Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Лёгкий ропот пронёсся по рядам собравшихся, но строй никто не нарушил, дисциплина уже пустила первые здоровые побеги, превращая компанию случайных людей в некое подобие настоящих солдат. Лера откашлялась и, глотнув воды из протянутой ей Черновым фляжки, заговорила снова:

— …Все забыли прошлые распри и стали под знамёна, которые имеют цвет крови. Теперь вы знаете, почему этот цвет олицетворяет победу — кровь проливают за право выбора, за возможность говорить на родном языке, трудиться и воспитывать своих детей. Красный — это цвет свободы. Предки заплатили за нее и счастливую жизнь своими жизнями и здоровьем. Они умерли надеясь что мы оценим их подвиг, их жертву… Но память поколений слаба, мы забыли о пролитой за нас крови, и вот сейчас враг об этом напомнил вновь. Но наши предки сквозь время протягивают нам руку помощи — вот знамя 133-й стрелковой дивизии [Одной из первых в борьбу с врагом вступила 133-я Сибирская стрелковая дивизия. Сформирована в Новосибирске в 1939 году. В июне 1941 г. передислоцирована на запад и с июля в составе 24-й армии Фронта резервных армий удерживала рубеж в районе г. Дорогобуж. В августе-сентябре участвовала в Ельнинской наступательной операции. Принимала участие в боевых действиях под Москвой и Калинином. 7 марта 1942 г. преобразована в 18-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Закончила боевой путь в Кенигсберге. За боевые заслуги дивизия удостоена наименования Инстербургской, награждена орденами Суворова II степени и Красного Знамени. Дивизией командовали: // Швецов Василий Иванович (15.09.1939–10.12.1941), комбриг, с 4.06.1940 генерал-майор. // Иовлев Сергей Иванович (11.12.1941 — 12.12.1941), полковник. // Захаров Федор Дмитриевич (c 13.12.1941), генерал-майор. // В первые четыре месяца войны в райкомы партии и военкоматы поступило более 9 тысяч заявлений от коммунистов, комсомольцев и беспартийных патриотов с просьбой направить их на фронт. Всего из Новосибирской области за июль — октябрь 1941 г. выбыло на фронт свыше 17 тыс. членов партии. К середине 1942 г. в действующей армии сражалось около 150 тыс. коммунистов Сибири, подавляющее большинство из них были добровольцами.]. Наши предки пришли из Сибири под Москву и пинками погнали врага назад, в его логово! И я верю… и вы должны верить, что под тем же знаменем мы сможем повторить это ещё раз. Сегодня знамя несут лучшие из нас, это право они заслужили, пролив кровь врага. Так пусть каждый подойдёт и причастится, ведь предки доказали своим примером, что главное наше оружие — это не только пушки и танки. Главное — это вера в то, ради чего мы рискуем жизнью — наша свобода. Достойным памяти победителей может быть только тот, кто находит в себе мужество самому стать им. Пусть бойцы, прошедшие курс подготовки, произнесут слова присяги. Мы докажем, что в России ещё достанет свободных людей!

Я вынул заранее заготовленный лист бумаги, на котором по памяти мы вместе с выздоравливающим Михасём и другими служившими в армии составили воинскую присягу. Получилось довольно близко к тексту, хотя слова «Российская Федерация» мы заменили на просто «Россия». Старого государства уже нет, однако Родина во все времена называлась одинаково. Голос у меня не особо громкий, однако слова присяги эхом отражаясь от сводов пещеры звучали отчётливо. Нестройным хором, но очень старательно новобранцы повторяли за мной:

— Я, гражданин России, Махов Андрей… Карпенко Николай… Ромашин Олег… — свои имена новобранцы произносили разборчиво, каждое из них впечатывалось в мою память навсегда, — поступая на службу в ряды российских Вооружённых сил приношу торжественную клятву верности…

