logo Книжные новинки и не только

«Главный противник» Алексей Колентьев читать онлайн - страница 17

Knizhnik.org Алексей Колентьев Главный противник читать онлайн - страница 17

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Здесь Леший, принял. Два, три, ноль.

На снятие десятка обычных противопехоток уходит от двух до пяти часов, Алекс сказал, что управится за два с половиной. В сумерках я увидел, как он уже поднял вверх кругляш обезвреженной пластиковой ПМНки [В данном случае имеется ввиду противопехотная мина нажимного действия ПМН-2.Мина противопехотная, фугасная нажимного действия. Предназначена в первую очередь для выведения из строя личного состава противника, а также как мина-ловушка или детонатор. // Поражение человеку наносится за счет разрушения нижней части ноги (стопы) при взрыве заряда мины в момент наступания ногой на нажимную крышку. Обычно при подрыве отрывается полностью стопа, которой солдат противника наступил на мину, и, в зависимости от расстояния от второй ноги до места взрыва, она также может быть задета, или напротив не получить повреждения вовсе. // Кроме того, ударная волна достаточно большого заряда ВВ лишает человека сознания, высокая температура взрывных газов иногда может причинить значительные ожоги нижним конечностям. Смерть также может наступить от болевого шока, потери крови при несвоевременном оказании первой помощи. // ТТХ. Масса — 0,4 кг. Корпус— пластмасса. Масса ВВ (ТГ-40) — 0,1 кг. Диаметр — 20 мм. Высота — 54 мм. Тип взрывателя — механический встроенный с механизмом дальнего взведения. Тип механизма дальнего взведения — пневматический. Время взведения — 30–300 сек. Усилие срабатывания — 5–25 кгс. Температурный диапазон применения — от –40 до +50 °C.]. Мины эти лёгкие, нажимного действия, часто их подкладывают под днище более тяжёлого «гостинца», чтобы сделать сапёру гадость, но, бывает, и раскидывают без довеска. Убить такая пакостница не убьёт, но покалечит капитально. Раз Алекс её снял, значит эта конкретная «плюха» имеет механический взрыватель, мины с электроникой нам предстоит обходить дальней стёжкой. Механические тоже не фонтан, однако даже с поставленной на неизвлечение можно найти общий язык. Её достаточно нащупать и правильно окопать, чтобы снять бесшумно. Мне приходилось сталкиваться с такими закладками, но снимать тихо случалось только пару раз. Если такая хитрая заморочка попалась, лучше ее обойти или на крайний случай сдёрнуть с помощью верёвки с крюком. Подождав, когда сапёр углубился на десяток метров, я дал отмашку, и группа осторожно двинулась следом за Алексом. Ветер тем временем крепчал, в верхушках деревьев поднялся низкий свист переходящий в завывание. Время от времени тучи закрывали тянувшееся на закат солнце, и тогда колонна замирала, поскольку идти в сумерках для плохо подготовленного человека тяжко, а по минному полю тем более. Я присел и осторожно поворошил палую листву под ногами, забрав в горсть немного бурой, с примесью песка земли. Почва пахла сыростью и немного озоном, дух шёл ровный и прохладный. Растерев комки между пальцами, я аккуратно стряхнул грязь подальше в кусты, чтобы не бросалась в глаза. Самое позднее через сутки пойдёт снег, причём, скорее всего, ветер переменится и задувать будет с севера. Долго такая погода не продержится, однако внутренне я порадовался верно выбранному времени для реализации наших планов относительно блокпоста. Ко мне придвинулся новичок и знаками указал туда, где на склоне невысокого холмика копошился Алекс. Что-то у него пошло не так, как, впрочем, это всегда и бывает. Отмахнув парню сектора, в которые ему смотреть, я в полуприсяде пошёл вперёд и довольно быстро оказался в голове колонны. Алекс сидел на корточках, глаза его под маской были совершенно белыми от ужаса. На вытянутых руках, в стиснутых ладонях сапёр держал побелевшими пальцами свинченный на треть взрыватель «ананаса» [Имеется в виду противопехотная мина с натяжным датчиком цели ПОМЗ-2М. Так же, как и ПМН-2, предназначена для выведения из строя личного состава противника, однако поражение человеку (или нескольким одновременно) наносится прежде всего осколками корпуса мины при ее подрыве в тот момент, когда солдат противника, зацепившись ногой за проволочную растяжку, невольно выдернет боевую чеку взрывателя. «Ананасы» часто используют не только как открытые «растяжки», нередко их прикапывают с тем, чтобы осколки пошли строго вертикально, так как пехота использует индивидуальные средства защиты и воздействие осколков при обычном способе минирования существенно снижается. // ТТХ. Корпус — чугун. Масса корпуса (без ВВ) — 1,5 кг. Масса взрывчатого вещества (тротил) — 75 г. Диаметр — 6 см. Высота корпуса — 13 см. Длина датчика цели (в одну сторону) — 4 м. Чувствительность — 1–17 кг. Радиус сплошного поражения — 4 м. Температурный диапазон применения — от –60 до +60 °C.]. Мина эта очень надёжная и применяется аж с конца тридцатых годов, один из немногих её недостатков — массивная чугунная «рубашка» с шипастой насечкой и быстро ржавеющий спуск пружины детонатора. Механизм там простой, как у обычной ручной гранаты, однако если пружина даст слабину или заржавеет, то взрыв случится самопроизвольно либо мина вообще промолчит. Найти «ананас» просто, корпус на миноискатель у неё очень отзывчивый, но вот извлечь правильно выходит далеко не всегда. Скорее всего, рука сапёра дёрнулась, и пружина лопнула, однако накола капсюля не произошло — боёк застрял. Дёрнуть сейчас детонатор или раскачать означает получить в лицо граммов триста тяжёлых осколков. Я быстро огляделся и, пошарив вокруг, аккуратно сломил веточку с куста, попутно вынув нож.

