logo Книжные новинки и не только

«Заклинатели» Алексей Пехов, Елена Бычкова, Наталья Турчанинова читать онлайн - страница 45

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Господин Хейон выслушал его вежливо и безучастно.

— Ты многого не понимаешь, Рэй. Ты ничего не знаешь об этом мире и о том, что в нем происходит.

— Я знаю гораздо больше, чем вы думаете.

Он старался не показать, насколько уязвлен и рассержен. И не столько равнодушием учителя, который отказался принимать его обратно, хотя и этим немного. Он окончательно разочаровался в том, чему его учили, и в наставнике — тоже. Неужели тому настолько плевать на своих учеников, которые проделали такой долгий и опасный путь?

Свет, льющийся в дверь, на мгновение померк, разрезанный высокой широкоплечей фигурой, и снова полился без помех. Рэй увидел мужчину в красной одежде и отчего-то подумал, что это тот самый человек, который наблюдал за ними, когда они шли сюда. Хотя тогда и не видел его лица.

— Добрый день, Хейон, — сказал незнакомец. — Новые ученики?

— Нет, старые, — с непонятным выражением ответил учитель. — И они уже уходят.

— Отчего же? Только пришли и уже покидаете нас?

У него было открытое веселое лицо с острыми пронзительными глазами, лоб казался непомерно высоким из-за широкой полосы выбритых волос, густые брови сначала показались Рэю седыми, но затем он увидел, что по ним проведена белая полоса. Черная курчавая борода была разделена на две части. Его радушие казалось наигранным, неискренним, под ним скрывалось настороженное жадное внимание.

И, глядя на него, заклинатель понял, что этот человек тоже маг.

— Да. Эти двое уходят, — не терпящим возражений тоном произнес магистр, кивком указывая на Рэя и Гризли. — А этот юноша остается.

— Дух шиисана? — понимающе спросил маг у Хейона. — Надо же, какая удача. Можно сказать, тебе повезло.

— Я тоже ухожу, — неожиданно заявил Сагюнаро. — Либо вы принимаете нас троих, либо никого.

— Какая преданность, — презрительно рассмеялся заклинатель в красном, небрежно прислонившись плечом к барельефу. — А можно один вопрос? Как ты собираешься жить дальше? Как ты будешь справляться с темной агрессивной сущностью, захватившей тебя? Пока тебе это удается. Но надолго ли хватит твоего везения? И не случится ли так, что ты обратишь свою силу против друзей, с которыми пытаешься быть столь благородным? Ты опасен, друг мой шиисан, и пора уже это понять.

Сагюнаро промолчал, отводя взгляд в сторону. Он сам неоднократно беспокоился о том же самом. И задавал те же вопросы.

— Только здесь ты сможешь научиться управлять своей силой, оставаясь при этом человеком, — мягко произнес господин Хейон с искренней симпатией. — Ты, конечно, можешь уйти, но как скоро закончится твоя выдержка и тебе захочется крови?

Гризли громко и недовольно засопел, но не решился вмешаться, хотя было видно, что ему есть что сказать.

— И еще один момент, — продолжил маг. — Скажи мне, как поступят остальные заклинатели, когда увидят тебя? Ты ведь знаешь, они попытаются убить тебя. И ты собираешься прятаться от них всю жизнь? А здесь мы могли бы научить тебя скрывать свою сущность так, что никто не почувствовал бы в тебе шиисана.

— Это, конечно, замечательно, — холодно и равнодушно отозвался Сагюнаро. — Но я не понимаю, зачем вам все эти дополнительные сложности, связанные с моим обучением. Дух, живущий во мне, может быть опасен и для вас.

— Да, маги ордена Варры не одобрили бы нас, — мягко и в то же время хищно улыбнулся его собеседник. — Они боятся экспериментировать, опасаются духов, которыми пытаются управлять, и почти ничего не знают о них. Поэтому утеряли практически все секреты общения с потусторонними сущностями, не в обиду тебе будет сказано, Хейон, ведь ты тоже из Варры.