Пускай слова мы произносили не совсем так, как положено, а сказанное Лерой чуть раньше кому-то покажется высокопарным и напыщенным, но что ещё нужно сказать людям, потерявшим почти всё и которых, может быть, завтра лишат ещё большего? Сказать: вперёд, нас ждут вооружённые до зубов янки, большинство из нас умрёт, но выжившие нажрутся до отвала трофейного шоколада и мясных консервов? Или так: вперёд, зароемся поглубже, а как только стемнеет, пойдём грабить трупы тех мудаков, кто всё-таки решился дать амерам прикурить? Нет, с такими установками в бой не идут. Как по мне, то лучше сказать молодым и тем что постарше, правду. Я скажу этим сильно напуганным и уставшим людям, что их жизнь — не разменная монета в какой-то большой игре. Что всё ими сделанное имеет смысл и по-настоящему высокую цель. Любой свободный человек имеет обострённое чувство собственного достоинства. Однако за прошедшие годы многие стали забывать об этом. Большинство «туристов» — люди, чьё детство и юность прошли во время «перестроечной» вакханалии, когда осмеянию подвергалось всё: дружба, любовь, бескорыстие и альтруизм. Потоки лжи, изливающиеся на россиян со всех сторон, почти стёрли из их памяти знание о том, кто они. И предки, выигравшие ту большую войну, кажутся им былинными героями, сокрушившими самую мощную армию мира с помощью непонятной магии. Ведь после стольких лет трудно поверить, что люд, верившие в такие «глупости», как всеобщее счастье и справедливость, вообще жили на свете. Хотя вот они, заводы, фабрики, промышленность, построенная не для вороватого олигарха, а для потомков, чтобы те жили лучше, дольше и счастливее. Поэтому всё пришедшее из той эпохи, тем более в тот момент, когда всё рухнуло, обретает свойства средневековых реликвий. Позже, если удастся одолеть амеров и тех, кто им помогает, выжившие поймут, в чём истинная сила боевого знамени или простой бескорыстной взаимопомощи. Но сейчас пусть лучше поверят в легенду, для начала и это неплохо. А злоба, отчаяниье и показной цинизм редко помогают выжить в бою и тем более победить. Всегда человеком движет что-то светлое, пусть и не каждый в этом потом признаётся даже самому себе.

После церемонии я ещё раз вглядывался в лица расходившихся по своим постам и палаткам людей. Угрюмых лиц не убавилось, однако во взглядах исчезла тоска обречённых, её место заняло исконное российское упрямство. Чернов рассказал нам с Лерой, что знамя он нашёл в разграбленном коттедже лет пять тому назад. Тогда обычный летний пал затронул посёлок элитных коттеджей. Щурясь и недобро ухмыляясь в бороду, старик рассказывал:

— Про энтот посёлок много всяких слухов ходило: то баб из города привезут целый табун и голыми скачут под музыку днями напролёт, то охоту затеют с вертолётов не в сезон. Нам туды соваться ни боже мой! Кодлу с автоматами, ну охрану то есть, привезуть и кусок гектаров в двадцать оцепят. А потом травят дичь неокрепшую, да бывало, тут же и бросают убоину, возиться не хотят. Был там один… Кореш губернаторский, говорят, пять автомобильных рынков в Новосибирске держал. Забил он кучу всякого зверья, а главное, молодняк валил почём зря: ну какое мясо с двухнедельного телёнка? Нет, валит супостат оленуху с приплодом, голову отпилит с копытами, а туши в ручей кинет! Но есть справедливость на белом свете: в ту пору пал не краем пошёл, а на усадьбы богатейские. Я тогда пожарным помогал, тропы короткие показывал, места, где вертолёт посадить можно. И вот дёргают по рации командира нашей «вертушки», мол, забери из посёлка людей, а то погорят все. Тот бы и рад, но подвоз воды на нас возложен, опять же своих надо высадить, а огонь-то рядом почти. Однако нас с пожарными высадил, да и полетел. Часа три прошло, огонь нас на сопку загнал, старшина расчёта матом в эфир кроет: забирайте нас, а то зажаримся. Короче, возвернулся наш летун, а потом всю дорогу оне с пожарником перебранивались. Мастера были оба ругаться — аж слезу вышибало. Так вот, из разговора ихнего я и узнал, что опасности-то никакой и не было, просто этот барыга губернатору позвонил, а тот на эмчеэсовское начальство нажал, вот вертолёт за ним и отправили. Как обычно, «олигарх» этот машинный пяток баб прихватил, да ещё двух приятелей. Перепились, само собой, дым не скоро заметили. Еле-еле их всех погрузили, а попутно в хоромах осмотрелись. Гад этот коллекционером оказался, оружие всякое старинное собирал, ордена разные и вот знамя это. Хвастался, что выкупил его в музее, а те в опись копию занесли. Не стерпел я тогда, обидно стало. Отец мой с братовьями фашиста гонял, а этот упырь будет под боевым знаменем шлюх пользовать. Сказался я больным и с аврала слинял. А сам вывел лошадку свою и в обход пала в усадьбу вернулся. Пал только через пять часов на участок этого барыги подошёл, можно было и на машине выехать, но струхнул, видать, «капитан бизнеса». Охрана вся тоже в город подалась, они даже дверь толком не заперли. Нашёл я знамя, гад этот над кроватью его повесил, вся спальня в шашках, оружие разное на полках и стенах висит. Но только я ничего трогать не стал: железо это мне без надобности. Знамя снял, да под рубахой и спрятал, чтобы огнём не попортило, ежели что. Когда из дома выходил, свернул пук сухостоя и, подпалив, на крышу закинул. Ветер так и так искры носит, вдруг да не загорятся хоромы воровские?

