Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Майор, понимаю всю крайность вашего положения. Знаю, что и людей немного… чёрт, уверен, что их просто катастрофически не хватает. Однако речь пойдёт о задании, выполнить которое можете только вы. Пограничники во все времена первыми встречали врага, первыми пускали ему кровь, а ваши бойцы так и вообще идут в бой впереди самых первых. Поэтому мне важно было побеседовать с вами, рассказать, что поставлено на карту…

Понятно, нас посылают в такое пекло, откуда вернуться будет непросто. Однако чувство опасности критически притупилось, так бывает, когда постоянно таскаешься из огня да в полымя. Поэтому полученный приказ я воспринял совершенно спокойно, хотя отлично понимал, что это билет только в одну сторону. Широков говорил глухим хриплым голосом, его терзала сильнейшая боль, о чём свидетельствовали мелкие капельки пота над верхней губой, у висков и общая бледность лица. Я понял, смотря в его горящие мрачным огнём глаза, что этот человек с радостью пошёл бы в бой вместе со мной, он хочет и не страшится.

— …Майор, что вы знаете об «атомных» поездах?

— Это мобильные пусковые установки, курсировали по строго определённым железнодорожным магистралям с усиленной колеёй. После перестройки поезда стояли в точках постоянной дислокации, сняты с вооружения.

Генерал кивнул, потом, вынув из кармана небольшой пульт управления, направил его на матовую поверхность планшета, и на быстро осветившемся экране появилась масштабная карта местности. По обозначениям я понял, что это какой-то железнодорожный узел, а спустя ещё мгновение узнал окрестности уничтоженного американцами в самом начале войны сибирского города Кемерово. Командующий ещё раз что-то переключил на пульте, и изображение приблизилось ещё больше отобразив участок местности в двадцать квадратных километров. В самом центре появился железнодорожный терминал с ничем особо не примечательным названием «Постниково».

— Поезда всё ещё на ходу, майор, — командующий вытёр клетчатым платком пот с лица. — Однако нас сейчас интересуют не они, а подъездная инфраструктура, под них созданная. Постниковский транспортный узел — это не просто грузовой терминал, а объект двойного назначения. Американцы используют только уцелевшие развязки и склады, северо-восточная часть узла уничтожена во время очаговых боёв с остатками 539-го железнодорожного полка. Янкесы не смогли выдержать ближнего боя и просто разбомбили укрепившихся на территории терминала железнодорожников. Мы знаем это наверняка, контрразведчики снимали показания с вышедших из окружения, отсюда и подробности.

— Значит, речь пойдёт о сервисных тоннелях, я правильно увидел задачу, товарищ командующий?

— Верно мыслишь, разведка.

Впервые голос Широкова зазвучал чуть веселее, он даже попытался улыбнуться, но вышло не слишком похоже. Боль оказалась сильнее и генерал только и смог, что растянуть губы в подобие усмешки. Быстро взяв себя в руки, он продолжил тем же глухим напряжённым голосом:

— Но нас интересуют не только тоннели, но и очень важный груз, который прибудет на станцию через несколько дней. Это те самые страшные компоненты, которые янки зовут «Плащ Сатаны»…

Мне вспомнилась обугленная стеклянная корка и вплавленный в неё намертво фрагмент детского черепа с остатками чёрных длинных волос. Сапёр Костя Михайловский минуту катался по земле, мы втроём навалились на небольшого, но жилистого старлея. Амеры были в двух десятках метров, мы еле смогли его утихомирить. Тремя днями раньше он узнал от кого-то из выживших, что во Владивостоке заживо сгорели его молодая жена и две дочки-близняшки Тася и Маша. С тех пор Костя редко говорил подряд хотя бы три длинных слова, если это не было по делу, а в рейде сорвался. Скрепя сердце пришлось его отстранить, он не обиделся, а теперь ушёл к мотострелкам: наша работа нервов не терпит. Короче, что такое этот «плащ», я знаю очень хорошо. Задание с каждой секундой обретало некую особую привлекательность. Взорвать целый состав этой дряни и всех амеров в округе, это доброе дело. Генерал тем временем продолжал говорить, водя лазерной указкой по карте. Красная точка бежала вдоль сплошного ковра тайги уже южнее станции.

