Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Жаль это слышать, сэр. Говорят, русские наступают. Это верно, сэр?

— Вроде да, но американцы опять скрытничают. Я получил указание усилить охрану наших объектов и в вашем случае опоздал. Рад, что ты и ребята с Джинджер Чарли целы. Где там Барта?

— Пошёл ругаться с американцами, хочется побыстрее скинуть груз и пойти выпить. Жаль парней, но, с другой стороны, все там будем.

Голос англичанина стал совершенно спокойным, видимо всё сказанное Чабой подтвердилось. Ещё немного потрепавшись с англичанином о каких-то общих знакомых, венгр отключился. Потом снова подмигнув мне указал пальцем в сторону ворот, откуда к нам почти бежал человек. По характерно повязанной бандане я узнал Матинелли.

— Всё в ажуре, босс. Я же говорил, что Пьетро вывернется!

Итальянец, приблизившись, успокаивающе махнул рукой и, выгнав Чабу из-за баранки, занял его место.

— Бон джорно, синьори! Сегодня хороший день, чтобы разбогатеть.

Я кивнул, а Чаба, сладострастно прицокнув языком, спросил, перегнувшись между нами:

— Пьетро, как тебе удалось пробить пропуск?

— Нет ничего невозможного, когда ты знаком с помощником интенданта. Этот янки слишком любит хорошие сигары, чтобы отказать тому, кто умеет их доставать по половинной цене. — Итальянец, выжидательно посмотрев на меня, спросил: — Ну, ты готов поехать за сокровищами, Эль Дьябло?

Удача, казалось только секунду назад показавшая нам корму, снова поворачивалась лицом. Высунув в окно правую руку с сжатым кулаком, я дал отбой готовности сидевшим в кузове бойцам и, выждав пару секунд, ответил:

— Поехали, заберём то, до чего каждый из нас сможет дотянуться.

Просигналив три раза, наш джип неторопливо тронулся с места, и скоро вся колонна прошла в ворота. Миновав ещё два пункта проверки, мы свернули на дорогу, ведущую к аэродрому, и я уже мог видеть туши транспортных самолётов за высокой сетчатой оградой. Цель, к которой я шёл долгие месяцы, была совсем рядом. Матинелли понял моё волнение по-своему:

— А что, может, рванём со мной? Италия — прекрасная страна, да ещё с такими деньгами. Можно купить новый паспорт, да чёрт побери, на эти деньги можно всё купить, даже целый остров!

В очередной раз меня внутренне перекосило от желания немедленно всадить иностранцу нож в висок, чтобы тот заткнулся. Но, заставив себя улыбнуться, я отшутился:

— Ты разве не слышал, что американцы печатают свои деньги на ядовитой бумаге?

— Это как?

— Чем больше у тебя будет этих бумажек, тем большего количества их ты захочешь.

Матинелли некоторое время смотрел на меня, как на идиота, и в конце концов расхохотался так, что руль в его руках дёрнулся, и джип слегка вильнул на дороге. Отсмеявшись, он возразил:

— Для меня не может быть слишком много денег, потому что, всю жизнь считая гроши, я мечтал о том, что смогу себе позволить, когда бабла будет много.

— Пока что у нас ничего нет, приятель. Как говорят ваши союзники украинцы — не кажи «Гоп!»

Матинелли недоумённо посмотрел на меня и пожал плечами, видимо, в его познаний в языке союзников было полно пробелов. Поэтому я пояснил, чтобы закончить неприятный для меня разговор:

— Не стоит делить шкуру неубитого медведя.

Поняв, наконец, о чём это я, итальянец закивал.

