно, что поодиночке никто из них не составлял бы для него серьезной опасности. Но вот вдвоем и на раненого… Постепенно, видимо от большой кровопотери, движения его замедлялись, и он успевал уворачиваться от клинков «тевтонцев» только в самые последние мгновения.

Ольга всем сердцем болела за «витязя», но вмешиваться и обнаруживать свое присутствие, несмотря на наличие пистолета, вовсе не спешила. В конце концов, ну что такое «травматика» против воина в полном доспехе? Игрушка, и не более. Она и плотную шубу-то не всегда пробивает… Что уж говорить о латах.

Внезапно резкий порыв ветра взметнул снег за спиной сражавшегося явно из последних сил «витязя», на мгновение запорошив забрала «тевтонцам». Невысокий боец немедленно воспользовался представившейся возможностью, всадив длинный и узкий, льдисто сверкающий при свете луны меч точно под край глухого, смахивающего на ведро шлема одного из своих противников.

Из-под «ведра» раздалось сдавленное бульканье, и левый «тевтонец», взмахнув руками, стал оседать на землю, обильно орошая снег неправдоподобно алой кровью, потоком хлынувшей из-под шлема.

Однако на этом успехи «витязя» и закончились. Второй из «тевтонцев», услышав хрип своего товарища, перестал пытаться очистить от снега забрало и, резким движением сорвав с головы шлем, яростно набросился на уже покачивающегося «витязя». На его довольно обычном, слегка грубоватом, но вполне человеческом лице яростно сверкали зеленые глаза с вытянутыми, как у кошки, вертикальными зрачками.

Тут Ольгу оставили последние сомнения. «Витязю», несомненно представителю светлых сил добра, на что прямо указывали белые одежды и доспехи, сейчас отчаянно отбивающемуся от какого-то приспешника очередного Темного властелина (согласно всем каноном фэнтези и сказок именно подобные типы очень любят одеваться в вороненые доспехи, нападать двое на одного и имеют вертикальные зрачки), необходимо было срочно помочь. Причем именно срочно!!! Отбивающийся с огромным трудом, он уже не раз пропускал удары и вдобавок к уже полученным ранениям заполучил еще пару, а то и больше. По крайней мере, левая рука у него полностью обвисла, крови на шубе изрядно прибавилось, а шлем обзавелся еще одной внушительной вмятиной.

Воспользовавшись тем, что в пылу схватки противники вплотную приблизились к опушке, за одним из деревьев которой она и укрывалась, Ольга решительно выступила вперед и, прикрыв глаза ладонью, выстрелила в сторону сражающихся светошумовым патроном. Эффект был оглушительным, причем во всех смыслах этого слова сразу. На мгновение схватка замерла. Сражавшиеся бойцы, близоруко щурясь, отшатнулись друг от друга, протирая разом ослепшие от яркой вспышки глаза.

Но этого Ольге показалось мало. Наведя лазер целеуказателя чуть повыше лба «тевтонца», где, как она знала, у человека находятся самые толстые кости (становиться убийцей ей никак не хотелось), она выстрелила из второго ствола. Резиновая пуля ударила именно туда, куда ей и хотелось. Глухо булькнув, «тевтонец» осел на снег, потеряв сознание. На его покрытой коротко стриженными темными волосами голове наливалась кровью длинная царапина, оставленная скользнувшей пулей.

— Сотрясение мозга средней тяжести, — профессионально констатировала Ольга, выходя на поляну.

Заметивший ее и явно понявший, кому он обязан спасением, «витязь» коротко поклонился, произнеся какую-то певучую фразу.

— Не понимаю. — Ольга развела руками.

«Витязь» кивнул вновь и, видимо, собрался сказать что-то еще, но тут его внимание привлек завозившийся «тевтонец». Прежде чем Ольга смогла что-либо сказать или сделать, «витязь» коротким скользящим шагом метнулся к недобитому врагу и быстрым движением вонзил свой меч в его горло.

