Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Отозвался Никифоров, в голосе адмирала звучало торжество. Я буквально видел, как он сдерживается от обычных в данном случае «морских» выражений:

— Авиации отсечь транспортные суда от авианосца. Тяжёлым крейсерам «Петропавловск» и «Нахимов» — сосредоточить огонь на группе прикрытия противника. Торпедным катерам выдвинуться для атаки по спасательным судам, препятствовать буксировке авианосца и спасению экипажа!..

Из головы не шли последние слова Чернова, эту потерю я буду помнить, покуда жив. Греков, перемежая обычные слова традиционно крепкими выражениями, молотил блокнотом по краю стола, не отрывая глаз от происходящего на экране. Я потянулся к стакану с остывшим чаем и сделал пару долгих длинных глотков, осушив стакан. Неожиданно ожил один из запасных каналов связи, хриплый от статики помех далёкий голос заставил всех в комнате замереть от изумления:

— Гранит Два — Бастиону!.. Гранит-Два — Бастиону!..

Прервав собравшегося ответить Грекова, я вдавил клавишу на пульте так, что маленькая пластмассовая коробочка жалобно хрустнула. Но картинки всё ещё не было, окно видеоканала чернело, как и раньше. Кто-то из офицеров связи усилил далёкий голос, а я уже говорил:

— Слышу тебя, Гранит-Два, говори… громче говори!

— Гранит-Два поставленную задачу выполнил, после перегруппировки движемся в направлении юго-запад для соединения с войсками корпуса. Имеем потери, ведём арьергардные бои, есть опасность окружения… Запрашиваю авиаподдержку, атакован превосходящими силами!..

Не обращая внимания на царящую вокруг суету, я переключился на закрытую линию и вызвал комкора-два Афанасьева. Тот откликнулся сразу, связь была нормальной, искажения лишь иногда взрывали эфир всплесками статики:

— Александр Александрович, срочно возьмите из резерва Ставки танковую роту вашей 460-й гвардейской бригады и, придав им два взвода мотострелков и эскадрилью ударных Ми-24, направьте в квадрат 35’70. Пусть встретят группу Гранита-Два.

Афанасьев ответил с заминкой: я знал, что это вызовет протест, но, кроме его корпуса, развёрнутого для броска на юго-запад, сейчас просто не было свободных сил. Даже если я прикажу посадить всех медработников и поваров на «броню», в расположении штаба останется едва ли сто человек комендантской роты охраны.

— Товарищ командующий, эти войска прикрывают подступы к командному центру, есть вероятность выброски десанта в расположение авиаполка. Это неоправданный риск, товарищ генерал!

— К чёрту! Выполняйте приказ, товарищ генерал-майор!.. Там сейчас гибнут наши солдаты, их нужно спасти. Янки не станут досаждать вашим бойцам, их достаточно просто пугануть, глубоко вклиниваться они не посмеют. Что до меня, поставите кого-нибудь другого, генералов вокруг более чем достаточно. Но даже если и высадятся, думаю, вместе вы их одолеете, я тоже просто так в руки не дамся. Всё, хватит дискутировать. Приступайте без возражений. Сроку вам — тридцать минут.

Афанасьев был, безусловно, прав, однако после всех потерь недавнего времени я не мог даже помыслить о том, чтобы не использовать любую возможность спасти своих людей. Греков и начштаба Пашута в сопровождении только что спустившегося в бункер запылённого начальника артиллерии Епишева вышли со своей половины комнаты и встали напротив меня в ряд по стойке смирно. Греков, теребя в коротких пальцах истрёпанный блокнот в вытертом кожаном переплёте, откашлявшись, отрапортовал:

