logo Книжные новинки и не только

«Командор Петра Великого» Алексей Волков читать онлайн - страница 13

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Под первыми подразумевалась все та же пятерка наиболее надежных полков. Потешные, Бутырский, Лефортов, Егерский.

– Точно, что в лучшем. Я прикинул – даже если казна без задержек заплатит, штук шесть в месяц пока предел. И то не прямо сейчас, – сообщил Юрий.

– Значит, через три года будет около двухсот штук, – прикинул Командор. – Действительно, только на мой полк.

Он передал ружье Ширяеву, а сам наклонился над мешком и извлек кожаный подсумок с патронами. Гильзы были бумажными, однако донышки – металлическими, и пули не уже привычные шарообразные, а конические с нарезами.

– Где-то так, – согласился Флейшман. – Хотя на три года вперед заглядывать рано. Может, удастся как-то расширить это дело. Я уже место для бумажной фабрики присмотрел и патенты соответствующие выправил. Чтобы ни от кого не зависеть. Винниус обещал мне хорошего мастера найти.

– Чувствую, подгребешь ты под себя всю местную промышленность, – качнул головой Командор.

– Только половину. Демидовы Урал к рукам прибрали. Теперь не выпустят. Надо будет с ними кооперироваться. Они пусть добывают, а делать буду я, – не без некоторого самодовольства сказал Флейшман. – Зря, что ли, на родину плыли? Слушай, может, ты всю Швецию завоюешь? Там, говорят, такие руды!

– И Латинскую Америку в придачу, – кивнул Командор.

– Зачем Америку, блин? – вступил Ширяев.

– А каучук? Генератор есть, изоляцию делать не из чего. Еще бы придумать, как этот каучук обрабатывать и, главное, как сюда доставлять. Надо с Испанией торговлю налаживать.

– А для этого – захватить Константинополь. Чтобы вокруг Европы не мотаться, – подхватил Сорокин. – Короче, прибрать к рукам весь мир и тогда уж обеспечивать всеобщее техническое благоденствие.

Никакого осуждения или издевки в словах спецназовца не было. Разве сожаление, что задача слишком сложна и вряд ли осуществима. Людей не хватит, не говоря уже о времени.

И диссонансом прозвучали слова Командора:

– Я же не главнокомандующий. Даже не генерал. Мне полка вполне хватает. Лучше, чем строить планы, давайте пойдем ружьишко опробуем.

Разве можно отказаться от такого предложения?

– Только патронов хоть немного на развод оставьте. Новая партия когда еще будет, – честно предупредил Флейшман. – Кузьмин мне обещал изготовить их побыстрее, но что-то сомневаюсь…

15. Судьба

Сомневался Юрий зря. Николай был человеком основательным. Каждый человек обязан внести собственную лепту в общее дело. Раз уж решил остаться на берегу, то должен заниматься чем-то полезным. Случись на южных рубежах бой, и что, ребята останутся без патронов?

День был субботний, канун единственного выходного, и Николай старался успеть сделать побольше. А тут еще вечером прямо в цех (какой там цех, небольшое помещение) заглянул Ардылов. Остальные современники больше привыкли работать головой, Сорокин находился в Таганроге, и посоветоваться о делах практических токарю было больше не с кем.

Разговор насухую старые приятели представляли себе плохо. У Володи с собой был полный штоф одного из последних изобретений – очищенной при помощи угольного фильтра водки. Кое-какую закусь токарь принес с собой. Да и Кузьмин не голодал. Решив поработать подольше, он, соответственно, запасся продуктами для ужина. Сало, хлеб, прошлогодняя квашеная капуста, рыбка. Одним словом, вполне приличная еда. Тем более для человека, не слишком избалованного и привыкшего часто обходиться без горячего.

Правда, Кузьмин вначале посмотрел на штоф с некоторым сомнением, а потом махнул рукой:

– Ладно. Мы по чуть-чуть. Все равно ужинать скоро пора.

Привычный самообман мужчин, хотя долгий опыт должен свидетельствовать, каким количеством иногда оборачивается пара совместно распитых рюмок. Или, в более поздних когда-то родных временах, – бутылка пива.