Это действие, вероятно, отняло последние силы раненого бойца. Покачнувшись, он кинул отчаянный взгляд на испуганную девушку и медленно осел на окровавленный снег рядом с телом своего противника.

* * *

Рау глухо выругался. Все его так тщательно проработанные за время вынужденного пребывания в Ледяных Залах планы летели под хвост самому грязному и вонючему из демонов Огненной орды. Вместо инженерного корпуса гномов в том месте, куда, ориентируясь на донесения разведчиков, он нанес свой удар, рассчитывая быстро насытить амулет кровью ничтожных коротышек-строителей, оказался боевой отряд великолепно обученных Псов Света!!! Этот сравнительно недавно появившийся, по всей видимости не без усилий светлых эльфов, людской религиозный орден ставил своей задачей полное очищение мира от любых носителей Мрака и, разумеется, немедленно примкнул к войскам Светлого Союза.

Входившие в него фанатики при помощи специальных, держащихся в строгом секрете трав и настоев, изрядно сокращавших и без того недолгую людскую жизнь, вырабатывали у себя почти полную неуязвимость к большинству магических заклинаний, возможность видеть в темноте, отчего их зрачки со временем становились вертикальными, и повышенную скорость реакции. И именно на этих великолепных бойцов и не повезло наткнуться отряду.

К тому моменту, когда амулет насытился кровью, Рау потерял почти четверть своих бойцов. Проклятые Псы оказались слишком уж хороши, и не ожидавшие столь мощного сопротивления альфары в первые секунды боя несколько растерялись. Чем, разумеется, с удовольствием воспользовались их противники.

Поэтому стоило только амулету наконец зарядиться, как Рау немедленно открыл портал, куда и начали отступать его воины. Прикрывая отход своих бойцов, Рау краем глаза отслеживал изменения в тончайших оттенках межмирового разрыва, что теоретически могло позволить вычислить миры, куда перебрасывались эльфы. Увы. При этом он совершенно забыл о древнем и мудром правиле, гласящем, что нельзя во время боя отвлекаться на что бы то ни было еще, за что и поплатился распоротым боком. Впрочем, сил и умения ледяного принца хватило, чтобы продержаться достаточное для прохода отряда время, после чего он, как и положено командиру, последним прыгнул в портал, спасаясь от сдвоенного выпада пары чересчур уж настойчивых паладинов. Судя по насыщенно-красному цвету, который тот принял, перед тем как в него кубарем влетел Рау, портал вновь сменил настройки, отправляя бедолагу в совсем уж странный мир.

Затем портал вспыхнул, забирая последние крупицы энергии из амулета, и погас, прихватив вместе с альфаром и парочку ничего не понимающих, растерянных, но оттого не менее опасных и все так же жаждущих уничтожения коварного врага Псов.

* * *

«Ну и что мне сейчас делать?» — печально размышляла Ольга, глядя на два бездыханных и одно пока еще дышащее тело, распростертые перед ней на снегу. Разум настойчиво рекомендовал ей не впутываться в данную очень нехорошо попахивающую историю, а развернуться и быстрее топать домой, искренне радуясь разыгравшейся пурге, которая заметет снегом и тела, и следы. И, не теплись в одном из лежащих перед нею тел жизнь, Ольга, пожалуй, именно так и поступила бы. Но оставить раненого без помощи… Она вложила пистолет в карман и, осторожно подойдя к лежащему без сознания «витязю», начала снимать с него доспех, одновременно прикидывая, какой из своих вещей может пожертвовать для первичной перевязки.

При этом она грустно обдумывала, насколько же лучше было в такой ситуации героиням различных фантастических романов. Несомненно, окажись эта история какой-нибудь фэнтезийной сказкой, у нее обязательно был бы с собой медицинский набор, ну хотя бы автомобильная аптечка или просто «случайно завалявшийся в кармане» бинт, и ей не пришлось бы жертвовать любимой блузкой, чтобы спасти какого-то загадочного фэнтезийного элемента.