— Товарищ верховный главнокомандующий! Операция «Снегопад» проведена успешно, войска и соединения юго-восточного фронта полностью выполнили поставленные перед ними задачи. Береговая линия на участке Гроссевичи — Нельма — порт Ванино на 13.49 шестого октября две тысячи одиннадцатого года полностью деблокирована. Укреплённые пункты в районе Ванино взяты силами отдельного 85-го десантно-штурмового батальона морской пехоты Тихоокеанского флота. При поддержке соединений 145-ой и 239-ой мотострелковых бригад и 18-й ударной эскадрильи второго воздушного истребительного авиаполка Первой воздушной армии противник полностью выбит из близлежащих наспунктов. Силами оперативно-тактического соединения эсминцев Тихоокеанской эскадры и войск гарнизона острова Сахалин блокада с портов Южно-Сахалинск и Холмск снята. На остров налажено поступление с материка медикаментов, боеприпасов и пополнений, начато восстановление островной социнфраструктуры. Одновременно ударами с южного направления силы первого ударного корпуса освободили порт Охотск. Таким образом весь хабаровский край и бассейн Охотского моря полностью перешли под контроль Вооружённых сил РФ и тихоокеанского флота России. Воздушное пространство пока не в полной мере нам подконтрольно, однако силы ПВО наращиваются, и небо будет перекрыто в ближайшие десять часов. Противник понёс тяжёлые потери: до пятнадцати тысяч убитыми, более двухсот пятидесяти единиц бронетехники, четыре боевых корабля, включая «Нимиц» и ракетный крейсер «Айова». Также полностью уничтожено двадцать пять транспортных судов, четыре десятка самолётов и вертолётов. Материковая группировка уничтожена на восемьдесят процентов, до Окинавы добралось около двух сотен выживших. Пока данные уточняются, патрули вновь созданных комендатур и отделов внутренних дел вылавливают тех, кто скрылся. Интендантские части собирают трофеи, группы трофейщиков сообщают о значительном количестве техники боеприпасов и обмундирования российского производства, переправленных сюда из западной части страны. Всё в хорошем состоянии, судя по маркировке, было приготовлено для отправки в страны Африканского союза и в Пакистан. Кроме того, есть внушительное количество техники, оружия и боеприпасов американского, бельгийского, а также французского производства. Сейчас данные всё ещё уточняются, но приз при нашей нехватке всего на свете ожидается солидный.

В разговор вклинился адмирал Никифоров, части его эскадры вышли на границы российских территориальных вод, по поводу чего он, собственно, и доложил, задействовав канал прямой связи. Я поздравил моряков, а Греков, откашлявшись и укоризненно косясь на сияющую физиономию адмирала в диалоговом окне на планшете, продолжил:

— …Моряки усиленно прочёсывают территориальные воды и акватории портов, но существенно картина уже не изменится. Силами войск ПВО отражены попытки воздушных ударов, предпринятых американцами. Уничтожено два самолёта дальней радиолокационной разведки типа АВАКС, прикрывавшие их штурмовики F-22 «Раптор» в бой не вступили. На перехват американцам была поднята эскадрилья оперативного резерва, укомплектованная новыми истребителями Су-35С. От прямых столкновений с нашими перехватчиками янки уклонились. Думаю, они всё ещё в шоке от поражения, либо имеют соответствующий приказ. В ближайшие десять часов мы ожидаем удара на юго-западе и северо-западе. Там наземные силы противника имеют существенное преимущество за счёт уязвимых позиций войск ОСК Центр и их крайней разрозненности.

Выступив ещё чуть-чуть вперёд, Греков вызвал на планшет масштабную карту западной Сибири. Из его кулака выдвинулся красный луч лазерной указки, и он скороговоркой начал объяснять. Следуя заданной программе, следом за красной точкой узкого луча в западном направлении к синим пятнам пиктограмм американских войск в районе Новосибирска потянулись красные пунктирные стрелы.