Рассказ деда я помню так же хорошо, как и день, в который его услышал. Шедший рядом бледный ещё Михась спросил тогда старого лесника:

— И зачем ты дом поджёг, старый? Знаю я этот посёлок, его часто «Рублёвка-мини» звали. Ну ладно, хозяева первостатейное ворьё, но там же по соседству персонал живёт, они-то не при делах!

Чернов упрямо мотнул головой, видно, о посторонних он тоже думал. Однако всё же в голосе его не было ни капли сомнения:

— Никого там не было, я участок проверил в оптику ещё издали. Сбежали все…

Старик, ускорив шаг, заторопился к выходу, таким образом прекращая неприятный для себя разговор. Однако уже на пороге второй пещеры, откуда вёл ход на поверхность, обернулся и добавил, глядя почему-то только на меня:

— Холуй, он не лучше своего хозяина, раз за «бабки» продался, то считай уже покойник. Без совести, да без души жить тошно. Но на мне невинной крови нету…

Глядя старику в глаза, я кивнул, но что-то заставило тогда сказать:

— Это всё до поры, старик… У Судьбы скверное чувство юмора.

У каждого из нас своя правда по жизни, мы до последней крайности отстаиваем её, даже когда подспудно понимаем, что в какой-то момент нас заносит. Вот и в тот раз мы разошлись, оставшись при своих…