Потом показалось, что сидеть и пить вдвоем, когда помощники Кузьмина скромно жуют всухомятку, как-то не по-русски. Пригласили и их. От одной чарки ничего не будет, а настроение сразу поднимется.

Водка была крепкой, градусов за шестьдесят, однако штофа на пятерых оказалось мало. Хорошо, у Кузьмина тоже кое-что было в заначке. Не очищенный, однако в определенном состоянии все равно что пить. Главное, чтобы чарки долго не пустовали.

Ардылов, как оказалось, пришел уже слегка на взводе. Поэтому устал раньше всех и сделал попытку задремать в углу. Кузьмин тщетно пытался разбудить бывшего соплавателя, потом махнул рукой и поручил двоим из помощников отволочь токаря до дома.

Самогон тоже закончился, как перед тем кончилась водка. Зато оставалась работа, и посетившая мысль, что там, на юге, ребята останутся без патронов, заставила Николая вернуться к работе. Последнего помощника, правда, пошатывало, зато согревала душу мысль, что унесшие Володю обязательно вернуться с добавкой.

Когда дверь отворилась, Кузьмин сначала решил, что это и есть долгожданные носильщики. Обернулся – и невольно застыл.

В цех вошли Наташа и Юля. Обе одетые в богатые платья, уже потому не очень подходящие к царившему в цеху легкому беспорядку. А тут еще остатки закуски в углу…

Ладно. Когда покойный ныне механик застукал за подобным же делом, было намного хуже. Даже списать хотели, и только вмешательство деда позволило избежать фатальных последствий. А тут всего лишь женщины Командора. Да хоть бы и он сам!

Не в том смысле, что Кузьмин не боялся бывшего предводителя пиратов, а в том, что не государственная работа. Да и не чужие они. Отругал бы как следует, но прогонять-то не стал бы.

– Дядя Коля, вы Ардылова не видели? Сказали, что пошел к вам, – мило произнесла Юленька.

– Так он это… Посидел, поговорил и домой пошел, – уточнять, в каком именно состоянии пошел приятель, Кузьмин дипломатично не стал. Надо будет – сами увидят. – А что вы хотели?

Надо было бы предложить присесть, но в цеху не имелось мебели под дорогие платья.

– Понимаете, из наших в городе никого больше нет. Все в разъездах, все заняты, а мы к Сереже съездить хотим, – призналась Наташа. – Юра нас с собой не взял, сказал, что поедет кругами, а одним добираться как-то не очень.

– Наймите кого-нибудь. – Кузьмин относился к бывшим стюардессам с симпатией, как относился бы к дочерям, если бы они у него были, однако даже ради них не мог забросить работу. Путешествия нынче долгие.

Женщины прекрасно поняли недосказанную мысль. Сами не раз думали об этом. И выход был давно найден. Оставалось лишь претворить его в жизнь.

– А если на дирижабле, дядя Коля? – переглянувшись с подругой, невинно предложила Юленька. – Все равно никто его не использует. Да и вам была бы практика. С вашим умением за день долетим.

– На дирижабле? – потер щетину Кузьмин.

Мысль показалась заслуживающей внимания. Как заполнить баллон, он прекрасно знал, нужные вещества имелись. Вот только с топливом были проблемы. Взятого с собой еще из Вест-Индии подсолнечного масла было мало, посаженные подсолнухи еще не выросли и тем более не дали урожай, и еще в том году все сообща решили использовать летательный аппарат в крайнем случае. До тех пор, пока не появятся запасы топлива.

Но девочки смотрели с таким ожиданием, а алкоголь настолько туманил мозги, что Кузьмину невольно подумалось: а почему бы и нет? Если лететь вчетвером, с Ардыловым в качестве механика, то топлива удастся взять много. В один конец точно хватит. И на полдороги назад, может, останется. Если же удастся использовать попутный ветер…

Да и придумается еще что-нибудь. Нет подсолнечного масла, подойдет конопляное. Потянет как-нибудь.