— Задача ударных группировок Второго армейского корпуса генерал-майора Афанасьева будет проста, но всё зависит от погоды. Если сохранится штиль и не выпадет снег, они получают небольшое преимущество манёвра. Это позволит выйти в районы сосредоточения основной группировки оккупационных сил и нанести несколько фланговых ударов по коммуникациям фронтовых соединений. Единственным неприятным сюрпризом может стать «Плащ Сатаны». Если тут мы сумели верно предсказать истощённость противника и действовать соответственно, то на западном направлении мы имеем дело с полностью развёрнутыми и готовыми к бою войсками, опирающимся на мощную структуру тылового обеспечения.

Я отыскал взглядом начразведки полковника Николаевского, тот выступил вперёд и, тоже воспользовавшись указкой, заговорил. Голос его звучал хрипло и срывался в приступы сухого кашля, но всё же говорил полковник чётко и понятно:

— На линии Прокопьевск — Кемерово — Томск и на Новосибирском направлении в данный момент действуют сорок три диверсионных группы глубинной разведки фронтового подчинения. Также активно работают в оперативных тылах противника наши разведчики восьмидесяти различных частей, находящихся в соприкосновении с войсками Коалиции. Однако корпусные, бригадные и ротные разведгруппы действуют исключительно в интересах своих частей, устойчивого взаимодействия между ними и отрядами глубинной разведки нет. По последним данным, янки усилили снабжение боевых частей, идёт активное пополнение личного состава и разгрузка техники. Группа майора Раскатова вышла на связь менее десяти минут назад, они успешно осуществили инфильтрацию и сейчас приступают к выполнению основного задания. Группа сообщает о непрерывной активности на железнодорожных коммуникациях, в сторону военной базы «Нью-Нортвуд» идёт большой грузопоток с западного направления. Это подтверждают данные космической группировки и авиаразведки. Таким образом Раскатов подтвердил сведения, уже имеющиеся в распоряжении Главразведуправления фронта. Американцы готовят контрудар, как мы и предполагали. Но, как обычно, основной упор в планировании делается не на наземную составляющую, а на авиацию и реактивную артиллерию. Наступлению будет предшествовать мощный комбинированный ракетно-бомбовый удар по нашей юго-восточной группировке и разворачивающимся на юге силам корпуса генерал-майора Афанасьева.

Инициативу снова перехватил Греков, а начразведки попросил разрешения уйти, этот немногословный ракетчик прибыл вместе с небольшой группой подчинённых на захваченном в бою американском «страйкере». После проверки выяснилось, что они отступили после того, как месяц обороняли расположенный под Красноярском законсервированный объект космической связи, но, как только кончились боеприпасы, демонтировали часть оборудования и прорвались в расположения тоже отступавших мотострелков и железнодорожников. И это благодаря Николаевскому мы сейчас имеем полный контроль над остатками спутниковой орбитальной группировки. Электроника, которую он спас, была важным компонентом именно для нашего недостроенного ЗКП тут, под Углегорском.

Греков продолжал:

— …Таким образом, операция «Снегопад» вступает в заключительную фазу, где главная роль отводится корпусу генерал-майора Афанасьева, и в немалой степени расчёт генштаба строится на той глубокой модернизации, которой подверглись соединения Второго корпуса. Войска там свежие, отдохнувшие и полностью укомплектованные по новому штатному расписанию. Теоретически, мы имеем паритет с американцами, однако противник опытнее нас, части западной группы войск имеют мощный резерв, состоящий из наёмников контрактных организаций, а также частей войск Коалиции. Наш резерв весьма ограничен, и большей частью это недоукомплектованные части только-только формирующегося Третьего армейского ударного корпуса. Пока они имеют четверть от штатного состава, ввести их в бой мы сможем только через три недели, и то частично. Наша сила только в маневре и внезапности, действуя в обороне мы проиграем. Успешно опробованная активно-оборонительная тактика ещё один неприятный сюрприз для янки, но всё решит бой. В какой-то степени мы можем рассчитывать на помощь войск ОСК Запад, однако силы их крайне истощены. По последним сводкам, американцы прорвались к Туле, лишь час назад прорыв удалось ликвидировать. Западная группировка воюет практически без авиации, боепитание и продснабжение частей крайне скудное. В тылах полно банд местных и пришлых мародёров, активно действуют американские и норвежские диверсионные отряды. Без нашей помощи ОСК Запад и остатки ОСК Центр перестанут существовать через шесть, максимум восемь суток. У меня всё, товарищи.