…Опустив ветку, закрывшую щель между камнем и стеной лаза, я, пятясь, вышел в галерею, ведущую в небольшую засечную пещеру. Этот приём мне показал один старый приятель, долгое время служивший в Таджикистане. Там «духи» часто устраивают базы в горных пещерах, где их очень трудно достать. Обычно в сети пещер выбирается одна главная, где живут люди, и еще три поменьше под разного рода склады и хранилища. Входов в главный зал несколько, как правило три-четыре, и все проходят пещеры поменьше, где «духи» устраивают навалы из камней, держащиеся на каменных же или плетёных из камыша подпорках. Никакой взрывчатки, никакой электроники — максимум есть стальная проволока на «растяжках». Такую западню не учует собака, натренированная на мины, сапёру не обезвредить, поскольку он слишком поздно понимает, что к чему. Если кто-то и обнаруживает отряд, то всегда есть шанс уйти, похоронив преследователей под завалами. Похожие ловушки мы наладили и тут, тем более, что шанс быть обнаруженными сохраняется постоянно. Работа занимала большую часть времени тех, кто по разным причинам оказывался не занят в караулах или на учениях. Даже малолетние ребятишки помогали нам с устройством прачечной: пуская кораблики, они обнаружили что подземная река выходит на поверхность достаточно далеко от стоянки, и мыльная пена рассеивается настолько, что вряд ли по подобного рода следам можно будет определить наше местоположение. Миновав последнюю проволочную растяжку, я поднялся по вырубленным в скале ступенькам на естественную галерею, ведущую во второй из основных залов. Попутно я не забыл мигнуть фонариком влево, где под грудой валунов размещался пулемётный расчёт. Секрет необходим на тот случай, если враг каким-то образом минует каменную ловушку или кто-то сумеет выбраться из-под обвала. Глянув на подсвеченный дисплей наручных часов и поприветствовав дозорных, я пошёл дальше. Пройдя ещё метров двадцать по расширившейся галерее и уже привычно ведя рукой по стене, чтобы не пропустить поворот, я оказался в общем зале. Тут размещались спальные места, госпиталь и небольшой тренажёрный зал с огороженной мешками с песком площадкой борцовского ринга, где проводились занятия по рукопашному бою, а по воскресеньям устраивались бои между подразделениями. Призы мы делали сами, чаще всего это была вяленая рыба и редкое нынче баночное пиво. Вообще, в качестве поощрения мы с Лерой старались выставлять нечто редкое, чтобы у людей был достаточный стимул к победе. Штанги, гантели и гири заменили камни, коих вокруг было в изобилии. Немного постояв возле ринга, где сейчас пыхтел Веня и один из его сменщиков, свободный от дежурства у радиостанции, я направился в лазарет. Это были две палатки, одна из которых выполняла роль больничной палаты и процедурной, а во второй, круглой, но достаточно высокой и вместительной, четырёхместной, теперь были операционная и реанимация. Тихо урчал электродвигатель, от которого тянулись провода к обеим палаткам, пожалуй, это было единственное место, где практически всегда горел свет. Лесник помог распотрошить освещение на брошенной теперь пушной ферме, где нашлись несколько метров электропровода, лампы накаливания и небольшой электрогенератор, который мы запитали от оригинальной конструкции, придуманной Вениамином и его приятелем Марком Красовским. Веня заметил, что в верхних узких галереях постоянно сильный сквозняк. Ветер дул независимо от погоды снаружи, причём тяга оказалась довольно приличной. Из обломков и всякого алюминиевого хлама парни собрали нечто вроде воздушной турбины, лепестки которой вращались с большой скоростью. Закреплённые в четырёх узких сквозных коридорах, эти турбины давали достаточно тяги, чтобы постоянно горело шесть шестидесятиватных лампочек и станция по зарядке аккумуляторных батарей. Теперь у нас всегда была связь, а Лера как врач имела пусть тусклый, но надёжный и безопасный источник света. Однако стерилизовать инструменты всё ещё приходилось на костре, вода из горячего источника Лерой как полностью безопасная не принималась. Пройдя мимо маленького складного стульчика, на котором дремала Таня — одна из помощниц нашего командира, я пробрался в дальний угол палатки для обычных больных. Там на раскладушке, уткнув слабый лучик карманного фонаря в какую-то тонкую брошюру, лежал Михась. Напарник осунулся, похудел. Лицо его, раньше всегда светившееся румянцем, теперь было бледным, щёки ввалились, а глаза лихорадочно блестели. Увидев меня, он улыбнулся, отчего стал похож на узника концлагеря в последней стадии измождения. Скользнув взглядом по обложке, я заметил, что это наставление по применению противотранспортных мин. Несколько штук мы перенесли сюда во время тренировочной вылазки с новичками, это были вполне надёжные, но уже устаревшие «вербы» [«Верба» — противотранспортная мина МЗУ-2 (масса — 700 г, корпус — металлический, заряд ВВ — тетрил 150 г). Размеры — 193 ? 116 ? 32 мм; Время взведения в боевое положение без замедления — 60–70 сек. Время замедления взрывателя-ВЗД-144 от 0,5 до 144 ч.) относится к разряду универсальных, т. к. помимо своего прямого назначения, может быть использована как в качестве объектной мины, мины-ловушки, детонатора, или устройства неизвлекаемости для других мин, например, противотанковых. Из-за своих небольших размеров и высокой надёжности в применении, транспортировке и хранении «Вербы» часто используются диверсантами в качестве основного средства минирования или инициирования основного заряда ВУ. Единственным недостатком можно считать стальной корпус, однако он же является гарантией длительной работоспособности устройства.]. Михась восполнял пробелы в образовании, хотя раньше я часто находил его просто глядевшим в потолок, либо спящим. Раненые всегда ведут себя примерно одинаково: сначала радуются, что остались живы, потом переживают, что не сразу могут вернуться к нормальной жизни, а на последней стадии ищут компромиссы со своими болячками. Мишка уже смирился с мыслью, что он еще нескоро будет скакать по лесам и играть с амерами в пятнашки. Теперь он вместе с Нинель натаскивал молодняк в перерывах между перевязками. В нем проснулся талант наставника, что в сложившемся положении было лучше для всех нас. Я взял стульчик от соседней койки, где в бреду метался парень, один из тех, кто недавно спасся во время рывка к пещерам, и присел возле кровати приятеля.