«А кстати, любопытно — кто он по расе? — Поддавшись мелькнувшему интересу, Ольга отодвинула прядь волос с головы все так же бесчувственного тела и с интересом посмотрела на длинное, заостренное к кончику ухо. — Ну все понятно… Разумеется, эльф. Все по канонам… Может, и впрямь у меня где-нибудь бинт имеется? — Она со вспыхнувшей надеждой обшарила свои карманы, несмотря на то что была твердо уверена, что никакого бинта там быть не может. С грустью взглянула на единственную добычу — немного помятый носовой платок, пачку сигарет и зажигалку, затем внимательно, насколько позволял свет полной луны, осмотрела ближайшие кусты, но — увы. Ни бинта в кармане, ни какого-нибудь, хоть самого завалящего, рояля в кустах не обнаружилось. Тяжело вздохнув, Ольга вновь вернулась к своему занятию. — М-да… Похоже, я все же не героиня женского любовного фэнтези… А жаль», — констатировала она, стянув наконец с эльфа кольчугу и расстегивая застежки на роскошной белой шубе, плотно облегающей тонкое тело и, по всей видимости, игравшей роль неплохого поддоспешника.

— Какой бы сюжет складывался… — не прекращая своих действий, бормотала она, стараясь отвлечься от мыслей о двух трупах, лежащих неподалеку. — Я — вся такая белая и пушистая (ну, может, немного ехидная, но только в пределах требований жанра). Принц-эльф — он же просто обязан быть принцем, сыном эльфийского короля! — Ольга с сомнением взглянула на весьма потрепанную тушку гипотетического принца у своих ног и твердо добавила: — Обязан!!! Которого я спасла от жуткой смерти в лапах приспешников Темного властелина… перенос в иной мир, супермогущество и невероятное везение, влюбленный в меня принц, ну и я тоже… так… немножко… — Ольга перевела взгляд на спасаемого, внимательно вгляделась в его лицо, оценила фигуру, после чего, слегка смутившись, добавила: — Не в этого. В его старшего брата.

Действительно, только сейчас Ольга наконец-то заметила, что и по телосложению, и по росту, и по чертам лица спасаемый ею эльф больше всего напоминал совсем юного, лет тринадцати-четырнадцати, подростка. Это открытие настолько изумило ее, что она даже забыла о своих мечтаниях.

— Интересные у них порядки… — выругалась Ольга, быстро, чтобы вконец не заморозить парня, осматривая его. Благо под шубой у него был надет не толстый свитер, а всего лишь нечто, здорово смахивающее на льняную рубаху, теперь испещренную кровавыми пятнами. — Кое-что оторвать бы той сволочи, что детей на войну отправляет! — пробормотала она, отрывая относительно чистый подол одеяния пришельца и торопливо бинтуя длинный кровавый разрез на боку, который выглядел самым угрожающим из всех имеющихся на теле эльфенка ссадин и царапин.

При этом она, уже записавшая лежащего перед ней «пациента» в «дети», совершенно забыла о том, что этот «ребенок» только что убил двух здоровенных и явно весьма опытных воинов, чьи тела лежат совсем рядом.

Забинтовав рану, она, помня о том, что к концу боя левая рука у парня не работала, внимательно осмотрела и ее, обнаружив, как и ожидала, перелом плечевой кости.

Недолго думая, Ольга схватила меч, так и валявшийся около бессознательного, видимо от большой кровопотери, тела парня и, немного поморщившись от холода, которым окатила ее эта железяка, быстро вырубила подходящую для шины ветку. Примотав ее при помощи обрывков все той же многострадальной «рубахи» к руке, она облегченно вздохнула и вновь застегнула шубу, заслуженно гордясь собой. Вся процедура оказания первой медпомощи заняла меньше пяти минут, так что пациент, по идее, не должен был даже особо замерзнуть.

Разумеется, Ольга понимала, что действовала не совсем верно. Раздевать раненого на таком холоде было рискованно. Методички рекомендовали в таких случаях накладывать временные, до прибытия в тепло, повязки прямо поверх одежды. Однако при отсутствии бинтов и при необходимости проверки иных, кроме видимых на шубе, повреждений… Ольга была уверена в своей правоте.