Он слегка поклонился магистру, и тот молча кивнул в ответ, принимая это замечание, которое, видимо, счел справедливым.

— В прежние времена многие заклинатели приходили в Румунг для того, чтобы восполнить свое образование, — поддержал учитель слова местного мага.

— Но затем многие посчитали наши практики ненужными, лишними, слишком сложными, — безразлично заметил маг, всем своим видом показывая, что пренебрежение к этим знаниям совершенно не трогает его. — И теперь им проще убить заклинателя, одержимого шиисаном, чем научить его справляться с этой силой.

Он покачал головой, словно не понимая, как можно быть столь ограниченным, а затем снова проникновенно обратился к бывшему пленнику неизгоняемых:

— Мне было бы интересно работать с тобой. Заполучить силу такого духа, как шиисан, невероятно трудно. Я бы не хотел, чтобы ты был уничтожен ею.

Сагюнаро посмотрел на Рэя. В его глазах тот прочитал сомнение, неуверенность, вину и конечно же тайную надежду на то, что друг поймет его.

— Все нормально, — сказал заклинатель, стараясь не показать своего глубочайшего разочарования, и улыбнулся. — Конечно, ты должен остаться. Тебе нужно научиться справляться со своим внутренним двойником.

— Рэй, спасибо, — произнес Сагюнаро, и в его обычно спокойном голосе прозвучало неподдельное волнение.

— Не за что. Ты поступил бы точно так же на моем месте, — ответил тот с уверенностью.

— Вы могли бы оставить и нас, — с неожиданной злостью произнес Гризли, сделав вид, будто перестал замечать Сагюнаро. — Мы совершили не меньше всего, чем он!

Маг снова рассмеялся, полез в карман, вытащил маленький золотой предмет и небрежно швырнул его увальню.

— Держи. Надеюсь, это поднимет тебе настроение. Будут спрашивать, откуда ты это взял, — скажешь, Руам из храма десяти духов оценил твои таланты.

Гризли поймал подарок, который больше напоминал подачку, разжал кулак, увидел фигурную безделушку — знак заклинателя — и покраснел до ушей. Открыл рот, собираясь что-то сказать, однако промолчал и только кивнул. Чувствовал, как над ним только что тонко поиздевались, но причин для возмущения как будто не было.

— Ну вот, по-моему, вы все получили именно то, за чем сюда пришли, — сказал маг, обменявшись быстрым взглядом с магистром Хейоном. — Один облегчил душу, высказав все, что хотел, учителю. Второй обрел желанный символ власти. А третий будет постигать науку, к которой так стремился.

— Я не хотел облегчить душу, — возразил Рэй. — И просто так высказываться мне ни к чему. Я хотел доказать, что можно поступать по-другому, не так, как все привыкли, и добиться гораздо большего результата. И я надеялся, что вы, учитель, сможете понять и оценить это. Вас же всегда интересовал только результат.

Он прямо взглянул на магистра и увидел привычное выражение снисходительного сожаления.

— Ты опять споришь, — произнес тот устало. — Впрочем, ничего другого я от тебя не ожидал.

Рэй отвернулся, понимая, что говорить дальше бесполезно, и пошел прочь из чужого храма.

Гризли направился за ним.

— Рэй, стой. Подожди! — неожиданно раздался сзади громкий голос.

Заклинатель удивленно обернулся. Сагюнаро торопливо догонял их, не обращая внимания на явное неудовольствие, появившееся на лице магистра.

— Это неправильно! Несправедливо. Я не могу остаться. Рэй, место в этом храме должно быть твоим. Будет подлостью, если я брошу вас…

— Слушай, не валяй дурака, — сказал Рэй, чувствуя, с одной стороны, признательность за этот искренний порыв друга, а с другой — понимая, что он не имеет смысла. — Твое благородство ничего не изменит. Меня все равно не возьмут обратно. Дело ведь не в том, чтобы научиться новым магическим трюкам. Тебе нужно узнать, как остаться человеком. Есть вещи, которые гораздо важнее значков заклинателей и редких формул.