Неожиданно боль в культе, затаившаяся ненадолго, вновь ринулась в мозг. Привычным уже усилием мне удалось справиться с приступом и, кивнув Грекову, ровным голосом сказать:

— Хорошо, товарищи, благодарю всех вас от лица страны… нашей Родины. Есть ли уточнённые данные по боевым и не боевым потерям?

Голос подал начштаба, Пашута откашлялся и чётким, но удивительно тихим голосом начал излагать цифры, каждая из которых вонзалась в сердце острой занозой. За прошедшие восемь часов мы потеряли три эсминца, шесть торпедных катеров, более шестидесяти танков и двадцати пяти бронемашин разного назначения, четверть боеспособного самолётно-вертолётного парка. Но самое главное — это же две тысячи восемьсот три человека из состава обоих корпусов, четыре сотни из которых были ополченцы и просто добровольно вызвавшиеся помогать армии простые граждане, не секрет, что большинство из них женщины и подростки.

В разговор вклинился голос одного из командиров частей внутренних войск, картинка на планшете за спиной начштаба изменилась. Возникла подробная карта Шантарских островов, вызов пришёл от комроты 385-й бригады внутренних войск. Он, судя по координатам, находился на недавно очищенном от американцев острове Сахарная Голова. «Вованы» активно помогали при зачистках, поэтому я не особо удивился вызову, но мне стало тревожно от той срочности, которая привела к нарушению протокола. Связь держалась устойчиво, помех почти не было. Лицо безусого парня с капитанским шитым шевроном на верхнем срезе бронежилета было очень бледным, глаза смотрели пристально. Шлем-капсула, обтянутый полимерным чехлом «лесной» расцветки, придавал юноше немного несуразный вид, поскольку был ему слегка великоват.

— Я Базальт-Двадцать Шесть!.. Срочно, «ракета» Крепости!.. По рапорту Гранита-Тридцать Четыре была с особым вниманием прочёсана северная оконечность острова Сахарная Голова. Обнаружены строения, по виду лагерь для военнопленных, вроде того что под Нельмой…

Голос парня прерывался, он с большим трудом сдерживал эмоции, природа которых пока была не ясна. Камера дрогнула, план сменился, и вместо лица офицера мы увидели сетчатую ограду. Всего было три таких линии ограждений, затянутые сеткой рабицей, с протянутыми поверх между белыми металлическими столбами колючей проволокой. Оператор показал нам одну из вышек с пулемётом, опустившим ствол в землю, на турели обращённым внутрь периметра. Затем пошли три ряда длинных бараков с плоскими крышами, собранные из железных щитов. Все здания в лагере были выкрашены в ярко-белый цвет, после штурма кое-где виднелись следы копоти. Офицер продолжил доклад:

— Охрана состояла из взвода наёмников, все носили форму без опознавательных знаков, дрались отчаянно, пока мы БТР не подогнали. В плен никто не просился… Ну, теперь-то ясно почему. Тут держали только детей в возрасте от пяти до пятнадцати лет.