— Алекс, сиди как сидишь… — Я говорил шёпотом, хотя из-за воя ветра нас вряд ли кто услышит. — Пружина сорвалась?

Парень услышал и только утвердительно кивнул. Остругав несколько кусков ветки до толщины зубочистки и расщепив их, я подступил к сапёру, вырезав квадратный кусок дерна, начал рыхлить почву, пока не выкопал небольшую лунку глубиной сантиметров тридцать. Всё это время ошкуренные плашки гонял из одного угла рта в другой, пока они не стали скользкими. Фокус состоял в том, чтобы на пару мгновений заклинить пружину и вывинтить взрыватель. Отложив автомат в сторону, я лёг рядом с сапёром и внимательно присмотрелся: корпус мины основательно тронут ржавчиной, взрыватель вывинчен из стакана на треть, а пружина бойка лопнула, но каким-то чудом застопорилась, не дав ему наколоть капсюль. Вынув изо рта плашки, я осторожно просунул их одну за другой в узкую щель механизма взрывателя. Скользкие веточки с трудом проходили и в какой-то момент пружина дрогнула, издав оглушительный, как мне показалось, щелчок. Алекс вздрогнул всем телом, кончик плашки в моих пальцах прогнулся, но выдержал, взрыва не произошло. Теперь следовало действовать быстро. Нежно и вместе с тем крепко обхватив взрыватель пальцами правой руки, я в одно движение крутанул кистью, потянув его вверх. Что-то снова хрустнуло, послышалось шипение, но я уже откатывался к вырытой лунке с зажатым в руке взрывателем и кинул его на дно, прихлопнув дерном. Приглушённо пшикнул запал, прогорел заряд детонатора, и из-под моих рук вырвалось несколько струек белёсого дыма. Рядом рухнул ничком Алекс, так и не выпустивший из рук чугунную болванку корпуса неопасной теперь мины. Я поднялся на колени и, легонько похлопав парня по плечу, показал ему глазами, мол, двигай вперёд, а потом выразительно ткнул пальцем в своё левое запястье, где под клапаном рукава скрывались часы. Алекс мелко затряс головой и, положив тронутую ржавчиной шипастую чушку мины в сумку на поясе, спустился с пригорка, дав сигнал следовать за ним.