— Занятный парень, — с ироничной улыбкой сказал Руам, прислушивающийся к разговору. — Нечасто встретишь заклинателя с такими представлениями о жизни. И магом ему быть недолго.

Хейон мрачно хмурился.

— Так что оставайся, — спокойно продолжил Рэй, не обращая на них внимания. — Это путешествие в Агосиму вообще могло закончиться для нас ничем. А то, что ты сможешь учиться дальше, — большая удача.

— Но куда вы пойдете? — спросил Сагюнаро.

— Да уж найдем куда, — буркнул Гризли.

— Не пропадем, — улыбнулся Рэй. Он протянул руку, и друг крепко пожал ее на прощанье. — Надеюсь, еще увидимся.

Направляясь к выходу, он заметил, как маг в алом насмешливо смотрит ему вслед, а магистр Хейон уводит Сагюнаро в глубь храма.

— …И все равно это несправедливо, — раздраженно говорил увалень, шагая рядом с Рэем. — Опять все другим, а нам ничего. Мало того что ты ему жизнь спас, так еще и свое место в храме отдал.

— Не начинай снова. Ему это нужнее, — устало отозвался заклинатель.

Площадь заливало яркое солнце, слепящее после темноты древней постройки.

— Ну и ладно, — буркнул Гризли, щурясь от яркого света и прикалывая на куртку желанный золотой значок. — Зато теперь хоть работать нормально получится. Ты, кстати, тоже мог себе попросить.

— Я больше ни у кого ничего просить не буду.

Рэй сделал несколько шагов вперед, прищурился, когда тонкий луч, отразившийся от золотого обломка колесницы, попал ему в глаза, и вдруг из пустоты прямо ему на плечи рухнула неподъемная тяжесть. Он почувствовал, как падает на колени. Увидел редкие красные кляксы, крапающие на белые плиты, и понял, что это его кровь. Копье звякнуло по камням, но заклинатель не мог даже пошевелить рукой, чтобы поднять его. Рядом послышался возглас Гризли.

Рэй скосил глаза, увидел друга, тоже прижатого к камням невидимой силой, а еще — трех мужчин и двух женщин в красных одеждах. Они приближались неторопливо, разойдясь полукругом, в центре которого находились плененные молодые люди. Рэй ощутил потоки их магической силы.

Наконец подол красного платья прошелестел совсем рядом. Белая рука, унизанная тяжелыми золотыми браслетами, мелькнула перед его глазами, запустила пальцы в волосы и приподняла его голову. Он увидел надменное женское лицо с выбритым высоким лбом и тонкими белыми полосками на щеках.

— Славный мальчик, — произнес приятный голос с едва уловимым акцентом, и темные миндалевидные глаза лукаво прищурились. — Тебе разве не говорили, что Агосима опасна для таких, как ты?

— Для каких? — с трудом выталкивая из себя слова, спросил он.

Заклинательница улыбнулась полными алыми губами:

— Для детей с даром из-за гор. Молодых чужих магов.

— Мы не чужие, — прохрипел Гризли. — У нас здесь учитель. Спросите его.

— Твой учитель уже выбрал себе учеников, — прозвучал неподалеку глухой мужской голос. — А вы — бесполезный мусор. Корм для духов.

— Кто вы такие? Что вам надо?

— Они ничего не знают и не видят, — рассмеялась женщина. — Бедные, маленькие, слепые щенки.

Короткая пощечина обожгла щеку Рэя, он рванулся, пытаясь сбросить с себя невидимую тяжесть, но вместо этого неожиданно прозрел. Как будто с его глаз сдернули покрывало.

Его окружали духи. Они стояли за спинами магов и были привязаны к ним мощными заклинаниями, словно цепями. Рэй увидел над плечом женщины какую-то призрачную, размытую тень, такая же колыхалась подле ног мужчины, стоящего рядом, и еще одна — висела над его головой. Это были те самые бесплотные призраки из развалин, мимо которых они проходили с Нарой. Но те казались безвредными, а эти излучали голод и ярость.