– Полетим, обязательно полетим, девочки! – заявил Кузьмин. – Только дождемся приезда Петровича, чтобы точно знать: куда? К родам Женевьевы он точно будет. Может, и Валера приедет. Подскажет, как лучше лететь. Я же не штурман, могу заблудиться…

– Дядя Коля!.. – В восторге от неожиданно легкой победы женщины дружно бросились Коле на шею.

Вырываясь из сдвоенных объятий, бывший рулевой ненароком заметил последнего из помощников и стал стремительно трезветь.

Что такое гремучая ртуть, Кузьмин знал достаточно хорошо.

– Держи, мать твою! – рявкнул он.

Понял ли кто, к чему относилось восклицание, осталось неизвестным…


– Ну, кто так ползет? Вас же за версту видать!

Охотники – охотниками, однако Кабанов хотел подготовить весь полк к самым разнообразным действиям. Пусть пока дело решают сомкнутые строи и дружное выполнение команд, обстоятельства меняются. Против кавалерии в одиночку не выстоять. А против пехоты скрытное приближение может вполне пригодиться. Если потребуется – с последующим образованием строя.

И вообще, воевать классическими для этого времени трехшереножными линиями Кабанов не собирался. Вот колонна для атаки, пока никому не известная, – дело другое. В оптимальном случае – довольно разомкнутая, чтобы через переднюю шеренгу могла выдвинуться вперед следующая с заряженными ружьями, а после ее залпа – другая. Этакий вариант атакующего переката. Ничего другого не позволяло имеющееся оружие. С другой стороны, при атаке каждая последующая партия стрелков будет выбегать из порохового дыма. Достаточно большой интервал уменьшит вероятность вражеских попаданий, все-таки солдат во всех армиях обучают не индивидуальной, а залповой стрельбе. И даже завершение атаки, штыковой удар, придется не вдоль всей неприятельской линии, а на определенные участки. И прорвать их, по всем расчетам, не составит труда. А там уже громить разорванное построение и в хвост, и в гриву…

– Вот как надо! – Кабанов никогда не гнушался показать правильное выполнение упражнения.

Даже до знаменитых кубанских пластунов было века полтора, потому обучать подобным элементарным, с точки зрения иных времен, приемам, было просто некому.

Командор старательно прополз ужом метров тридцать, встал и спросил:

– Все поняли? Предупреждаю – от скрытности может зависеть ваша жизнь. Рота! Ползком поочередно…

Егеря дружно рухнули на землю. Каждое отделение было с самого начала разбито на звенья, те в свою очередь – на пары. Последнее – исключительно чтобы при действии в рассыпном строю хотя бы у одного из двоих был заряжен штуцер.

– Вперед!

Одни звенья ползли, другие их прикрывали, затем первые останавливались, условно целились, а перемещались вторые. И так перекатом от укрытия к укрытию до самого момента или обстрела, или внезапного броска.

– Чуть получше, но недостаточно. Капитан! Гоняйте людей, пока травинка не шелохнется! Или до обеда, – Сергей невольно вспомнил старую армейскую хохму.

Легким шагом, подтянутый и стройный, он двинулся дальше.

Летние месяцы надо использовать целиком. Пусть в его распоряжении не армия, однако порой один своевременный удар небольшими силами в состоянии изменить ход сражения. Как знаменитое движение с последующей атакой бригады Румянцева под Гросс-Егерсдорфом.

Во второй роте солдаты отрабатывали штыковой бой. Еще дальше звучал барабан, и под его перестуки солдаты выполняли всевозможные перестроения. Это потом слово «шагистика» станет звучать пренебрежительно. Пока же без нее элементарно не обойтись.

Пока обошел все роты, время приблизилось к обеду. Последними на поле были охотники. Но у них программа была несколько иная. Одни учились метать в цель ножи, другие отрабатывали различные приемы боя без оружия, наконец, в отдалении полдюжины лучших стрелков старательно учились обращению с новым барабанным ружьем.

– Продолжайте занятия, – Кабанов махнул Ширяеву рукой. Мол, обойдемся без чинов.

Не без удовольствия принялся наблюдать за ходом занятий. Но помимо вполне понятных чувств опытный Ширяев уловил еще нечто, явно скрываемое от посторонних.