До кустарника, которым внезапно оканчивался лес, мы дошли через час с небольшим после инцидента с вредным «гостинцем». Тайга была вырублена широким полукругом, за которым открывалось пространство, тоже поросшее кустарником и сорной травой. Кустарник никто выкорчевать не потрудился, что правильно: мины в такой мешанине из колючих ветвей и жухлой листвы обнаружить очень сложно. Дав бойцам возможность перевести дух, я пошёл вперёд, чтобы доразведать обстановку. Вынув из чехла счастливый трофейный монокуляр и взобравшись на небольшой холмик, осмотрелся. Чехол я самолично сшил из куска непромокаемой палаточной ткани с простеганным куском мягкого войлока. Со временем я притерпелся к импортной гляделке, так и не подобрав себе бинокля по душе. Отчего-то возникла уверенность, что если если осмотреть поле боя из трофейного прицела, то всё пройдёт гладко. В сгустившихся сумерках блокпост казался островком цивилизации: кое-где в блиндажах горел свет, время от времени вырываясь наружу и короткими всполохами освещая полумрак. От жилья тянуло дизельной гарью, отходами и кухонными ароматами вперемешку с вонью пищевых отходов. Стена, напротив которой мы теперь оказались, почти не охранялась, только часовой на единственной дозорной вышке, стоящей от стены на расстоянии пятнадцати метров, время от времени поворачивался, чтобы оглядеть поле перед оградой. Я тронул тангенту рации, дал один длинный тон в эфир, потом произнёс шёпотом:

— Коса, здесь Леший. Один, один, ноль. Приём… Ирина отозвалась почти сразу: связь вблизи блокпоста дело рискованное. Однако вероятность частого сканирования, да ещё во время ужина, почти равна нулю.

— Здесь Коса. Принято, отбой.

Теперь девушка знала, что мы добрались без потерь, и в силу вступает чётко разработанный план операции. В течение следующих двадцати минут бойцы разойдутся по заранее присмотренным позициям. Сергей со своим пулемётом отправится на левый фланг, чтобы взять под прицел участки открытых траншей, ведущих к ДЗОТам и стрелковым ячейкам на севере и северо-западе периметра. Олег и Николай с гранатомётами, снабжёнными усиленными выстрелами, пойдут на правый фланг. Их задача проста — сдвоенным выстрелом проделать в стене достаточную брешь и детонировать участок минзага под стеной, чтобы мы с Алексом смогли пройти внутрь периметра. Ирина работает по своему усмотрению, с её «соло» и начнётся наше выступление. Ветер взвыл на высокой ноте, и в тот же миг пошёл дождь, скрывший тонкой дымкой все строения в периметре «блока». Ещё раз тронув тангенту радиостанции, я выжал переключатель, отчего на рабочей волне прошёл длинный непрерывный тоновый сигнал. Пора было выдвигаться.

