Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Парень не удержался, всхлипнул, я протянул ему фляжку с настойкой и заставил долгий глоток. Веня сглотнул, лицо раскраснелось, кровь побежала по жилам быстрее.

— Почему вы ещё тут, что с тоннелем?

— Михаил там с Новиком. Дверь заблокирована, но говорят что сломают, нужно час где-то подождать.

— Ясно. Пулемёт что на складе взяли, уцелел?

— Цел, но Михаил не знает, как его ставить и…

— Это поправимо. Пошли со мной, артиллерию надо на второй этаж поднять. Где гранатомёт добыли?

Веня первый раз за время нашего невесёлого разговора слабо улыбнулся. Показав пальцем куда-то наверх, ответил:

— Ирка с Новиком на свой страх и риск два амеровских «джавелина» [Имеется ввиду ПТРК «Javelin». Противотанковый ракетный комплекс третьего поколения, с автоматической системой управления. Стоит на вооружении армии США с 1995 г., планируемое время эксплуатации — до января 2020 г. // В состав ПТРК входят: прицельно-пусковое устройство (ППУ) с оборудованием, производящим выстрел, и пассивным комбинированным, всесуточным прицелом, а также транспортно-пусковой контейнер (ТПК), в котором размещена ракета средней дальности типа «выстрелил и забыл», оснащенная инфракрасной головкой самонаведения (ГСН). Кроме головки самонаведения, ракета имеет тандемную кумулятивную боевую часть и двухдиапазонный ракетный двигатель, работающий на твердом топливе. // Ракета имеет два режима атаки: режим прямой атаки в горизонтальной плоскости и режим пикирования (угол 45°). Первый применяется для поражения защищенных объектов (типа ДОТ бункер и т. п.) и вертолетов, второй режим, который позволяет поражать цель сверху, предназначен для танков и бронетранспортёров. Старт ракеты осуществляется с помощью вышибной двигательной установки под углом 18° к горизонту, далее при помощи маршевого двигателя происходит набор высоты — 50 м для прямой атаки цели или 150 м для режима пикирования. В полете управление ракетой осуществляется с помощью изменения вектора тяги, что позволяет обеспечить достаточно высокую маневренность, необходимую для уничтожения целей сверху на малых дальностях. При старте ракеты количество выбрасываемых пороховых газов незначительно, что вместе с «мягким» пуском позволяет использовать «Джавелин» в помещениях с ограниченным пространством. // Стрельба из ПТРК «Джавелин» происходит следующим образом. С помощью одного из прицелов, дневного или ночного, в зависимости от обстановки, оператор наблюдает за полем боя, выбирает и захватывает подходящую цель, совмещает перекрестие оптического прицела с намеченной целью, после чего переключает на ГСН ракеты, которая имеет более узкое поле зрения. После отметки цели с помощью курсора на видеоэкране и захвата цели ГСН оператор осуществляет пуск ракеты. // Весит такая «труба» 23 кг, что в принципе не критично и стрелять может один человек. Наводить и стрелять просто, время подготовки выстрела — около минуты, картридж с БЧ меняется за 20 секунд. Однако пользователи отмечают нежелтельность работы комплекса на пределе заявленной эффективной дальности — 2500 м. «Джавелин» ведёт себя нормально только на 1800 м. Против укреплений «Джавелин» не особо эффективен, поскольку имеет лазерную головку наведения. Это частное мнение, соглашаться или нет — личное дело каждого. // ПТРК «Джавелин» поставлялся на экспорт для вооруженных сил Испании (12 комплексов), Тайваня (40 комплексов, 360 ракет), Нидерландов (240 комплексов), Иордании (30 комплексов, 110 ракет).] спёрли, когда мы в арсенале разгружались. Вадька пользовался таким, когда в Канаду ездил, говорит, что это просто.