Оставалось решить проблему транспортировки. По поводу лежащих на снегу трупов Ольга предпринять ничего не могла, да в общем-то и не собиралась: разыгравшаяся пурга должна была надежно скрыть все следы происшедшей схватки вплоть до весны. Ну а к тому времени что-нибудь да решится. Но вот как дотащить все еще не приходящего в сознание раненого эльфа к себе домой, да так, чтобы не привлечь лишнего внимания? Тащить на себе, как это показывалось в фильмах про войну?

Она с большим сомнением смерила пострадавшего взглядом. Увы. Несмотря на всю хрупкость пришельца и знаменитую пословицу о силе русских женщин, Ольга очень сомневалась, что ее весьма скромных физических возможностей хватит на такой подвиг. Но выбора не было.

Забросив здоровую (точнее, относительно здоровую: ушибов и царапин и на ней было предостаточно) правую руку бессознательного эльфенка себе на плечо, она с тяжелым вздохом начала приподнимать бессознательное тело. И в этот момент, видимо от сильной боли, эльф наконец-то пришел в себя:

— Erglau zay? Eiste er mee styhe, humene? — требовательно спросил он, впиваясь взглядом в ее глаза. Ольга профессионально отметила, что зрачки расширены — видимо, от сильной боли, — и самым успокаивающим, тихим голосом ответила:

— Тише, тише. Не бойся, я помогу. Нам только до дому добраться надо… Ты идти сможешь?

— S’sau esty mee stihen, or elmess des beoyien. Es mee dajang krau. Tee, ger mee vesst. — Выдав эту загадочную фразу, эльфенок попытался выпрямиться и протянул руку к своему мечу.

— Что? Меч не хочешь оставлять? — правильно расшифровала его реакцию девушка и, подняв меч, на этот раз вовсе не казавшийся таким холодным, протянула его владельцу. — Только как ты его потащишь? И сам-то едва стоишь, а тут еще эта железяка…

Эльф с сильным изумлением взглянул на нее, потом на свое оружие в ее руках, после чего осторожно взял меч здоровой рукой. Неуловимое движение — и оружие исчезло, рассыпавшись снежной круговертью.

— Рау. — Эльф приложил руку к груди и требовательно взглянул на нее.

— Ольга. — Она повторила его жест, после чего кивнула в сторону своего дома: — Ну что, пойдем?

Эльф с трудом поклонился и тихо прошептал:

— El est tee garve, Olha, — после чего медленно заковылял в указанном направлении. А над лесом свирепствовала вьюга, заметая оставшиеся на поляне тела и следы вначале тонким, но все увеличивающимся слоем снега.

* * *

Вот на что Рау уж никак не рассчитывал — так это на то, что в его бой с Псами вмешаются жители этого мира. И кто!!! Человеческая женщина! Однако надо отдать ей должное. При помощи неведомой магии ей удалось вначале ослепить сражающихся, а потом и вовсе оглушить последнего Пса. По всей видимости, она не рассчитывала на характерную для Псов устойчивость к магии и, будучи уверена в смертельности своего удара, неосторожно повернулась спиной к недобитому врагу. Впрочем, быстрое вмешательство Рау не позволило этой ошибке стать роковой. Однако добивание врага исчерпало последние силы молодого альфара, и он потерял сознание.

Пришел в себя он только спустя несколько минут от боли в потревоженных ранах. Девушка — а разглядев ее поближе, он уже не сомневался, что это представительница расы людей, и к тому же весьма молодая, — успела уже перебинтовать кровоточащие раны, причем его же собственной рубахой, и сейчас пыталась тянуть за собой, что-то бормоча.

— Кто ты? Почему ты помогла мне, человек? — обратился к ней Рау.

