logo Книжные новинки и не только

«Главный противник» Алексей Колентьев читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Алексей Колентьев Главный противник читать онлайн - страница 10

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Но говорил я в пустоту, Ларионов потерял сознание, лицо его побелело, и голова свесилась набок. Приспустив ремень автомата так, чтобы оружие было на уровне пояса, я повесил его себе на шею, автомат адъютанта повесил на плечо. Потормошив Костю и поняв, что тот прочно отключился, я взвалил его на загривок и кряхтя поднял. По весу стало понятно — парень выживет, мертвецы столько не весят. Непонятно, кто были эти бойцы с офицером. Ларионова следовало отнести в машину и связаться со штабом в Хабаровске, я уже предвидел толпы чинуш из Генштаба, комиссии и прочие последствия непонятного инцидента, самым меньшим из которых будет возмещение ущерба, нанесённого части. Сделать мне удалось только пару шагов — прыткий перевязанный офицер уже был рядом, как и трое запыхавшихся бойцов, чьи лица наполовину скрывали ниспадающие на глаза шлемы, а вся амуниция сидела как-то криво. Остановившись в трёх шагах от меня, офицер доложился:

— Товарищ командующий округом, разрешите обратиться! Майор Павлов, замначальника особого отдела гвардейского сто восемьдесят второго авиаполка. Силами сводной роты нападение вражеского десанта по всей территории отбито, остаточные очаги сопротивления в районе складов РАВ локализованы… Комполка полковник Шевардин убит, командование принял начштаба полка подполковник Ярцев…

Всё сказанное офицером показалось мне каким-то бредом. Возможно, парень повредился умом от контузии, смысл его короткого рапорта заставил всё внутри похолодеть, сердце комком подступило к горлу. Опустив раненого Костю на руки подоспевшим бойцам, я только и смог произнести:

— Какой ещё десант, майор? Вы что, учения затеяли?!

Все вокруг, даже солдаты замерли, один поправил шлем, съезжающий на глаза, и я увидел пару серых испуганных глаз, неестественно блестящих белками на чумазом молодом лице. Форма и оружие у всех бойцов носили следы многочасового боя: каждый был легко ранен, кто в руку, кто в ногу, у одного были туго перебинтованы шея и обе руки. Все они были щедро присыпаны кирпичной пылью, отчего казались ожившими каменными барельефами. Майор, чьё лицо всё в кроваво-чёрных бинтах было не разглядеть, тихо, но твёрдо ответил:

— Никак нет, товарищ генерал армии, нету учений… Война началась, уже двадцать часов, как десант выбросили. Танковый взвод и рота охраны… ещё комендантский взвод и офицеры штаба… Сначала порознь бились, потом очухались и вломили америкосам как положено. Есть пленные, они подтвердили, что являются военнослужащими какой-то Коалиции, двое американцы-десантники, один офицер связи из какой-то канадской особой роты егерей. Мои следователи сейчас с ними работают. Связи с Хабаровском нет, на уровень Генштаба или ОСК «Запад» по спецсвязи тоже выйти не удалось, пока мы отрезаны. Периодически удаётся связаться по радиоэфирным каналам с отдельными частями округа, все связаны боем, подвергаются интенсивным налётам вражеской авиации и ракетным обстрелам, скорее всего с кораблей… Пойдёмте на КП, у меня приказ доставить вас, как только отыщу, там всё узнаете подробней.

Я был в смятении: майор не походил на шутника, а пуля, которой был ранен Костя, точно самая настоящая. Ещё раз внимательно присмотревшись, я увидел, что Павлов обожжён, китель и брюки местами сильно истлели, из дыр проглядывают запылённые повязки. Ещё кисть левой руки майор неловко прятал, она вся почернела, ребро ладони обуглилось, белела кость. Молча кивнув ему, я пошёл следом, каждый шаг давался мне с невероятным трудом, в происходящее вокруг сознание отказывалось верить, однако лицом тогда и теперь я никогда старался не выказывать неуверенности, хотя только постоянными усилиями воли удаётся отгонять желание заглянуть за край открывшейся бездны…