— Кто это? — спросил он, совершенно забыв о том, что находится не в том положении, чтобы задавать вопросы.

— Духи прошлого, воспоминания, — ответил звонкий девичий голос. — Они дают силу нам, мы — им. Они хотят жить и отомстить людям за свои разрушенные города. Нам нужно их могущество.

— Но как же вы заставили их служить себе?

— Этому не учат в башне ордена, не правда ли? — улыбнулась женщина, выпуская его волосы. — И никогда не узнают, где можно найти подобные знания, не так ли? Не надо было вам сюда приходить. — В последней ее фразе вместо прежних насмешек зазвучала реальная угроза. — Теперь придется вас убить.

— Магистр Хейон не допустит этого! — вскрикнул Гризли.

Маги дружно рассмеялись, словно услышали невероятно забавную шутку.

— Магистр Хейон сам жаждал наших знаний, — произнес низкий мужской голос. — И лишь здесь он мог их получить. Неужели ты думаешь, он станет ссориться с нами из-за двух глупых мальчишек. Ари, отпусти их.

Плита чужой силы, лежащая на плечах, развеялась. Рэй вскочил, подхватив копье. Рядом поднялся на ноги мрачный и решительный Гризли.

— Так просто вы с нами не разделаетесь.

— Не говори ерунду, юноша, — презрительно рассмеялся заклинатель в красном кожаном доспехе, больше похожий на военного. — Не вы первые и не вы последние.

Он махнул рукой, полупрозрачная тень за его плечом взвилась, но не успела опуститься на Рэя. Тот вскинул копье — и невидимая волна заклинания ударила мага. Он споткнулся, но устоял на ногах и с легким недоумением взглянул на своего молодого противника.

— Смотрите-ка, они решаются защищаться! — с веселым удивлением воскликнула женщина, названная Ари.

Она взмахнула рукой, и по площади пронесся шелестящий поток горячего воздуха, заключая ее в кольцо. Рэй почувствовал, как нечто незримое сдавливает его голову, зажимает уши и рот.

— Но не умеют, — донесся до него презрительный голос. — Пустая бравада. Их там не учат убивать.

Сделав над собой усилие, Рэй повернулся и бросил мощное заклинание, которое разрезало марево, душащее его. То понеслось навстречу магу в военном облачении, но движением руки он заставил тень за своим плечом качнуться вперед и принять на себя удар. Однако поглощенная магия сильно толкнула его в сторону — прямо на статую одного из духов. Маг ударился спиной о камень, и его лицо исказилось от ярости.

Формула Гризли взметнула фонтан пыли перед ногами совсем юной девушки, оказавшейся чуть впереди. Она побледнела, почти сливаясь цветом кожи с белыми полосами на щеках. Дух над ее головой кровожадно затрепетал.

Больше у магов не возникало желания насмехаться над нежданными гостями. Молча, свирепо они ринулись вперед.

Ари швырнула перед собой цепь заклинаний, рисунок, который Рэй не смог рассмотреть — только успел выставить навстречу копье. Древко мгновенно стало горячим, от наконечника во все стороны полетели искры, словно он наткнулся на камень. Рэя отбросило прочь на несколько шагов, и он заметил, как поникла сущность над плечом женщины — та тянула из духа силу, словно сама была более сильным духом.

Значит, если убивать призраков, люди потеряют часть своей магии. Рэй хотел крикнуть об этом Гризли, но сразу две формулы обрушились на него, пытаясь снова связать, прижать к земле. Невидимая змея обхватила его горло и потащила за собой к самому краю холма.

— Рэй! — услышал он сдавленный возглас Гризли.

— Глупые щенки, вам никогда не справиться с нами!