— Ваша задача будет заключаться в следующем, майор. Через десять часов после нашей беседы вы с группой тщательно отобранных специалистов прибудете на аэродром подскока в Рамне, это сорок километров на восток от аэродрома авиаполка. Там вас будет ждать особый транспорт, который доставит вас в квадрат 23’49, это южнее Постниково. Там есть доступ в сервисный тоннель, который ведёт от станции в затопленные сейчас коммуникации резервного пункта космической связи. Его не достроили и в 89-м взорвали, однако подходы сохранились, и из этого места к станции теоретически можно пройти под землёй. После того, как вы проникнете в периметр станции, ваша задача наблюдать за развязками, ведущими с северо-западного направления. Петербург американцам с ходу взять не удалось, боеприпасы перебрасывают в том числе и оттуда. Вагоны спецсостава будут иметь литерную сигнатуру VH90, окрашены вагоны в тёмно-серый цвет, литеры предположительно белые или тёмно-жёлтые. Американцы про двойное назначение станции могут догадываться. Несмотря на то, что про тоннель им скорее всего не известно, идите осторожно. В случайные стычки категорически не вступать, основная цель слишком важна. Дополнительно по возможности выясните подходы к авиабазе под Кемерово, но это только второстепенная цель, главное — это состав с боеприпасами. Вы получите доступ ко всем имеющимся в распоряжении ставки ресурсам, потребным для операции, любую консультацию по имеющимся у нас данным о «Плаще Сатаны». Этот состав непременно надо уничтожить, майор. Сигнал о выполнении задачи пошлите в эфир незамедлительно. До точки эвакуации необходимо будет добраться в течение трёх часов после сигнала об исполнении задания. Всё должно случиться не позже десятого октября, иначе… Слишком много зависит от того, взорвёте вы эти треклятые вагоны или нет. Не приказываю, понимаю, что задача трудная, однако никто, кроме ваших ребят, тут не управится. Сможете?

— Мы выполним приказ, товарищ командующий. Так или иначе, состав под разгрузку не встанет.

Когда диверсант получает приказ, он не сомневается, такова наша работа. Генерал только кивнул, лихорадочный блеск в его глазах только усилился, дав понять, что разговор окончен. Он с видимым усилием поднялся из-за стола, я встал следом. Командующий протянул мне руку, мы обменялись рукопожатием. Генеральская ладонь была крепкой и удивительно сухой и горячей. Напоследок он тихо проговорил, словно прошептал молитву:

— Сделай, майор… не могу ничего сказать более того, что ты уже знаешь. Но поверь, не только за себя прошу. Сделай, как солдат солдата прошу тебя…