У меня даже не было сил сердиться, мысли крутились только вокруг пулемёта, поэтому я лишь кивнул, и мы пошли на второй этаж. Тут сидели ещё двое парней. Изредка они высовывались из бойниц и постреливали в сторону бараков. Амеры пока молчали, уничтожение бээмпэшки их сильно отрезвило. Вдруг сверху грохнул выстрел, в узкую прорезь бойницы я увидел, как в окне одного из дальних «одноэтажек» лопнуло стекло. Это точно Ирина, сидит на крыше и кого-то углядела. Ее винтовка заговорила снова, и, зная характер девушки, я понял, что она ранила одного, чтобы завалить тех, кто придёт его спасать. Амеры снова открыли огонь, но всё без толку — Ира уже скатилась вниз. Увидев меня, откинула с лица маску и побежала навстречу, мы крепко обнялись.

— Алекс?!

— Жив твой Алекс, внизу лежит. Помяло маленько, головой приложился о броню. Не ранен он… Амеры не прицельно палили, да и машина спасла.

Девушка кинулась опрометью к лестнице. Я давно догадался, что она ходит за нашим сапёром всюду не просто так. Улыбнувшись про себя, стал удалять смазку с затвора пулемёта. Спустя полчаса, установленный на станок и заправленный лентой, «утёс» уже смотрел в сторону бараков и далёкой рулёжной дорожки аэродрома. Став за станок, взвёл сыто клацнувший затвор и прильнул к прицелу.

Не отрывая взгляда от цели, бросил парням у амбразур:

— Быстро вниз, держите первый этаж, сейчас будет жарко…

В сетку лёг узкий борт медленно идущего по земле штурмовика. Тысяча триста метров… Введя поправку, я мягко выбрал спуск.

— Да-а-да-ах!.. Да-да-ахх!..

Трассеры первой, пристрелочной очереди легли чуть ниже и левее. Промашка, однако… Тяжёлые пули в клочья разнесли какой-то жестяной бак и прорвали секцию сетчатого ограждения. Поправив прицел, я снова выжал спуск, сопровождая цель.

— Да-а-да-ах!.. Да-да-ахх!..

Борт самолёта распался на мелкие фрагменты, машину повело в сторону, и в следующий миг самолёт взорвался. Я перенёс огонь правее, туда, где стоял укрытый чехлом бомбардировщик.

— Да-а-да-ах!.. Да-да-ахх!.. Да-а-да-ах!.. Да-да-ахх!..

Пули ложились в цель, брезент рвался, и видно было, как от серой туши бомбера отлетают куски обшивки. Грохот очередей слился в одну громкую песню, слушать которую хотелось вечно. Бомбардировщик окутался дымом, потом клюнул носом и разломился на две неравные части. Я перенес огонь на что-то, укрытое масксетями, но разглядеть что-либо в чадном мареве выхлопа было уже трудно. Вдруг всё тело башни потряс сильнейший удар, меня сорвало с места и швырнуло к стене, пулемёт полетел следом, словно весил, как игрушечный. С трудом переборов навалившиеся разом тяжесть и тошноту, я поднялся на четвереньки и, осмотревшись, улыбнулся. На танковый снаряд не похоже, скорее из гранатомёта долбанули, потому и не пробили стенку. Гранату остановил противокумулятивный экран, потому она и разорвалась снаружи. Но всё равно получилось мощно… Однако от удара лопнули крепления труб, занимавших треть помещения, струйки горячей и холодной воды смешиваясь с бетонной пылью, и вскоре образовали приличный слой грязи на полу. Не поднимаясь во весь рост, я снова утвердил пулемет на треноге. Протерев оптику, я снова навёлся на аэродром. Там суетились тягачи, стаскивая обломки самолёта, две трёхосных машины тянули носовую часть бомбера. Рулёжку надо было освободить, это понятно. Но вот этого я вам сделать не дам…

— Да-а-да-ах!.. Да-да-ахх!.. Да-а-да-ах!.. Да-да-ахх!..

Один за другим оба тягача вспыхнули, окутавшись чёрным дымом и теперь уже намертво блокировав собой злосчастную рулёжную полосу аэродрома. Но на этом моё везение закончилось: к чёрным хвостам гари прибавилось несколько струй белого, плотного дыма химзавесы. А потом в стену снова что-то ударило, и на этот раз я не помню куда отлетел, в глазах потемнело, словно кто-то резко выключил свет.

— Антон, очнись, брат!..

Открыв глаза в очередной раз, я обнаружил рядом сидящего на корточках Мишку. Он был весь в грязи, у стены стояла его верная винтовка, с которой он не расставался.