На этом разговор пришлось прекратить, поскольку мы уже въехали в зону досмотра возле лётного поля. Матинелли переговорил с офицером, вышедшим встречать колонну, и нас пропустили. Теперь дорога с жёлтой полосой свернула влево, а ещё через пару минут мы спускались по выложенному прямоугольными бетонными плитами пандусу. Наконец, дорога упёрлась в площадку, заканчивавшуюся большими двустворчатыми воротами. По штабелям ящиков и снующим туда-сюда погрузчикам я понял, что мы прибыли на место. Матинелли повёл машину к разлинованной жёлтым парковке, знаком давая водителям колонны указание, куда становиться. Мы вышли, Чаба уже разговаривал о чём-то с подошедшим американцем с нашивками лейтенанта интендантской службы. Тот недовольно посетовал, что мы-де невовремя, только что приземлились два борта с высшим приоритетом и у него не так много людей. Однако вскоре к кладовщику подошёл Матинелли, и из рук в руки перешёл какой-то плотный свёрток. После этого лейтенант, испустив долгий вздох, связался по рации с кем-то, и в открытую створку ворот арсенала проехали три электрических тележки. Я встал у первой машины и поднял вверх правую руку, сжатую в кулак с отогнутым в сторону большим пальцем. Ещё через десять минут все наши ящики с инициированными зарядами исчезли за закрывающейся дверью арсенала. Дальше всё может сложиться по-разному. Взрыв так или иначе будет, а уж большой или не очень… тут как повезёт. Как только канитель с разгрузкой улеглась, я подошёл к Матинелли, который о чём-то оживлённо переговаривался с лейтенантом, и, отозвав его в сторону, предупредил:

— Синьор интендант, время поджимает. Нам нужно выехать в течение получаса.

Матинелли кивнул, и мы вместе подошли к американцу. Напустив на себя расстроенный вид, итальянец заговорил:

— Комендаторе Липски, старина! Тут такое дело, моему другу из Джинджер нужно разместить своих парней, пока мы с ним будем на поле. Возле водонапорной башни, кажется, есть стоянка… Ты не поможешь мне по старой дружбе?

Американец только равнодушно пожал плечами и кивнул, махнув рукой в сторону наших грузовиков юркому смуглокожему капралу из обслуги.

— О’кей, это можно. Ральфи проводит твоих друзей, чтобы военная полиция не задавала лишних вопросов. Твои друзья — мои друзья, Питер.

— Спасибо, комендаторе! За мной не пропадёт.

Я обернулся вслед шустро побежавшему Ральфи и, увидев, что Михась выжидательно смотрит на меня, поднял правую руку вверх и показал три пальца. Потом, подозвав Алекса, вполголоса сказал по-английски:

— Скажи Ставро, пусть угостит потом нашего американского друга ракией. Это не виски, но тоже пойло приличное. Пусть живёт и вспоминает нас. Беги, а потом жди нас у джипа.

Алекс убежал к грузовикам, чтобы передать мои слова Мишке. Техника следовало отпустить, чтобы его раньше времени не хватились тут. Взрывом тут и так всё разнесёт, не стоит лишний раз привлекать к себе внимание. Через пять минут мы вчетвером уже ехали на лётное поле. С сожалением я отметил, что часть плана по выводу из строя самолётного парка провалилась: режим безопасности усилен и взять с собой ещё четверых и грузовик не получится. У нас с Алексом в рюкзаках лежит по два самодельных фугаса, но мощность их в районе трёхсот граммов, много этим не навоюешь. Джип тряхнуло на подъёме, и машина вкатилась на взлётно-посадочную полосу, одну из двух, которые я видел месяц назад. Впереди высилась серая туша транспортного самолёта. Аппарель была закрыта, но с правого борта свешивался лёгкий трап, возле которого стояли двое солдат с автоматами и в форме военной полиции. В машине Чаба переклеил нашивки на своём жилете, и теперь он был покойным ныне Харрисом, а Матинелли перевоплотился в капитана британских экспедиционных войск Марстона — старшего офицера базы Джинджер Чарли. Мы с Алексом остались без новых имён, поскольку и так были по документам только охранниками, которые будут сопровождать груз. Итальянец и наш подраненный Чаба вышли, и, деловито махнув нам, мол, идите следом, направились к трапу. Полицейские напряглись, но, увидев нашивки Матинелли, опустили оружие. Старший в чине уорент-офицера поприветствовал итальянца и спросил:

— Сэр, дальше только по специальным пропускам, это груз первой категории секретности. Ни шагу дальше! На вашей машине нет пропуска. Назовите себя, сэр, или я вынужден буду открыть огонь.

Матинелли, раздражённо всплеснув руками, достал из нагрудного кармана куртки какую-то бумагу, призывно махая ей перед ничего не понимающими американцами.