— А-а!.. Вернулись без потерь, я слышал уже.

Михась захлопнул брошюру, положив фонарик так, чтобы было немного светлее. В палатке царил полумрак, электричество горело только в процедурном отсеке. На одном из нескольких уцелевших ноутбуков проснувшаяся Таня заполняла медкарты больных.

— Три раза стукни по дереву, брат, вроде не наследили. Вот принёс тебе презент из леса.

Я вынул из похудевшего за время рейда «сидора» котелок и пересыпал в пластмассовую чашку, стоявшую на плоском камне у изголовья, несколько горстей брусники. Крупные тёмно-бордовые ягоды удалось собрать в распадке за два десятка километров от подошвы горы. Выход получился тем более удачным, что удалось засечь время доставки на небольшой блокпост наёмников запасы пресной воды и ещё каких-то хозяйственных грузов. Мишка поднёс тарелку к носу, шумно втянул ноздрями запах ягод и блаженно прищурился.

— Ух, хороша!..

Взяв несколько ягод, он снова поставил тарелку на камень и, жмурясь от удовольствия, закинул их на язык. Осенняя ягода, схваченная заморозками, очень сладкая, до войны я часто делал довольно забористую наливку как раз из таких поздних ягод. Нужно только не выкидывать мелкие листья и веточки, тогда настой получается особенно приятным на вкус и после такой наливки не бывает похмелья.

— Завтра начнём готовить акцию. Амеры на блокпосту получили запасы на месяц, может, найдём обмундирование зимнее. Самая пора пришла их пощупать за вымя. Как там новобранцы, хочу взять двоих на обкатку. Кого посоветуешь?

Мишка мгновенно стал серьёзным, рука его потянулась к изголовью, где лежала довольно толстая тетрадь с пожелтевшими страницами. Чернов указал нам несколько заброшенных участков, где, к нашему удивлению, нашлось довольно большое количество конторских книг. Многие отсырели и сгнили, но некоторое количество писчей бумаги удалось высушить и приспособить для разных нужд. Шелестя страницами, с зажатым в зубах фонариком, приятель уточнил:

— Тебе кто нужен?

— На этот раз подрывник и стрелок. Нужно как можно быстрее навести шухер, а потом всё заминировать. Пусть разбираются, что сгорело, а что нужно унести как можно дальше. К тому же, людям не хватает реального боевого опыта. Учиться надо, пусть даже и по ходу дела.

Михась назвал имена двух ребят, которых я знал не слишком хорошо, однако приятель за них поручился, охарактеризовав обоих как подающих определённые надежды. Уточнив насчет кандидатов ещё несколько незначительных мелочей, я уже собрался уходить, но Мишка удержал меня, тронув за рукав куртки.

— Антон, погоди. Я… Короче, наболело за время, пока валялся. Ты меня за тот наш разговор на старой базе прости. Растерялся, да и страх постоянно давил. Жить очень хотелось, а кругом пиковая масть выпадала.