— Чё было-то?

— Танк подошёл, но куцый какой-то, не «абраша». Только что долбить перестали, верхний этаж разнесло, крыша рухнула. Мы тебя еле выволокли.

— Как там проход?

— Только что закончили петли срезать, тут инструмента полно. Подрывать не хотелось, чёрт его знает, какие там трубы. Можно выдвигаться. Только ползком, ход достаточно узкий.

— Хорошо. Сколько осталось людей?

Мишка помрачнел, но, сделав усилие, сказал без своих обычных отступлений на тему «если бы». Голос приятеля звучал глухо, он опять начинал самоедство.

— Трое убитых, все из группы Новика. Есть раненые, но «тяжёлых» нет, могут идти сами. Пока ты в отключке был, на аэродроме что-то рвануло. Пламя белое, чистое. Столб огня с девятиэтажный дом!..

Это был лучший результат, нежели я ожидал. Видно взрывчатка в самолёте была. Надеюсь, что там теперь вообще. Видно, в самолете была взрывчатка. Надеюсь, что амерам теперь не до полётов. Оглядевшись, я заметил, что мой автомат и «броник» лежат тут же, у стены. Киваю в знак того, что услышал. Из-за глухоты после обстрела все мы орали, потому что едва слышали друг друга. Подозвав остальных, делаю над собой усилие и, подхватив оружие и снарягу с пола, поднимаюсь на ноги.

— Товарищи бойцы, задание выполнено, мы справились. Теперь каждый из вас может по праву считаться настоящим солдатом, настоящим разведчиком. Поздравляю вас.

Смысл сказанного не сразу, но всё же дошёл до израненных и уставших ребят. Вглядываясь в эти осунувшиеся закопчённые и грязные лица, я понял, что в душе появилась робкая надежда. Выходит, всё не зря: смерть Семёныча и остальных ребят… В этот миг я полностью уверился в правильности всего что случилось, пускай не всё произошло, как планировалось. Надев броник и повесив автомат на шею, я скомандовал:

— Группа, приготовиться к выводу. Задача — отход к точке временного базирования. Интервал три метра, скрытно выходите в квадрат сорок, для соединения с основными силами отряда. В бой не вступать, себя не обнаруживать. Старшим группы идёт товарищ Михась. Всё. Вопросы, жалобы, предложения?

Все молчали, голос подал только Веня, хотя чего-то подобного я и ожидал. Бывший студент возмужал, в движениях и во всей его долговязой фигуре появилось нечто, присущее только обстрелянным бойцам. Двигался он осторожно, чуть ссутулившись, готовый немедленно среагировать на обстановку. Однако сейчас это был всё тот же Очкарик, что-то в человеке не подвластно даже войне:

— А ты, командир?

— Я — это вся ваша группа прикрытия. Амерам нужно показать, что дома кто-то есть. Одного будет вполне достаточно.

Ребята загомонили протестующе, но такой поворот событий я предвидел. Поэтому снова заговорил, но уже взяв тон повыше:

— В бою у каждого своё место. Моё теперь тут, и это не блажь, это необходимость. В подобных обстоятельствах и при тех потерях, которые мы имеем, нет смысла рисковать большим количеством людей. Рискнуть малым, чтобы выиграть в большем — вот девиз разведчика. Так что выполняйте приказ, вопрос был не по существу. Всё. Вперёд — марш!

Михась при ребятах ничего не сказал, и я это оценил. Сейчас просто не было времени и желания говорить с кем-то ещё. Осмотрев автомат и проверив, не сбит ли прицел, я присоединил короб и взвёл затвор. Незаваленными остались всего две из шести бойниц на первом этаже, из них простреливалось пространство вдоль дороги, ведущей к восточному выезду с базы. Оглянувшись, я проводил взглядом исчезающих в люке ребят и улыбнулся, ведь всё же у нас получилось то, что в самом начале выглядело как авантюра, игра воспалённого горем и местью ума. Последним шёл Мишка, взгляд приятеля был тоскливо-укоризненным:

— Тоха, зачем ты так? Можно всем уйти, проход чист… сам проверял…

— Амеры не дураки, Миша. Вы по трубе ещё час ползти будете. Если я отсюда не шумну, они вас с той стороны точно встретят. А за меня не боись, брат — Леший вывернется. Иди, сбереги молодняк и Лере передай… передай, что я снова прошу у неё прощения. Не сдержать, видно, данного слова. Всё, двигай отсюда.