— Какого чёрта, уорент!.. Я капитан Марстон, главный казначей базы Джинджер! Или пропустите меня внутрь, или через минуту вы будете отданы под трибунал.

Напор наёмника не особо смутил американца. Жестом приказав напарнику прикрывать, он подошёл к трясущемуся от хорошо разыгранного возмущения Матинелли и, взяв его бумаги, начал их изучать. По мере того, как он вчитывался, на обветренном круглом лице полицейского проступало всё большее недоумение. Кивнув напарнику, что всё в порядке, он снова обратился к итальянцу:

— Вам лучше поговорить со вторым лейтенантом Лоу, сэр. Поднимайтесь на борт, но ваши люди должны остаться снаружи.

Матинелли кивнул и с тем же британским темпераментов, который он достаточно хорошо имитировал, ответил:

— Это чёрт знает что! Вы хоть представляете, откуда я сюда прибыл? Дикие леса, кишащие партизанами, и теперь вот ещё американская тупость в придачу! Ведите меня к этому вашему Лоу!

Дальше всё стало развиваться очень быстро. Мы с Чабой и Алексом остались внизу, а итальянец с уорентом стали карабкаться по трапу вверх. Полицейский связался с теми, кто сидел в самолёте и дверь стала приоткрываться. В тот же момент Матинелли неуловимым движением всадил амеру нож в шею, а другой рукой кинул в полуоткрытую дверь какой-то продолговатый предмет. Чаба, мгновенно разорвав дистанцию, ударом ребра ладони в переносицу уложил второго полицейского, остававшегося с нами. В следующий миг я вынул пистоль из кобуры и последовал за скрывшимся в брюхе самолёта итальянцем. Когда мы оказались в салоне, там уже всё было кончено. Матинелли справился блестяще: кинув светозвуковую гранату, он перестрелял тех, кто оказался внутри, из своего пистолета. Трое солдат в полном вооружении, при автоматах, упакованные в бронежилеты, вкупе с офицером в повседневной форме, теперь валялись на полу. Итальянец стрелял им в лицо и ни разу не промазал. Однако на лице наёмника застыло изумление, похоже, что-то было не так. Салон оказался набит ящиками в серо-зелёной укупорке револьверного типа. Это были стержни полуметровой толщины с непонятной мне маркировкой. Матинелли растерянно озирался, потом кинулся в хвостовую часть самолёта и оттуда послышалась цветистая итальянская брань. Первым голос подал Чаба, тоже с любопытством оглядываясь вокруг:

— А где наше бабло, Пьетро? Оно явно не в этих трубках, брат.

Дальше медлить было нельзя, что бы ни оказалось в укупорках, скорее всего, это взрывчатка или ядовитая химия. Просигналив Алексу, чтобы тот заканчивал с Чабой, я пошёл в хвост, к итальянцу. Тот сидел на полу и качался из стороны в сторону обхватив голову руками. Потом начал тихонько подвывать, в глазах его была тоска и отчаянье.

— Как?! Как это могло произойти, я же всё продумал, рассчитал каждую мелочь!

Внезапно он вскочил и побежал к выходу, откуда доносились звуки борьбы. Выждав, пока Матинелли отойдёт подальше, я поднял пистолет и выстрелил ему в затылок. Наёмник пошатнулся и осел вниз. Перешагнув через труп, я, сам того не ожидая, сказал:

— Не всегда удача поворачивается к нам лицом, приятель… Не повезло тебе сегодня.

Машинально отметив время, я с давно накопившимся остервенением тихо выматерился. Взрывов, каковые по замыслу должны были, кроме основной своей задачи — уничтожения боеприпасов, вызвать неразбериху, так и не произошло. Однако переиграть ничего было нельзя, теперь — только вперёд, сожалеть и заламывать руки — не мой способ решения проблем. Я прошел по узкому коридору в тамбур, где остались Алекс с Чабой, и мне открылась неприятная картина. Алекс и наёмник, сцепившись намертво, застыли у левого борта, причём Чаба был сверху, а лицо Алекса из багрового быстро становилось чёрным. Не останавливаясь, я дважды выстрелил венгру в голову. Тот дёрнулся, на переборку брызнула кровь, однако хватки не ослабил, продолжая давить противника. В два шага оказавшись рядом, я рывком сбросил в сторону начавшее тяжелеть тело. Помог Алексу подняться и, вынув из кармана заветную фляжку с брусничной настойкой, влил в парня пару глотков. Тот закашлялся, но проглотил и начал рассказывать как было дело:

— Я хотел ему шею свернуть… стал захват проводить и… Не пойму, как он вывернулся!..