…Холод сквозь плотную резиновую прокладку кислородной маски вообще не ощущался. Вокруг царили зелёные сумерки, какие бывают при включенном в пассивном режиме приборе ночного видения. Напротив меня в позе эмбриона сидит опутанный амортизационной сбруей капитан Попов, слева — все остальные, кого удалось собрать. Всего шестеро бойцов, как я и предсказывал ещё тогда, десять часов назад. Аэродром оказался заброшенным отрезком скоростной магистрали, начинавшейся посреди поредевшего от вырубки участка тайги, но главный сюрприз ожидал нас в начале этой импровизированной взлётной полосы. Ребята даже приостановились, настолько всех нас поразило увиденное. На взлёте, свистя двигателями, стоял «белый лебедь» [Стратегический ракетоносец-бомбардировщик Ту-160 «Белый лебедь» (по классификации НАТО — «Блэк Джек»). Ту-160 предназначен для поражения ядерным и обычным оружием наиболее важных объектов в удаленных географических районах и в глубоком тылу континентальных театров военных действий. // РАЗМЕРЫ. Размах крыла 55,7/35,6 м, длина самолета — 54,1 м, высота — 13,1 м, площадь крыла 360/400 м2. // ЧИСЛО МЕСТ. Экипаж 4 человека. // ДВИГАТЕЛИ. Под крылом в двух мотогондолах помещены четыре ТРДДФ НК-32 (4 ? 14.000/25.000 кгс). Система управления двигателями — электрическая, с гидромеханическим дублированием. Имеется убираемая штанга-топливоприемник системы дозаправки в полете (в качестве самолетов-заправщиков используются Ил-78 или Ил-78М). // МАССЫ И НАГРУЗКИ (кг): максимальная взлетная — 275 000, нормальная взлетная — 267 600, пустого самолета — 110 000, топлива — 148 000, нормальная боевая нагрузка — 9000 кг, максимальная боевая нагрузка — 40 000. // ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на большой высоте — 2000 км/ч, максимальная скорость у земли — 1030 км/ч, посадочная скорость (при посадочной массе 140 000–155 000 кг) — 260–300 км/ч, максимальная скороподъемность — 60–70 м/с, практический потолок — 16 000 м, практическая дальность полета с нормальной нагрузкой — 13 200 км, с максимальной нагрузкой — 10 500 км, длина разбега (при максимальной взлетной массе) — 2200 м, длина пробега (посадочная масса 140 000 кг) — 1800 м. // БОРТОВЫЕ СИСТЕМЫ И ОБОРУДОВАНИЕ. Система управления самолетом — аналоговая электродистанционная с четырехканальным резервированием. Реализован принцип «электронной устойчивости» с полетной центровкой, близкой к нейтральной. В ходе реализации многоэтапной программы снижения радиолокационной заметности на обечайки и каналы воздухозаборников нанесли специальное графитовое радиопоглощающее покрытие, радиопоглощающей краской покрыли носовую часть самолета, были реализованы меры по экранированию двигателей. Сетчатые фильтры, введенные в остекление, позволили устранить переотражение радиолокационного излучения от внутренних поверхностей кабины. // В настоящее время бомбардировщик Ту-160 является наиболее мощным боевым самолетов в мире, по основным характеристикам и составу вооружения значительно превосходящим американский аналог — многорежимный бомбардировщик В-1В «Лансер». // Есть также отрывочные данные о том, что несколько машин данной серии переданы в распоряжение Главразведупра МО ГШ РФ для переоборудования под выполнение специальных задач составляющих предмет гостайны. Автору более ничего не известно о судьбе машин, всё приведённое в эпизоде — художественный вымысел.], хотя теперь от белизны ничего не осталось: весь корпус самолёта был окрашен в тускло-серый цвет, причём поверхность в лучах заходящего солнца словно бы дрожала, становясь то темнее, то светлей, когда её касались лучи солнца. Нас провели к длинному контейнеру, более всего напоминавшему раскрытую капсулу. Обе половины имели два противостоящих ряда ложементов с системой привязных ремней. Немногословный техник в чёрном комбинезоне без знаков различия указал нам на стоящий у самой опушки леса грузовик с бронированным кунгом. Возле машины в охранении стояли в разной степени готовности десять тяжеловооружённых бойцов охраны. Ребята охранявшие грузовик, были прикинуты так, что даже я позавидовал: редкие даже в мирное время бронекостюмы «ратник» [Боевой защитный комплект «Ратник» предназначен для защиты жизненно важных органов военнослужащего от поражения стрелковым оружием, круговой защиты от осколков снарядов, мин, гранат. Состоит из современных баллистических и огнестойких материалов и тканей. Обеспечивает защиту бойца от заброневых локальных контузионных травм, тепловых факторов, атмосферного воздействия, механических повреждений. При этом обеспечивает маскировку, размещение и транспортировку вооружения, боеприпасов и других элементов при ведении всех видов боевых действий. Уровни защиты вариативны в различных видах комплектации в состав данного БЗК в зависимости от варианта исполнения входят: защитный комбинезон или брюки, защитные рукава, бронежилет, шлем и маска, защитные очки. А также целый ряд сезонных предметов одежды и элементов экипировки. «Ратник» беспечивает