– Дурные вести, Командор? – Ширяев только в самых официальных случаях обращался к командиру по званию. В основном предпочитал или по прозвищу, или по имени. По прозвищу чаще. Это было напоминанием о тяжелых, но, при взгляде из настоящего, не самых худших временах.

Памяти свойственно окрашивать прошедшее в романтическую дымку. Хотя какая на море может быть романтика?

– Нет. Как и хороших. – Кабанов инстинктивно полез за трубкой, с огорчением повертел ее в руках и спрятал вновь.

Раз уж остальные в данный момент обходятся без перекура, то негоже командиру быть исключением.

– Тогда что же?

Ширяев подсознательно ждал, что Командор отшутится или уйдет от вопроса, однако, вопреки ожиданиям, Сергей тихо произнес:

– Сам не пойму. Вторую неделю что-то гнетет. Как будто должно случиться нечто нехорошее. А то и уже случилось, и лишь мы в этих краях ничего не знаем.

– Вроде бы все… – начал Григорий.

– Знаю, – перебил его Командор. – Стрельцы отправлены в Москву без всякой дембельской службы. Турки ведут себя тихо. Князь-кесарь к нам претензий вроде бы иметь не должен. И все равно неспокойно на душе. Может быть, просто устал. Хочу к своим. Побыть с ними, отдохнуть.

Как ни живи службой, но иногда так хочется навестить свой домик в Коломне!

– Я тоже, – признался Ширяев. – Маратика увидеть, Сергея… – Своего второго сына Григорий назвал в честь командира.

Помолчали. Потом Командор встрепенулся и произнес:

– Давай сегодня позовем Костю и Валеру. Посидим, вспомним былое. Глядишь, легче станет.

Он стоял спиной к городу, поэтому не видел того, что первым заметил Ширяев. Зато сразу обратил внимание, как глаза Валеры сузились, пытаясь что-то разглядеть.

– Кто там? – оборачиваться Командор не стал.

– Не пойму. Скачут двое. Один – явно казак, а второй… – Ширяев напрягся еще больше. – Вроде Петрович. Но не уверен.

– Петрович? – Кабанов мгновенно совершил полоборота. – Откуда ему взяться? Он же…

Лицо бывшего флибустьера чуть дрогнуло.

К ним действительно галопом несся Петрович. Врач не жаловал верховой езды, и уже сам факт заставлял поневоле заподозрить что-нибудь плохое. Да и вид у Петровича был такой, словно он минимум дней десять только и делал, что стремительно мерил километры без остановки на отдых. Не верхом, так в возке. Выматывает не хуже.

Врач подскакал, кое-как остановил коня, сполз с него и выдохнул:

– Мне сказали, что вы здесь. Вот, пришлось взять лошадь.

– Что случилось? – тихо вымолвил Командор.

Похоже, эту фразу ему хотелось прокричать.

Петрович как-то замялся. Можно спешить изо всех сил, а потом не находить слов для передачи дурных известий.

– С Женевьевой? – спросил Кабанов про жену Валерия, тут же понял: не угадал, и глаза его вдруг стали большими. – Что?!

Часть вторая

Перепутья

1. Сэр и не только. Разные страны

В камине умиротворенно горело пламя. От этого в кабинете было уютно, особенно при взгляде за окно. Там моросил мелкий противный дождь, вызывал желание забиться куда-нибудь и не выглядывать, навевал сонливость и лень. Но живой огонь вставал на пути меланхолии, не давал впасть в сплин, призывал к спокойным и взвешенным рассуждениям.

– Его Величество, как вам, конечно, известно, нашел время лично встретиться с царем… – Лорд-канцлер задумчиво вертел бокал дорогого стекла, любуясь рубиновыми переливами выдержанного вина. – Могу также сказать, что встреча состоялась во многом благодаря вашей беседе с королем и высказанным замечаниям о переменах в России.

Лорд Эдуард благодарно склонил седую голову. Выносить подобные дела на суд палаты лордов и уж тем более – палаты общин было глупо. Только личные встречи с Его Величеством и теми людьми, которые вершат в данный момент политику великой державы. А во многом и судьбы остального мира.