Картинка снова дрогнула, поплыла дальше, мы прошли ко второму ряду ограждений, уже внутри лагеря. Снова белые домики, всего числом шесть. Когда камера заглянула внутрь одного из них, мы увидели операционную, полную всякого медицинского добра. В центре комнаты располагались два операционных стола, на одном из них лежала груда густо испачканных чем-то бурым простыней. Голос капитана продолжал комментировать:

— Живых детей мы нашли только восемь душ, два пацанёнка шести и двенадцати лет, шесть девочек от пяти до десяти лет. По словам ребятишек, они прибыли сюда трое суток назад, до этого их держали в разных местах. Трое из-под Владивостока, один из Усть-Камчатска, остальные все кемеровские. Их отлавливали на дорогах, некоторые жили в лесных стихийных поселениях, пока голод и похолодание не выгоняли искать еду на руинах. Там работали наёмники, дети говорят, что многие хорошо говорили по-русски. Мальчик из Усть-Камчатска рассказал что он видел трупы большого количества гражданских, взрослые сказали, что умершие ели продукты и пили воду, сбрасываемые из самолётов. Похоже на бактериологическое оружие или медленно действующее ОВ. Все дети — из уцелевших беженцев, родителей отравили газом в лагерях побольше, где точно — дети не могут сказать. Ещё, по словам старших ребятишек, те, кто был тут до них, дольше недели в бараках не задерживался.

Камера снова поплыла куда-то вбок, и мы увидели во дворе два огромных промышленных рефрижераторных бокса, тоже белого цвета. Энергия сейчас была отключена, но когда оператор с капитаном вошли внутрь, картинка затуманилась от облаков пара. Как только она прояснилась, я сквозь пелену душащих приступов ярости увидел то, что подспудно боялся обнаружить: штабеля контейнеров для перевозки органов. Изображение снова сменило план, и мы увидели ещё одно здание, небольшое, с характерными для промышленных печей дымоходными трубами. Чуть поодаль стояли мусорные баки, до краёв наполненные тряпками, в которых, приглядевшись, я распознал маломерные куртки и штаны оранжевого цвета, какие носят заключённые. Голос офицера снова комментировал то, что, застыв в немом ужасе, наблюдал весь штаб, включая планшетистов. Казалось, всех нас парализовало смятение, несмотря на то, что каждый за последние месяцы успел насмотреться и пережить достаточно страшных моментов.

— В баках одноразовые тюремные робы, пока мы не считали количество комплектов. Само собой, это только последняя партия, остальное тоже сжигали. Таких полевых крематориев в лагере четыре штуки, дальше вертолётная площадка. «Борта» шли непрерывно, курсом на Окинаву. По словам морпехов из штурмовой группы, последнюю грузовую «вертушку» час назад они сбивать не решились, думали, что там наших везут…

Это был непрерывный конвейер, фабрика по извлечению донорских органов. Переборов эмоции, как можно более ровным голосом я приказал:

— Крепость — Базальту-Двадцать Шесть. Капитан, возьмите периметр в кольцо, охраняйте место преступления, к вам уже вылетают сотрудники военной прокуратуры, покажите им всё, задокументируйте каждую мелочь.

Повернувшись к начштаба, тоже пребывавшему в состоянии шока, я распорядился, выведя Пашуту из оцепенения:

— Срочно снимите лучших следователей и криминалистов, пусть займутся этой «фабрикой». Также найдите толковых журналистов в пресс-центре. Нужно сделать фильм и показать в войсках, чтобы совесть никого не мучила.

Ещё какое-то время мы обсуждали выравнивание фронта на западном направлении, однако скоро боль, усиленная стрессом от последних событий, стала совершенно невыносимой. Костя вызвал суровую докторшу Валентину Степановну, а у меня не было сил сопротивляться двум офицерам связи, которые унесли за ширму моё ставшее вдруг тяжёлым и непослушным тело. Голова налилась свинцовой тяжестью, отросшая за день щетина с ощутимым хрустом карябнула накрахмаленную ткань подушки. На сон мне теперь полагалось два часа, а потом снова к столу, чтобы попытаться нащупать в лабиринте неверных решений тот единственный путь, который ведёт к победе. Снова виделся журавлиный клин, в полном молчании пролетающий над замусоренной плоской крышей офицерского общежития. Может быть, это теперь добрый знак, может быть, теперь хорошие новости приходят только в полной тишине? Пусть так, лишь бы только знак действительно оказался добрым.