Увы. Ответ, как и ожидалось, был совершенно непонятен. Впрочем, судя по интонации, приглушенному голосу и тому, как усиленно она пыталась указать ему на необходимость немедленно куда-то идти, оставаться на этой поляне было небезопасно.

Сообразив это, Рау попытался объяснить, что не может оставить свой меч. Вьюжный был слишком ценным оружием, издавна принадлежащим императорской семье, и он просто не мог бросить его на безвестной поляне. Девушка, на удивление, сразу поняла его проблему, но, вместо того чтобы подвести его к мечу, просто взяла магическое оружие, как какую-нибудь простую железяку, и подала его альфару. На какой-то миг Рау опешил. Ей что, не преподавали самых элементарных правил обращения с магическими артефактами?

В его родном мире любой ребенок знал одно непреложное и крайне важное правило: нельзя брать мечи магов! Но больше всего альфара поразило поведение своего оружия. Вместо того чтобы немедленно заморозить посмевшего прикоснуться к нему чужака, Вьюжный спокойно позволял этой девушке держать себя в руках!

Нет, альфар, разумеется, знал, что его меч способен отличить врага от друга и не стал бы убивать человека, прикоснувшегося к нему с желанием оказать помощь хозяину меча. Но хоть как-то проявить свое недовольство клинок был просто обязан! И то, что этого не произошло… Это могло означать только одно. Выкованный с призывом истинной Тьмы и Великого Холода магический меч не причинил бы никакого вреда лишь своему хозяину… или тому, перед кем у хозяина имелся кровный долг,[Кровный долг — чрезвычайно сложное и емкое понятие Темных народов. Тьма в мире, из которого пришел Рау, не терпит неблагодарности. Поэтому тот, кто спас жизнь одного из темных (дроу, альфаров, орков), вправе рассчитывать на благодарность. Однако на деле изначальная Тьма крайне редко свидетельствует подобное. Возможно, это происходит потому, что одним из условий возникновения кровного долга, засвидетельствованного Тьмой, является, во-первых, полная бескорыстность спасителя, то есть, спасая темного, нельзя думать о возможности благодарности, а во-вторых, то, что спаситель не должен быть одной расы со спасаемым, что в условиях весьма напряженных межрасовых отношений становится и вовсе маловероятным. Кроме того, имеется целая куча и иных чрезвычайно сложных условий. В общем и целом, возникновение подтвержденного Тьмой кровного долга — явление крайне редкое, почти легендарное.] замеченный истинной Тьмой. Великий долг спасенной жизни!!!

Убрав меч, а точнее, позволив ему исчезнуть, Рау вновь взглянул на свою спасительницу. Человек. Доблестному полководцу снежных эльфов и в голову не могло прийти, что когда-либо он станет кровным должником — должником человека! Впрочем… Несмотря на всю редкость и легендарность произошедшего, сейчас у Рау имелись и иные проблемы. Первой из которых была острая необходимость добраться до какого-нибудь безопасного убежища, где он мог бы подлечить свои раны. Однако кое-что сделать он был просто обязан!

— Рау, — приложив руку к своей груди, представился он кратким именем.

Похоже, его спасительница была весьма недовольна вызванной требованиями этикета задержкой, однако повторила его жест, произнеся нечто похожее на «Ольха». Судя по краткости, это, очевидно, тоже было малым именем.

— Я — твой должник, Ольха, — максимально тихо, чтобы не потревожить неведомую опасность, которая, судя по нервозному поведению девушки, была недалека, произнес Рау, после чего осторожно, стараясь лишний раз не тревожить свежих ран, пошел в указанном ею направлении.

* * *

Впустив гостя в свою квартиру, закрыв за ним дверь и положив изрядно оттянувшую ей руки кольчугу эльфа на обувную тумбочку (снятый с пришельца доспех она не решилась оставить на поляне и, несмотря на тяжесть, добросовестно тащила до дому), Ольга вздохнула с искренним облегчением. Как же это все, оказывается, трудно — провести раненого эльфа-мага по городу так, чтобы не привлечь излишнего и совершенно ненужного внимания.