…Тяжёлая бронеплита двери бесшумно ушла в стену, и в комнату вошёл осунувшийся за последние недели Костя. Адъютант мотался вместе с начальником штаба фронта полковником Пашутой по участкам формирования частей, но про внешний вид не забывал: всегда подтянут и гладко выбрит, вот только руки, обветренные, с парой сорванных ногтей, выдавали характер повседневных занятий. Обозначив стойку «смирно», как это умеют только опытные ординарцы, Ларионов доложил:

— Товарищ командующий, прибыли командир особого маньчжурского погранокруга полковник Басаргин, начштаба фронта генерал-майор Пашута и командующие спешным порядком формируемых армейских корпусов генерал-майор Греков и генерал-лейтенант Афанасьев. С ними прибыли командир первой воздушной армии генерал-майор Примак и двое штатских, вроде учёные…

Я, с трудом расцепив челюсти и, подавляя болевые импульсы, кивнул, давая знак впустить участников совещания. То, что мы собирались обсуждать, можно называть по-разному: жестом отчаяния, судорогами и агонией. Так сказал бы человек штатский, раздавленный тем тотальным ужасом, который гнал людей на пулемёты китайских пограничных кордонов. Но я и те офицеры, которые сейчас собирались в тесном бункере с низким потолком и сырыми стенами, назвали это контрнаступлением. Долгие годы учёбы и теоретических штабных игр наконец-то обрели практическое воплощение. Страшное, почти катастрофическое положение предстоит обернуть победой, об ином исходе ситуации я запрещал себе даже думать. Те же, кто сдался, скорее всего поголовно мертвы. Враг боится и презирает нас до такой степени, что не принял в расчёт возможность капитуляции. Американцы невольно оказали нам услугу своими действиями, лишив даже завзятых интеллигентов и пацифистов иллюзий на свой счёт. Одним из центральных вопросов была проблема беженцев, коих в приграничной зоне скопилось почти полторы сотни тысяч человек. Люди, а это большей частью жители области и небольшое количество выживших из Приморья, шли на любые уловки, чтобы пробраться в сопредельный Китай. Сначала соседи просто передавали беженцев нашим погранцам, но теперь ситуация обострилась: в приграничье появились вооружённые банды непонятных граждан, они нападали на пограничников, грабили и убивали беженцев. Сводная дивизия внутренних войск, сформированная две недели спустя, уже начала развёртывание в приграничной двухсоткилометровой зоне. На линии Благовещенск — Биробиджан — Хабаровск уже налаживалась режимная зона, выставлялись блокпосты, вдоль границы налажено совместное с нашими погранцами и китайцами патрулирование территории, но положение всё ещё сложное. Основной реальной силой была 38-я сретенская мотострелковая бригада. Гвардейцы, перебазированные под Тынду три месяца назад, взяли на себя обеспечение порядка в городе и окрестностях, как только дали дёру почти вся местная администрация в полном составе. Неприглядную роль повсеместно играла реорганизованная в начале года милиция. Сотрудники райотделов занимались открытым грабежом населения, убивали тех, кто пытался оказать сопротивление. Однако нельзя сказать, что вся милиция-полиция оказалась совершенно бесполезной: части отрядов особого назначения — бывшие ОМОН и СОБР — в подавляющей массе подчинились военным и оказали помощь в нейтрализации действий своих бывших коллег. Комбригом мотострелков и командиром сводного отряда милицейского спецназа была разработана очень действенная схема работы с подозреваемыми в условиях военного положения. Всех полицейских и сотрудников автоинспекции фотографировали, снимали отпечатки