— Не фиг было медлить, он тебя на паузе поймал. Приём проводится в два движения: захват, затем рывок. Если живы останемся, ещё раз покажу. Собери всё оружие с покойников, броники тоже срезай — пригодятся. Я к джипу, надо мины взять… Чую, эта дрянь, что в самолёте лежит, может хорошо бабахнуть. Жаль, что до бомберов уже не добраться… Всё, погнали!

Обе мины я установил между штабелями и разнес «гостинцы» на три метра. Потом заклинил механизм грузовой аппарели и испортил замок на двери, ведущей в салон экипажа. Сервисные шахты, расположенные вдоль бортов, заминировал обычными растяжками из двух «фенек». Теперь если кто захочет попасть в салон по-хитрому, его тоже ждёт неприятный сюрприз. Дверь, через которую мы пришли, я застопорил снаружи, забив в дверь клинок Матинелли, сбив рукоять разводным ключом, взятым в джипе. Алекс уже сидел за рулём, потирая шею и болезненно морщась. Удача оставила нас в тот самый момент, когда я уже начал думать, что мы успеваем уйти до начала фейерверка. За ворота внутренней зоны аэродрома мы вышли мирно, однако офицер у последнего пункта досмотра замешкался с бумагами и в этот самый момент…

— Ву-у-ум! Ах!..

Самого взрыва видно не было, однако удар взрывной волны был такой силы, что под её давлением выворотило трёхметровую секцию ограды и выбило все стёкла в караульном помещении. Джип осыпало градом осколков, однако нас прикрыли бронированные стёкла машины. Контуженный офицер, не разобравшись, что взрыв был не в зоне аэропорта, попытался нас задержать и заставить выйти из машины. Несмотря на гудящую от взрыва голову, я мгновенно оценил ситуацию и выстрелил ему в лицо. Алекс сильно «поплыл», поэтому пришлось взбодрить его оплеухой. Наш «хамви» рванул с места, протаранив полуоторванную створку ворот. Из развалин кто-то открыл огонь, пули защёлкали по корме, но этим весь ущерб и ограничился. Наклонившись к сапёру, я проорал ему в самое ухо:

— Гони к насосной станции, встретим там остальных и попробуем прорваться через западный КПП!

Документы наши не столь хороши чтобы выдержать длительную проверку. Подчинись мы тогда, нас кинут в местную тюрьму до выяснения и оттуда уже не сбежать… Алекс уже достаточно оправился, джип шёл ровно, пару раз мы объехали скопления техники на перекрёстках. Справа по ходу движения поднимался чёрно-серый столб дыма, однако по характеру разрушений можно было заключить, что основной удар принял на себя грунт, больших разрушений пока не было. Но я по опыту знал, что самое интересное ещё не случилось. Наверняка сейчас начнут детонировать уцелевшие боеприпасы, поскольку тушить арсенал никто не собирается, слишком много паники вокруг.

Народу прибавлялось, несколько раз я видел, как опомнившиеся легавые выставляли на улицах и между зданий белые щиты. Дважды нам удалось объехать баррикады, но скоро стало ясно, что зона оцепления перерезает нам путь к насосной станции. Поэтому как только впереди замелькал очередной белый прямоугольник, я приказал:

— Правь прямо на него, если остановимся — хана обоим.

Алекс, пригнувшись к рулю, газанул. Джип, набрав приличную скорость, через считанные мгновения протаранил ещё не закреплённую секцию ограды. Вслед послышалась стрельба, но сапёр свернул на перекрёстке, и мы неожиданно въехали на совершенно пустую парковку, за которой, совсем близко, виднелась двухэтажная башня из серого бетона. Созданная как укреплённая огневая точка, башня не имела окон, только ряд бойниц, обращенных на юг и юго-восток. Таким образом, оттуда простреливались подходы к дорогам ведущим на лётное поле и к восточному выезду с авиабазы. Однако круговую оборону тут долго держать не выйдет: северная сторона совершенно «слепая», это на случай вроде нашего, чтобы легче было штурмовать.