непрерывное ношение в течение 48 часов в диапазоне температур от –50 до +50 °C. По отрывочным данным поставлен на снабжение некоторых специальных подразделений ЦСН ФСБ РФ и ГРУ МО ГШ РФ в 2003 г.], новейшие автоматы АЕК с интегрированным обвесом, у троих удобные ковровские ручняки «Барсук» [Имеется в виду тактический боевой стрелковый комплекс «Стрелец» в который входят автомат АЕК 973С (с выдвижным телескопическим прикладом), единый пулемёт АЕК 999 «Барсук» с коллиматорным прицелом, видеокамерой и лазерным целеуказателем, а так же интегрированная мобильная персональная боевая информационно-управляющая система Т3 «Созвездие». Последняя позволяет обмениваться информацией между бойцами подразделения, в т. ч. для получения информации о противнике на боле боя, координируя свои действия в т. ч. и с силами поддержки, исходя из текущей обстановки. // Некоторые характеристики оружия, входящего в комплекс «Стрелец». // Автомат АЕК973С разработан в 1980-х годах на Ковровском механическом заводе под руководством С. И. Кокшарова в рамках конкурсной программы «Абакан». Особенность конструкции АЕК973С — схема со сбалансированной автоматикой на основе газового двигателя. При такой схеме дополнительный газовый поршень, связанный с противомассой, движется синхронно с основным, перемещающим затворную раму, но навстречу ему, тем самым компенсируя импульсы, возникающие при движении затворной группы и при ее ударах в заднем и переднем положении. // Автоматика АЕК-973С построена по газоотводной схеме с длинным ходом газового поршня и дополнительным балансиром, имеющим свой, второй газовый поршень, двигающийся в противоположном основному направлении. Синхронизация затворной рамы и балансира осуществляется при помощи вертикально расположенной между ними шестерни. Импульс отдачи гасится практически полностью. Запирание ствола осуществляется поворотным затворном, схожим по конструкции с затвором автомата Калашникова АК-74. Ударно-спусковой механизм обеспечивает ведение огня одиночными выстрелами, очередями по 3 выстрела и непрерывным огнем, при этом переводчик-предохранитель имеет более удобную конфигурацию чем на автоматах Калашникова и на серийных образцах расположен на обеих сторонах оружия. Фурнитура автомата выполняется из ударопрочного пластика, оружие комплектуется складным либо раздвижным телескопическим прикладом. На ствольной коробке автомата имеется посадочное место для установки кронштейнов под оптические либо ночные прицелы, возможна также установка подствольных гранатометов ГП-25 или ГП-30. Автомат ограниченно поступает на вооружении подразделений специального применения РА. // Калибр — 7,62 ? 39. Длина — 965 мм (с выдвинутым прикладом). Длина ствола — 420 мм. Вес — 3,3 кг без магазина. Темп стрельбы — 800–900 выстр/мин. Магазин: 30 патронов, стандартные от АКМ и магазины более высокой ёмкости. // АЕК 999 «Барсук». Единый пулемёт кал. 7,62 мм. Прямой конкурент единого пулемёта «Печенег». Ковровский пулемёт превосходит его по ряду тактических возможностей и боевых характеристик, особенно при проведении диверсионных операций благодаря в том числе съёмному ПББС оригинальной конструкции. Сейчас находится на стадии обкатки в ряде подразделений МО. ТТХ: патрон — 7,62 ? 53 мм; масса — 8,74 кг; длина — 1188 мм; длина ствола — 605 мм; начальная скорость пули — 825 м/с; темп стрельбы — 650 выстр/мин; боевая скорострельность — 250 выстр/мин; прицельная дальность — 1500 м; емкость ленты — 100, 200 патронов.]. В случае чего десять таких бойцов смогут противостоять полуроте американцев, а при соответствующей поддержке погонят и полную сотню. Трое вышли нам навстречу, и старший в шестой раз проверил сопроводительные документы. Бумажки я далеко не убирал, потому что всё вокруг после встречи с командующим напоминало фантасмагорический сон. Изначально я приготовился к длительному рейду на перекладных к линии соприкосновения с американскими передовыми частями. Поскольку наши летуны редко появлялись в небе и амеры чувствовали себя весьма вольготно, переброска по воздуху стала большой редкостью. Впервые за два месяца войны мы получили полное снабжение по снаряге и выбор оружия, пусть и не слишком богатый. А теперь ещё и такой шикарный транспорт. Мне было дано задание разработать только ту часть акции, которая касалась действий группы после заброски в оперативную зону, та же часть, что касалась заброски, по понятным теперь причинам держалась в секрете. Не мешкая, мы прошли внутрь кунга, где ещё двое техников помогли нам надеть поверх нашей собственной одежды тонкие, похожие на автомобильные чехлы балахоны из серой прорезиненной ткани. После этого нас снова повели к самолёту, где уже ждал ещё один человек в тёмно-синей лётной форме, но опять-таки без знаков различия. Это был смуглый, коротко стриженный мужик средних лет, с совершенно седой шевелюрой. Единственной запоминающейся чертой можно считать весёлые, с прищуром серые глаза. Крепко пожав мне руку, крепыш сказал:

— Майор, я координатор операции от разведуправления фронта. Зовите меня полковник Маевский. Понимаю, удивлены и всё такое… Не надо беспокоиться, Андрей Романович, всё учтено. Доставка, сброс и планирование в квадрате высадки происходит автоматически, так что ничего дёргать и нажимать вам не надо. Американцы высадки не увидят и не услышат, квадрат десантирования будет пуст, наши линейные части произведут отвлекающий манёвр, противник будет связан боем на другом участке фронта. Контейнеры с припасами снабжены радиомаяками, работающими на шифрованной частоте ваших индивидуальных коммуникационных станций…

Помолчав немного, Маевский жёстко глянул, и глаза его перестали улыбаться. Снова сжав мою руку, при прощании он добавил:

— Вы наша единственная возможность, майор. Отдали вам всё, поделились последним. Поезд не должен встать под разгрузку, никак нельзя этого допустить, Андрей…

…В плохих фильмах принято сообщать зрителю, что раз начальство просит, а не отдаёт приказ, матерясь через слово, то дело скорее всего гиблое. Солдат обречён, награда только посмертно и всё в таком духе. Наверняка для людей, не особо вникающих в нашу работу, так оно и есть: пойди к чёрту в зубы и сотвори чудо. Однако разочарую — это не совсем так, вернее совершенно не так. Дело в том, что специфика разведки такова, что любое задание с точки зрения людей несведущих выглядит как попытка самоубийства или нечто неправдоподобное, чего в природе быть не может. Поэтому к возможной собственной гибели всегда отношусь спокойно, хотя умирать, само собой, не предел мечтаний. Но гораздо страшнее, когда ты жив, а нужный мост не взорван, вражеская ракета успешно стартовала или какой-то американец или там француз в высоком чине продолжает отдавать приказы. Тогда гибнут те, кто в противном случае скорее всего выжил бы. Армия вполне может победить и без нас, однако всё упирается в цену, которую она за это заплатит. Страшнее смерти для разведчика невыполненное или проваленное задание, потому что это означает бесчестье.

— Десанту — трёхсекундная готовность! — Голос в наушнике прозвучал глухо и отстранённо. — Три, два, один, сброс!..

Никакого рывка, капсула плавно вышла из бомболюка, вздрогнула и начала спуск по спирали. Зашипела кислородная смесь, губы пересохли, голова слегка закружилась, уши заложило. Минут пять-семь ничего не происходило, потом капсулу дёрнуло вверх и влево, это раскрылись тормозные парашюты. Спустя ещё пару мгновений корпус капсулы сотряс резкий удар, привязные ремни вдавило в грудь, однако тут же сработала автоматика, гася инерцию удара, и замок сам расстегнулся. Вся упряжь опала куда-то вниз, а потолок над головой раскрылся, и в зеленоватом свете «ночника» стала видна узкая полоска неба с яркими точками предрассветных звёзд. Свою «раскладушку» я снял с крепёжной стойки слева от кресла, балахон расползся сам, стоило только провести указательным пальцем по продольному шву на груди, как показал техник во время краткого инструктажа. Кислородная маска тоже легко отошла, упав куда-то под ноги. Теперь я и мои архаровцы остались в том же прикиде, как и при выходе с базы. Для такой акции всегда следует одеться легко, но, учитывая предстоящий штурм, я допустил определённые компромиссы: все надели «броники»-«тройки», поверх шапок-масок — шлемы с радиогарнитурой короткой связи, кроме того, Клещ тащил на себе комплекс спутниковой радиосвязи. Штука эта полезная, например в момент прохождения над нашим квадратом одного из немногочисленных наших спутников, наша коробка обменивалась с ним коротким пакетным сигналом. И тут же у меня на специальном дисплее тактического коммуникатора с ладошку величиной можно посмотреть все имеющиеся данные по перемещениям амеров в нашем районе. Дисплей монохромный, изображение схематичное, однако штука вполне надёжная: однажды задней бронированной крышкой мой блок словил осколок мины и даже не поморщился, не говоря уже о том, что железяка не проделала во мне дырку. Ребята уже построились, поэтому я дал отмашку по направлению и все пятеро быстро пошли прочь от раскрытого нутра капсулы. Остался последний штрих. Найдя прямоугольную панель в корпусе капсулы слева под сиденьем моего кресла, я подковырнул её остриём ножа и, нащупав внутри небольшую кнопку, вдавил её вниз до щёлчка, после чего побежал следом за скрывшейся из виду колонной. Бойцы взяли хороший темп, поэтому догнать их получилось только через десять минут быстрого бега. Не утерпев я всё же глянул назад. За деревьями в зелёном свете «ночника» возникло яркое белое свечение и, продержавшись несколько секунд, так же неожиданно погасло. Осталось только гадать, какой хитрый механизм применили инженеры, чтобы уничтожить такую махину, рассчитанную на двенадцать здоровых, обвешанных оружием мужиков…