пальцев, поскольку документация и компьютерная база данных старого образца уже была недоступна. Их предупреждали, что в случае задержания за нарушение режима зоны ЧП они будут расстреляны на месте. Более того, ввиду крайней неблагонадёжности новое положение запрещало бывшим сотрудникам вступать в ряды ополчения, иметь огнестрельное оружие. Меры, не скрою, очень жёсткие, но до их принятия были повсеместные случаи появления организованных полицейскими вооружённых банд, грабивших беженцев, шедших к границе, совершавших налёты на продовольственные и вещевые склады. То же самое в полной мере коснулось и сотрудников частных охранных фирм с лицензией на огнестрел, однако, ввиду наличия в их рядах бывших кадровых военнослужащих, там были некоторые послабления, не затронувшие только бывших сотрудников МВД и системы исполнения наказаний. Отдельной головной болью стали исправительно-трудовые колонии, городские тюрьмы и изоляторы временного содержания. Полиция, а также сотрудники внутренней охраны изоляторов временного содержания и внутренних тюрем, повсеместно бросали свои служебные обязанности, вскрывали оружейные комнаты и шли грабить банки, продовольственные магазины и автосалоны. Некоторые шли грабить военные части, но за редким исключением такие попытки жёстко пресекались. Часто между такими бандами возникали конфликты, следствием которых были ожесточённые перестрелки. В Биробиджане и Благовещенске так выгорело до сорока процентов городских построек: возникающие пожары некому было тушить, пожарные расчёты, прибывающие на вызов, и врачи службы «скорой помощи» гибли от пуль конкурирующих банд. Мотострелкам и бойцам спецназа удалось переломить ситуацию в Тынде и близлежащих населённых пунктах только спустя две недели после начала войны. В Биробиджане и других крупных городах это удалось сделать чуть быстрее — помогла близость действующих военных частей и оперативно развёрнутые комендатуры. Уголовный элемент, вопреки ожиданиям, больших неприятностей не доставил, так как основные колонии и поселения находились на северо-востоке — в Якутии и Байкальском регионе. Там эту проблему решили довольно радикально: после того как сотрудники охраны лагерей стали разбегаться, на отлов вырвавшихся на волю преступников бросили специально обученные части внутренних войск и вертолёты с навесным вооружением. Согласно закону о ЧП, беглых расстреливали на месте. Ну, а тех, кто не сбежал и сдался военным патрулям, отрядили на восстановительные работы в городах, так что нехватки в рабочих руках не было. Кроме того, преступники носили старую лагерную форму, под страхом немедленного расстрела им запрещалось переодеваться в гражданскую одежду. Для тех, кто не желал подчиняться, грань между жизнью и смертью предельно истончилась. А получившее известность изобретение тындинских коллег помогло повсеместно: бандиты и мародёры постепенно вытеснялись из наспунктов, где, совместно с полевыми частями их, как правило, уничтожали с воздуха, либо накрывали артогнём. Огромную помощь оказывают отряды народного ополчения, костяк которых составляют не способные к воинской службе мужчины, женщины и даже подростки. К моему удивлению, там же оказывались те из бывших полицейских, которые хоть и подпадали под положение ЧП, однако были честными, порядочными людьми. Впрочем, таких были единицы. Переименование не пошло на пользу: криминальные замашки активно культивировались ещё в учебных заведениях, и из стен академий выходили часто не только сотрудники правоохраны, но иногда и профессионально подкованные уголовники.