— …Ой, ё!.. Держись!..

Неожиданно асфальт перед капотом вспух оранжево-белым клубком разрыва, джип подкинуло в воздух, а потом швырнуло вперед и влево. Я успел упереться ногами и ухватиться за боковые поручни, а Алекс вцепился в руль в последнее мгновение перед тем, как «хамви» опрокинулся. От удара и последовавшего за этим скрежета в глазах вспыхнули искры, а потом потемнело. Машина скрежетала, подымая тучи осколков бетона, стекло пошло трещинами. Слева ухнул ещё один разрыв, в днище шибануло так, что я практически перестал соображать, что происходит. Алекса мотало из стороны в сторону, похоже, он сильно приложился головой, лицо его заливала кровь. Последовал новый удар, джип врезался в стену башни. Превозмогая страшную боль во всём теле, я пролез на заднее сидение и изнутри открыл багажник. В узкий проём было видно, как в нашу сторону короткими перебежками перемещается несколько солдат в форме военной полиции. А за ними и чуть правее стояла причина нашего падения — я различил угловатый силуэт башни американской бээмпэшки «Брэдли». Сзади застонал Алекс, и я, плюнув на амеров, стал вытаскивать его за лямки «разгрузки», но он так вцепился в руль, что пришлось приложить усилие и кучу «волшебных» слов.

— Отпусти баранку… пусти её на хер, говорю!..

Дальше всё было как в тумане: амеры приближались, броневик дал две очереди по джипу из пулемёта, нас опять спасла противоминная броня днища. Решив отпугнуть наступающих, я, оставив раненого, подтянул к себе автомат и, прицелившись в переднего полицая, дал несколько коротких очередей. На фоне общего гула и воя сирен выстрелы прозвучали почти неслышно. Амер, в которого я целил, споткнулся и быстро осел на землю, остальные попятились, но тоже открыли огонь. Насколько я мог судить, стреляли они скорее от страха и не особо целясь — ни одна пуля не легла рядом, не щёлкнула по кузову машины. Отложив автомат и схватив Алекса за шиворот, я снова пополз вперёд, и вскоре мне удалось выбраться на асфальт. Не успев перевернуться на живот, я увидел впереди выруливавшую прямо на меня бронемашину. Автоматическая пушка «Брэдли» опустилась, и не надо было быть пророком, чтобы понять, что откатиться за машину мы не успеем. Но в следующее мгновение откуда-то сверху в броневик ударил сгусток огня, и «Брэдли» окуталась клубами дыма. Не мешкая ни секунды, я снова потащил раненого и ценой невероятных усилий отполз вместе с ним назад и вправо, теперь днище защищало нас от амеров. Чьи-то руки коснулись моего плеча — это были Веня и парень из группы Новика, все его звали просто дядя Слава. Студент что-то говорил, но из-за контузии я его не слышал. Вдвоём они втащили нас в дверь башни насосной станции, оказавшиеся совсем рядом, а потом я на какое-то время отключился. Но вскоре сознание вернулось под напором резкого нашатырного запаха. Отпихнув от лица чью-то руку, я ещё с закрытыми глазами поднялся на ноги, но не отрываясь спиной от стены. С усилием разлепив веки, увидел перед собой лицо Очкарика. Голова его была перевязана куском тёмной ткани, у левого виска виднелась блямба тампона, набухшего от крови. Я нащупал рукой сосок поилки и выцедил пару глотков успевшей немного нагреться воды. Стало немного легче, но железисто-солёный привкус крови так и остался на языке. Шум в голове утих настолько, что стало не так больно соображать. Кивнув Вене, я спросил:

— Потери?

— Трое… нарвались на патруль. Семён, Балыч и… Света. Чёрт этот из арсенальной обслуги нас только до первого кордона проводил, потом Михаил чего-то не так ляпнул офицеру, который мимо проезжал. Короче, ждали нас у самой башни. Балыч два джипа, что дорогу перегораживали, грузовиком протаранил… место там узкое было между бараками. Парни в головной машине сгорели, Светка уже потом, когда мы к башне прорвались… в спину… пуля из «крупняка»… Её пополам почти…