Михась тоже нырнул в люк, сделав это с явной неохотой. Я пристроил на поваленной трубе автомат и, прикинув расстояние, поймал в прицел двух амеров, мелькавших в оконном проёме барака. Плавно выжал спуск, «сват» несильно отдал в плечо, и один из амеров, крутанувшись на месте, упал. Второй залёг, но я уже перенес огонь левее. Там, у спешно возведённой баррикады, копошилось человек пять в обычной полевой форме. Видимо, сюда стянули серьёзные силы. Дав четыре короткие очереди, я сменил позицию и очень удачно прострелил колёса спешившему куда-то джипу. Машина рыскнула влево и врезалась в стену ангара, в десятке метров у обочины. Наскочив на какую-то невысокую преграду, «хамви» с турелью наверху подпрыгнул и въехал прямо внутрь ангара. Спустя пару мгновений оттуда повалил дым и что-то загорелось.

— Ву-ум! Ах!..

В стену над моей головой словно треснули тараном. Здание затряслось, снова брызнула вода, посыпались куски бетона и пыль. Следом — ещё один удар, но я успел прижаться к стене рядом с бойницей. В голове билась только одна мысль: «Бог, если ты правда есть, дай мне перед смертью убить ещё одного амера, хотя бы ещё одного!..» Высунувшись наружу, увидел, что нас обстреливал не танк, а самоходка. Машина ворочалась на месте, водя стволом, но желание убить как можно больше американцев, заглушило всё на свете. Теперь всё тело пронизывало чувство небывалой лёгкости. Усталость, мучившая с самого начала войны, ушла. Теперь можно будет и отдохнуть. Вот доделаю вот эту работу и точно отдохну. Пусть это будет тихое место, где нет грохота взрывов и грязной тёплой воды по пояс…

…Высунувшись снова, я поймал в прицел баррикаду, но теперь почему-то полуразрушенную. Амеры больше не стреляли в мою сторону, перенеся огонь куда-то влево, в сторону КПП. Не думая, что там такого могло случиться, я поймал в прицел фигурку солдата, наводящего куда-то станковый пулемёт, и плавно, как в тире, выжал спуск. И в этот момент самоходка плюнула огнём, глаза застил кровавый туман и всё потемнело. Только напоследок яркой зарницей мелькнуло сожаление:

— Не сквитался, выходит…

* * *

Россия. 7 октября 2011 г., 16.31 по местному времени. Юго-западный участок Центрально-сибирской оккупационной зоны. 118 километров на юго-восток от предместий г. Кемерово. Командир разведывательно-диверсион ной группы глубинной разведки фронтового подчинения ОСК Восток, позывной «Вихрь-4» — майор Андрей Раскатов. Оперативное взаимодействие.

После салюта, устроенного кем-то на американской базе, находившейся в сорока восьми километров западнее железнодорожного узла, я повёл группу юго-западнее небольшой гряды, состоящей из поросших лесом плоских холмов. Сказать, что янкесы всполошились после случившегося, это значит ничего не сказать. Клещ вывел на электронную карту моего коммуникатора последние данные, полученные от космической разведки. К базе стягивались все имеющиеся в том районе части, включая даже остатки пехотной бригады, находящейся на переформировании. В общей сложности там было сосредоточено до двух тысяч человек, включая сводный батальон морской пехоты. Три неполные танковые роты и дивизион артустановок типа «паладин». Однако после того, как мы выступили у грузового терминала, часть войск в спешном порядке перебрасывалась ближе к Монино — небольшому посёлку рядом со станцией. Самого посёлка давно уже не существовало, там теперь спешно сооружался укрепрайон, ориентированный на прикрытие транспортной магистрали и собственно железнодорожного узла. Мы шли ещё часа два, когда Клещ по короткой связи предупредил о сеансе связи вне графика. Найдя удобное место у подошвы среднего из шести холмов, я скомандовал привал и, подозвав радиста, снял трубку и набрал код канала экстренной связи. С виду это как позвонить по обычному телефону, только сигнал идёт через шифратор и по быстро меняющейся волновой частоте, что делает почти невозможным пеленгацию разговора. В трубке мурлыкнул сигнал отзыва, и я сказал:

— Вихрь-Четыре на связи.