Плохо то, что в формируемых частях дивизии менее трети личного состава оказалось из контрактников — людей с опытом. Пока их было всего около восьми тысяч человек, штатное недоукомплектование — почти четырнадцать тысяч по нашим потребностям. Однако сейчас это общая проблема: все части понесли серьёзные потери, плюс две трети в них — только что прошедшие «учебку» новобранцы и те, кто прошёл проверку особого отдела и вышел из окружения без ранений, мешающих возвращению в строй. Общая численность войск, собранных из остатков разрозненных частей округа, доходит до сорока девяти тысяч человек, и это без учёта формируемых частей ударных корпусов, на которые ляжет основная задача по прорыву американской блокады на северо-западном направлении. Если удастся освободить Ванино, а с ним часть северо-восточного побережья Охотского моря, то вторым ударом следует выйти на южное направление и обеспечить флоту отставленные ранее базы, с выходом в Татарский пролив. Сахалин пока держится, но, согласно данным со спутника и отрывочным сведениям авиаразведки, через трое суток в Окинаву прибудет транспортный конвой с новыми боеприпасами, и американцы не станут больше медлить. Если так, то сахалинский плацдарм мы точно потеряем, и нужно спешить.

Дверь снова открылась, и в комнату парами и по одному стали входить люди, комната заполнилась новыми запахами и приглушёнными разговорами. Все вновь прибывшие имели усталый вид, Басаргин так вообще был чёрен лицом от усталости, его зелёные, кошачьи глаза словно два негасимых светильника поблёскивали в рассеянном свете ламп. Все расселись за столом, я обратил внимание на двух относительно молодых людей, лишённых армейской выправки, оба были одеты как городские жители, выехавшие на природу: короткие тёплые куртки сине-красной расцветки, тёплые штаны с большими накладными карманами, матерчатые кепки-бейсболки с непонятными логотипами. Тому, что помоложе, можно было дать не более сорока лет: короткая стрижка, каштановые с проседью волосы, обветренное узкое лицо, умные карие глаза за стёклами бифокальных очков в тонкой стальной оправе. Второй вполне мог быть на десяток лет старше своего коллеги, имел совершенно невыразительное круглое лицо никакой растительности на голове. Казалось, что все волосы эмигрировали ему на подбородок и щёки: штатский носил окладистую роскошную курчавую с проседью бороду, доходившую ему до середины груди. Однако стоило взглянуть в его угольно-чёрные глаза и первое впечатление некой серости пропадало, таким умом и лукавством светились они. Костя сказал, что они пришли с Примаком. Пётр Николаевич или, как его прозвали за глаза подчинённые — Пётр Первый, слыл человеком дельным и вникавшим во все новации, касающиеся его рода войск. Помню, как он лично ругался с одним из младореформаторов, который подсунул тогдашнему президенту на подпись законопроект о ликвидации стратегической авиации и продажи всего парка Ту-160 на Ближний Восток. Видимо, этих Пётр Первый привёл не просто так, нужно будет его послушать, но сначала следует отпустить пограничника, уж слишком не нравится мне его состояние. К тому же сейчас мне очень нужны его ухорезы — пожалуй, лучшие разведчики, которых я смогу найти. Поздоровавшись, я кивнул Басаргину, чтобы тот начинал. Пограничник подошёл к развёрнутой на стенде электронной карте, несколько таких планшетов установили за месяц перед войной, штука оказалась крайне полезной. Специальной указкой полковник ткнул в заштрихованный синим хэнганский выступ на стыке 48-го и 49-го пограничных отрядов [Номера частей, застав, дислокация частей ПВ и подразделений ВС РФ изменены намеренно, я не считаю нужным и возможным приводить абсолютно точные цифры и имена.], изображение поплыло и укрупнилось:

— На данных участках налажено тесное взаимодействие с китайскими товарищами. Работают временные фильтрационные и контрольно-пропускные пункты. Активность вооружённых бандгрупп снизилась после размещения тут двух рот полка внутренних войск МВД. Территория охвачена сетью блокпостов и комендатур, налажено регулярное совместное патрулирование.

Голос пограничника звучит глухо, но вполне чётко. За скупыми фразами доклада я чувствую, какая работа проделана им менее чем за четырнадцать дней. Но всё же нужно уточнить кое-что:

— Андрей Емельяныч, как обстоит дело с китайскими колонистами?

— После того, как вы дали советнику Чжану свои личные гарантии стабильности, нарушения границы китайскими гражданами прекратились, — Басаргин позволил себе довольно усмехнуться уголками рта. — Налажено снабжение наших частей продовольствием, китайцы берут расписки, определяем цены в юанях, по вполне умеренному курсу, всё идёт как в мирное время. Начальник тыла, генерал-лейтенант Леонов говорит, что в принципе ситуация в прифронтовой зоне и большинстве наспунктов в тылу нормализовалась: после введения карточной системы и особого режима, показательных расстрелов спекулянтов и мародёров обстановка в Комсомольске-на-Амуре и уцелевших предместьях Хабаровска нормализовалась, в остальные поселения стали возвращаться беженцы. Сам Никита Олегович сейчас застрял в Комсомольске, туда стекаются беженцы из прибрежных областей, городская комендатура не справляется.