Воздушная волна с такой силой ударила Рэя в лицо, что он почувствовал вкус своей крови во рту, в глазах стало темно. А затем сверху упало вязкое облако — сеть, которая стянула руки. Он вновь попытался отразить магию, но его заклинание утонуло в густом киселе, плавающем вокруг. Грудь сдавила вновь вернувшаяся тяжесть каменной плиты, и сопротивляться стало невозможно. Маги, управляющие духами, оказались гораздо сильнее их.

Рэй понял, что надеяться теперь точно не на что и через несколько мгновений он расстанется с жизнью. В звенящей от боли голове мелькнула мысль о кодзу. Коварном, хитром, опасном, с легкостью переходящем из одной реальности в другую.

Если бы он сам обладал способностью шагать по пространствам — его не смогла бы удержать здесь ни одна формула…

Шум ветра вокруг неожиданно умолк.

Мгновение тишины — а затем из пустоты, с чистого неба на землю упал черный, клубящийся столб дыма. Он коснулся белых плит и превратился в тощее существо высотой в два человеческих роста. Длинные лохмотья его одеяния развевались без всякого ветра и напоминали клочья тумана. Костлявая морда с горящими глазами повернулась к магам.

Те застыли, увидев тварь, поджавшую костлявые ноги, как будто для прыжка.

— Прошу меня извинить за вмешательство, — очень вежливо произнес кодзу глубоким, певучим голосом, который меньше всего подходил его облику кладбищенского пожирателя мертвечины. — Но эти люди — мои.

Он обращался не к магам в красных одеждах. Его глаза смотрели на духов, реющих над человеческими головами. Один из них по указанию хозяина устремился к похитителю мыслей, но тут же был отброшен в сторону рукой, на которой когти казались в два раза длиннее пальцев. Рукав, сотканный из черного дыма, хлестнул заклинателя, которому принадлежало существо, по глазам, и тот тут же согнулся, закрыв лицо ладонями.

— Они оба? — тут же весьма учтиво прошелестел призрак.

— В основном вот этот. — Кодзу указал на Рэя. — Но один, как я понимаю, он не двинется с места. Так что лучше и второго отпустить.

— Мы не можем этого сделать, — донеслось эхо нескольких голосов, — мы голодны, а наши хозяева злы.

Кодзу подрос еще немного, и его тень черным куполом накрыла площадь. Внезапно стало темнеть. В сером сумраке неба мелькнул отсвет луны.

— Вы глупы, бездарны и слабы, если починяетесь людям. Раньше все было наоборот.

— Прежде все было по-другому, — шептали духи. — Но наши земли разрушены. Связь с этим миром так хрупка…

— Ищите новые методы, — посоветовал кодзу почти любезно. — Импровизируйте. Как я…

Он хотел сказать что-то еще. Но неожиданно из-за угла храма прилетела мощная формула и врезалась в его рукав, выдрав порядочный кусок мглистой ткани. Следом за ней понеслась другая. Рэй увидел еще одного мага, выбежавшего на площадь.

— А вот это — смешно, — заявил, ухмыляясь, пожиратель мыслей.

Черная тень метнулась сверху вниз, обращаясь в гудящий смерч и накрывая все вокруг душным маревом. Рэй почувствовал, что густая тьма ослепила, оглушила его, почти выдавив весь воздух из легких.

И поволокла прочь.

Вниз с обрыва. Слой за слоем проламывая реальность и оставляя на ее зазубринах клочья дыма.

Кодзу, как всегда, уклонился от схватки, но на этот раз никто из магов не решился последовать за ним в его мир.

Мимо беглецов проносились размытые очертания гор, все больше напоминающие сотрясателей земель, спящих бесконечным сном. Мелькнул разбитый диск луны. Копье, которое Рэй продолжал сжимать в руке, налилось огнем, а затем потухло, превращаясь в обломок льда.

Заклинатель попытался вдохнуть, но не смог — и провалился в пустоту… Черную, словно колодец, бездну без мыслей и чувств. Ловушка, из которой он так старательно выбирался, стремясь одолеть кодзу, — захлопнулась.

...
Москва — КатмандуОктябрь 2008 — январь 2011