Пиликнул тоновый зуммер шифратора частоты, и в следующий миг раздался знакомый голос полковника Маевского из разведотдела штаба фронта. Слышимость не ахти, однако голос я узнал:

— Здесь Бастион-Восемнадцать. Четвёрка, подтвердите своё прошлое сообщение по «костру» в районе Избушки.

Даже по защищённому каналу мы говорили кодом: «костёр» — взрыв, а «избушка», соответственно, авиабаза.

— Подтверждаю «костёр», Бастион.

— Добро. Задача изменилась. Теперь ваш маршрут на девять — девять — три. Там встретите родню, но ухаживать будут они. Просьба от Деда, будете у дяди Васи, он знает дорогу, привезите сувениров побольше, если киоск будет открыт. Как принял, Четвёрка?

— Принял, Бастион. Всё ясно: встречу дядю Васю, сходим за сувенирами и порадуем Деда.

— Тогда до связи. Отбой, Вихрь-Четыре.

— Принял, Бастион. Отбой.

Похоже, всё завертелось, и янкесы остались без «Плаща». Согласно приказу, мы теперь идем на соединение с группой «десантуры». По карте получается, что они выйдут в район деревни Сиговое, там просёлок и сорок пять километров от второй линии американской обороны. Думаю, мы пойдём на острие фланговой атаки, ворвёмся на базу и, согласно просьбе командующего, постараемся выяснить, кто устроил взрыв. Ухнув по-совиному, я собрал ребят, и мы ускоренным маршем двинулись к месту встречи с десантом. Спустившись в узкую впадину, мы пошли вдоль гряды на восток, чтобы скрытно выйти к точке рандеву у опушки леса. Но чем дальше мы продвигались к цели, тем плотнее местность оказывалась насыщена разрозненными вражескими частями, спешившими в том же направлении по разбитым грунтовым дорогам. Несколько раз пришлось уходить с маршрута и пережидать, когда пройдёт особо многочисленная группа американцев. Я скрупулёзно заносил в реестр все эмблемы и номера машин и через два часа отправил очередной доклад по оперативной обстановке. В ответ получил картинку со спутника, которая приятно удивила. Похоже, я оказался прав, и с юго-востока к базе движется большая танковая бронегруппа с позывным Гранит-Два. Одновременно усилились звуки канонады с того направления, откуда ожидался танковый «кулак». Также я видел, что в периметре базы царит бардак: от складов РАВ тянется вверх дымный шлейф, одна из полос аэродрома загромождена подбитой техникой. Напрашивалась мысль, что туда параллельно выбросили штурмовой батальон в довесок к тому, с которым у нас назначена встреча.

Свернув стоянку и снова сменив направление, мы двинули вниз и свернули в тайгу. Лес встретил неприветливо, я постоянно ощущал чьё-то присутствие, но ничего конкретного уловить не получалось. К дороге мы подобрались, почти не выбившись из графика, когда уже начинало вечереть. Я отправил к дороге Ворона, уж очень мне не нравилось то, что происходит. Ещё минут сорок мы шли вдоль дороги, пока в наушнике не раздался шёпот Ворона:

— Ворон — Вождю, Песочница справа три — пятьдесят. Два «пня» в секторе справа восемьдесят.

Опа! Это уже интересно. По дороге шла янкесовская колонна, судя по направлению, они выдвигались к лесистому хребту. А в зарослях на небольшой высотке, примерно в ста метрах, сидят чьи-то корректировщики с лазерным прибором наведения. Ворон с уверенностью их не опознал. Я решил пока ничего не предпринимать и внимательнее присмотреться к движущейся технике. Мы насчитали пять самоходок «паладин», три БТР типа «страйкер» в безбашенной конфигурации со стапятимиллиметровым нарезным орудием, также было там три инженерных танкетки и машина управления. Вся эта рать шла на приличной скорости, поднимая с раскисшей от дождя дороги тучи грязи.