Алекс откатился на десять метров влево, остальные тоже задвигались, но я не отрывался больше от монокуляра, пристально наблюдая за перемещениями наёмников внутри периметра блокпоста. Как только пошёл дождь, все они разбежались по блиндажам. Я особо отметил землянку чуть ниже остальных: там, скорее всего, узел связи и управления, люди туда не заходили чаще трёх раз в сутки за всё время, что мы вели наблюдение. Кроме того, от него шло сразу четыре хода сообщения, в то время как от казарм гарнизона тянулись только две глубоких траншеи. Да и низкая посадка говорила о том, что бункер укреплён сильнее, чем остальные помещения. Склады собраны из щитовых металлоконструкций, и там всё время торчит часовой. Оба вагончика забраны масксетью, для часового оборудован лёгкий навес. Я немного откатился на левый бок и отстегнул тесьму, освободив тем самым привязанный к спине одноразовый гранатомёт, последний из того запаса, который мы берегли как зеницу ока с самого начала войны. Гранатомёт «муха» имеет только одно достоинство — его не так неудобно таскать на хребте, в остальном это крайне своенравное оружие, требующее большого терпения и сноровки. Вынув предохранительную чеку и разложив тубус, я положил «граник» справа под руку. В узкий дверной проём блиндажа я, конечно, не попаду, сто двадцать метров для «мухи» — это уже предел мечтаний, однако лишить наёмников связи можно и без особого героизма. Блокпост этот временный, поэтому рацию сняли с одной из бронемашин, а антенну вывели наружу, явно не далее пяти метров от блиндажа. Достаточно, чтобы граната разорвалась у входа в землянку, давления взрывной волны хватит, чтобы на короткое время дезориентировать тех, кто будет внутри. Выстрел у «мухи» кумулятивный, поэтому много осколков не даст, но озадачить вполне способен, потому я и решился стрелять. Ирине задачу на поиск антенны не ставил, её позиция слишком уязвима для подавляющего огня. Южная возвышенность в шестистах метрах от стены находится в секторе обстрела пулемёта, стерегущего подходы к дороге. Амеры так и так через пару часов всё увидят, когда вертушки полетят через кряж обратно. Минут сорок на то, чтобы прихватить что-то полезное, у нас всё равно есть. Снова в наушнике послышались короткие тоновые щелчки, ребята вышли на исходные позиции вовремя. Отжав тангенту с короткими перерывами четыре раза подряд, я дал таким образом сигнал к атаке. Ветер бесновался в верхушках сосен, тучи, нагоняемые из-за гор, быстро двигались в нашу сторону, и в какой-то момент стало совсем темно. Я взял в руки тубус гранатомёта, до рези в глазах всматриваясь в неподвижную фигуру часового на наблюдательной вышке. Вдруг из туч раздался низкий громовой раскат, и в ту же секунду часового словно порывом ветра бросило на боковое ограждение, и он обмяк, свесив руки. Не мешкая, я поднялся на колено и вскинул гранатомёт на плечо, уверенно ловя в узкую прорезь прицела едва видную в густых сумерках дверь низкого блиндажа. Отдачей привычно дёрнуло назад и вправо, я отбросил тубус и, взявшись за автомат, откатился на три метра вправо.

— Умб-ах-х!

Взрыв прозвучал глухо, почти неслышно за раскатами грома, однако в следующий момент к музыке природы прибавилась рукотворная: мощный сдвоенный разрыв потряс почву подо мной. Уши заложило, поэтому я уже не расслышал, как почти одновременно сработали потревоженные мины перед стеной. Сверкнула вспышка, небо раскрылось от мощного электрического разряда, и я уже на бегу увидел дымящиеся кусты и большую, метра три в поперечнике, дыру в стене впереди. Алекс, обгоняя меня, уже стрелял в кого-то. Не обращая внимания на глухоту, я сдавил тангенту рации и проорал, перекрывая рёв огня и раскаты грома:

— Леший всем! Работаем по схеме «три», вперёд!

Судорожно сглотнув сухой комок, застрявший в горле, я услышал что отозвались все пятеро. Мы с Алексом миновали размётанные взрывами кусты и, подобравшись к стене, почти одновременно кинули вперёд две наступательные гранаты. Разрывов я не слышал, однако по ушам всё равно давануло, через ткань маски ощутимо щёлкнуло по лицу куском щебня. Алекс первым вскарабкался по разорванным мешкам наверх и сразу же прыгнул вперёд, дав две короткие очереди, поводя влево стволом автомата. В тот же миг в наушнике раздался его искажённый помехами голос:

— Волшебник, минус один!..

Не мешкая, я тоже взобрался следом, но, неудачно оступившись, покатился вперёд и вниз, вовремя сгруппировавшись почти у самой земли. Поднявшись, я увидел, как сапёр прыгнул в траншею, ведущую к одной из землянок. Я побежал в противоположную сторону, чтобы зайти по правой стороне ко второй из трёх землянок. Краем глаза увидел, что со стены уже спрыгнули Олег и Коля. Эти двое были из новичков, которых рекомендовал Михась. Увидев меня, они на короткий миг остановились, но тренировки даром не прошли — знакомый силуэт они опознали почти без заминки. Я знаками показал бойцам разделиться, Олег пошёл по брустверу левой траншеи, Коля спрыгнул в правую, а я пошёл в трёх метрах позади, страхуя его сверху.

— Леший, на двенадцать часов!..

Голос Ирины и выскочившего прямо под выстрел наёмника я воспринял одновременно. Амер выбежал из узкой щели хода сообщения, ведущего к ДЗОТу, который прикрывал дорогу. По всем правилам этого делать нельзя, поэтому уважения к наёмникам сильно убавилось.