Важное всегда должно оставаться тайным. Только тогда можно быть уверенным, что никто вольно или невольно не испортит проводимую игру.

Оставалось лишь наметить ее общие правила.

– Надо сказать, царь Петр произвел определенное впечатление на Его Величество. Работящ, не гнушается любой работой. Вместе с тем стремится изменить свою страну, сделать ее более приемлемой для остального мира. И при этом сам остается варваром, в самом прямом значении слова, – так же не спеша продолжал лорд-канцлер.

– Я все это имел честь докладывать, – напомнил, воспользовавшись паузой, Эдуард. – Как и о наиболее значительных или влиятельных лицах из его окружения. По возможности – с достоинствами и недостатками каждого по отдельности. Некоторые из них приехали в Европу вместе с Петром. Другие остались дома.

Лорд-канцлер кивнул, сделал небольшой глоток вина, посмаковал изысканный букет и лишь тогда произнес:

– Его Величество просил передать, что очень благодарен за ваши замечания и ценные наблюдения. Равно как и за привезенную вами машину, которая несомненно найдет применение у многих промышленников и горняков. Даже удивительно, как среди всеобщей дикости вдруг рождается творческое вдохновение.

Последнюю фразу он сопроводил легким движением руки, давая понять, что прекрасно помнит о нахождении чертежей среди древних сокровищ и сказал так ради изящности оборота.

Бокал последовал на столик, и лорд-канцлер взялся за колокольчик. Вышколенный слуга немедленно явился на звонок и застыл изваянием в ожидании распоряжений.

– Джон, принеси трубки.

Не пошло и пяти минут, как Джон вновь вошел в кабинет. На этот раз в его руках был поднос с двумя дымящимися трубками.

Джентльмены не спеша затянулись и продолжили беседу.

Преамбула завершилась. Теперь настал черед переходить к основной части, ради которой состоялась встреча.

– Остается определиться, как нам отнестись к затеянному Петром, – первым сформулировал проблему Эдуард.

– Совершенно верно… – Лорд-канцлер исчез в клубе дыма и лишь через какое-то время продолжил: – Думается, отношение должно быть двойственным. В данный момент мы не заинтересованы в развале Московского царства. В последнее время оно стало активно влиять на Польшу, таким образом не давая укорениться там Франции. Турция также является союзницей Его Величества Людовика, поэтому отвлекающая султана война в определенном смысле нам полезна.

Французский король был противником в только что закончившейся войне, наверняка будет таковым же в следующей, но правила хорошего тона заставляли говорить о венценосном враге исключительно с уважением.

– Никакой помощи на государственном уровне мы оказывать, разумеется, не станем, однако не будем возражать, если некоторые наши подданные в частном порядке наймутся на русскую службу. Кроме специалистов по металлургии. Нам ни к чему, чтобы русские искали у себя руду. Тем более – овладевали тонкостями литья металлов. – Лорд-канцлер вопросительно посмотрел на собеседника, все ли тот понял, дождался легкого кивка и продолжил: – Более того, мы не станем возражать, если царю Петру удастся захватить небольшой, – он подчеркнул интонацией размеры, – участок побережья на одном из морей. Это сделает более удобной торговлю с Московским царством, следовательно, послужит пользе Англии.

– На одном? – уточнил Эдуард.

Вначале он думал, будто речь может идти исключительно о Черном море.

– Как вы понимаете, порт на юге нам просто не нужен, – подтвердил догадку лорд-канцлер. – Дорога оттуда в первую очередь ведет в Австрию, Испанию, Францию. Уже потому для нас она не только бесполезна, но даже вредна. Другое дело – Балтика. Небольшой клочок земли с портом, откуда мы могли бы вывозить пеньку, деготь и прочие необходимые вещи, а также продавать свои товары. Путь до Архангельска тяжел и неудобен.

– Следовательно, желательно подтолкнуть Петра в этом направлении? – вопросительно посмотрел на лорда-канцлера посланник в России.

– Позднее. Когда судьба Испании будет окончательно решена. Или же решение будет отложено на некоторое время. Не скрою, многие заинтересованы в торговле с Россией.