Генерал Леонов был до недавнего времени подполковником одной из ракетных частей. Находясь по делам в Благовещенске, оказался в центре возникшего бедлама, но не растерялся и, собрав вокруг себя сотрудников нескольких районных комиссариатов и приданных им солдат срочной службы, организовал охрану размещённых в городской черте складов госрезерва. Поначалу лично отпускал интендантам новых частей и гражданским продовольствие и медикаменты, которые по его приказу свозили на территорию складов со всех частных аптечных пунктов, чтобы пресечь спекуляцию. Я не задумываясь подписал приказ о присвоении ему генеральского чина, так как понял, что по суворовской традиции на полгода его честности должно с избытком хватить. Война стала другой, теперь нет времени на выстраивание многокилометровых линий обороны, всё решает серия быстрых ударов маневренных бронегрупп при поддержке авиации и артиллерии, и каждый такой удар должен быть смертельным, иначе противник тут же воспользуется твоей ошибкой и контратакует. Современный бой превратился в некое подобие боксёрского матча, где победит не столько самый выносливый, сколько тот, кто вовремя угадает момент для одного-единственного удара, способного отправить противника в нокаут. С китайцами мы быстро нашли точки соприкосновения: в сложившейся ситуации они, словно канатоходец на проволоке, могут идти только вперёд. Если они решатся перейти границу, то получат проблемы с нашей пусть и ослабленной, но всё же современной армией. А если пойдут против американцев — те без лишних сантиментов спустят с поводка своих японских коллег и слабых, но чрезвычайно обидчивых южно-корейских подшефных. И вот тогда и появился невозмутимый товарищ Чжан, с которым мы встретились неделю назад в пограничной Кяхте. Он прямо, на вполне сносном русском языке, озвучил условия пока что тайного соглашения, которое он от имени китайского правительства заключал со мной, как с единственным представителем власти в России. Отчасти китайский чиновник был прав: северо-западная группировка, состоящая из частей ОСК «Центр», «Запад» и её нынешний командир — генерал-полковник Самарин, признали меня верховным главнокомандующим, а гражданская власть фактически самоустранилась. Были попытки некоторых губернских владык начать переговоры, они присылали своих гонцов в Читу. Однако на такой шаг я пойти не мог, люди слишком озлоблены на тех, кто допустил врага в страну. Население пусть и с опаской, но доверяло нам, и с каждым днём доверие крепло, поскольку армия защищала людей, дала работу и еду. В города пришёл жёсткий, но совершенно чёткий порядок военного положения. В пропаганде не было необходимости, каждый второй на себе испытал ужасы войны и знал, что оккупанты несут только смерть. Как это ни парадоксально, но после более чем четверти века хаоса и неопределённости появился чёткий ориентир — все хотели выгнать незваных гостей, подавляющее большинство готово было рвать захватчиков зубами. Вновь позвать вороватых чинуш и поставить их над собой означало убить надежду на перемены, на саму возможность победы. Поэтому при сохранении внешней атрибутики решено было обходиться без гражданской власти, и пока схема сбоев не даёт. Китайский эмиссар всё это прекрасно знал, поэтому было заключено несколько тайных соглашений, по которым они поставляют российской армии обмундирование, некоторое количество технического оборудования, станки, также помогают нам с продовольствием и снабжают разведданными. Однако это всё, на что Китай сейчас мог пойти, избегая прямой конфронтации с силами Коалиции. В дальнейшем Чжан упомянул о более тесном сотрудничестве, при этом как бы невзначай коснувшись дужкой снятых очков в тонкой золочёной оправе контура Тайваня. И в тот самый миг я ещё больше уверился в существующей возможности переломить американский сценарий компании. Тогда же зародился план прорыва на Запад, к осуществлению которого мы сейчас и приступали.