— Та-та-тахх!..

Тёмная фигура дёрнулась, сквозь прорезь своего прицела я отчётливо увидел, как он вскинул руки и осел обратно в траншею. Не останавливаясь, иду вперёд по изгибающемуся ходу сообщения, силуэт напарника и пространство впереди уже не так хорошо видны. Холодный дождь сменила барабанная дробь мелких градин, крупинки льда лезут в глаза, заслоняя обзор. Отжав тангенту рации и не отрывая взгляда от спины Николая, я бросил в пространство:

— Принял, минус один.

Глухота то отступала, то вновь окутывала всё вокруг ватным одеялом, придавая окружающей обстановке немного нереальный облик. Слева послышались слабые звуки перестрелки, а потом глухо бахнул взрыв. Чуток погодя, когда мы с Николаем остановились в шести метрах от хода в блиндаж, снова ожила рация, хриплый голос Алекса слегка дрожал:

— Леший, здесь Волшебник! У меня чисто, минус четыре…

— Леший принял, Новик — стучи, пусть откроют!..

Коля поднял руку с тремя пальцами и в следующий миг, как на тренировке, с броском вперёд и влево закинул в проём двери блиндажа «эфку». Я присел, отклоняясь вправо, но не выпуская проём из вида. Также глухо рванул взрыв, белёсый кислый дым вырвался наружу, стелясь по дну траншеи. Коля ринулся вперёд, приседая и выставив автомат на уровне головы. Так сохраняется видимость ростовой фигуры, любой контуженый взрывом непременно начинает стрелять в верхнюю треть ростовой фигуры, даже тренированные бойцы с большим опытом нередко совершают эту же ошибку. Изнутри раздалась короткая очередь, и в проёме снова показался Николай.

— Новик минус три.

Дав отмашку продолжать движение, я пошёл вперёд и вправо, огибая землянку, а Коля, опять заняв место лидера пошёл по ходу сообщения, ведущему к пункту связи, от которого ещё поднималась еле видимая в непрекращающемся потоке дождя струйка дыма. Слева боковым зрением я увидел Олега, идущего почти вровень со мной. Если сохраним темп, то, как и запланировано, встретимся у ворот «блока» через пять минут. Мысленно я подсчитал актив: пятеро за Алексом, один мой, троих положил Николай, часовой на вышке, итого — девять рыл. Я переместился за штабель железного профиля, укрытый брезентом и масксетью, теперь между мной и воротами каких-то пятнадцать метров. Снова тронув тангенту рации и не опуская автомата, затребовал доклад:

— Леший всем — доклад по секторам!

Ледяная крупа стала немного реже сыпать, видимость немного улучшилась. Впереди и справа темнел прямоугольник одностворчатых ворот, из привратного ДЗОТа никто не показывался. Зашипела статика, первой отозвалась Ирина:

— Коса — чисто, веду наблюдение… Из «теремков» никто не выходил.

Я присел и, снова осторожно выглянув из-за угла, окинул взглядом пространство перед собой. Затаиться и выжидать не в привычках опытных вояк, какими были наёмники. Пока идёт стрельба, они уже попытались бы вырваться с территории блокпоста, на худой конец попробовали бы взять машину из-под навеса, так удачно скрытого трейлерами, выполнявшими роль складских помещений. Там сейчас Алекс с Олегом…

— Леший… — рация говорила голосом неуверенного Алекса, что уже странно. — Тут ситуация… Похоже, недостающие «грибники» тут.

По нервам, натянутым до предела, словно кто-то полоснул острой бритвой, я три раза отжал тангенту рации, делая большие перерывы между каждой строчкой. Это означало, что все остальные должны перейти на резервную частоту, голос сапёра мне не понравился. Как только все доложились, я снова запросил доклад, но никто не замечал ничего подозрительного. Мельком глянув на часы и отметив, что вертолёты будут тут уже через час и двадцать минут, запросил Ирину и Сергея, которые, сидя вне периметра, теперь вместе прикрывали штурмовую группу со склона невысокой сопки по правому флангу: