logo Книжные новинки и не только

«Командор Петра Великого» Алексей Волков читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

– Тогда запрягай сани. Погостили, пора и честь знать, – против воли в голосе Петра появились привычные приказные нотки.

– Возьми за обед и труды, – добавил Сергей, выкладывая на стол горсть медной мелочи. Целое состояние по нынешним меркам.

Скуповатый по натуре Петр посмотрел на денежку не без алчности, словно хотел забрать ее себе. Но уже как-то неудобно было. Да и крестьянин монеты подхватил, тут же спрятал куда-то, пока гости не передумали.

Довольный мужик ушел во двор и через какое-то время вернулся с долгожданной фразой:

– Готово. Могем ехать.

– Славно, – первым поднялся царь. Ему уже стало надоедать затянувшееся приключение и хотелось поскорее убраться из переполненной избы в привычную обстановку.

Лошадь у Ивана на поверку оказалась старой клячей. Но в санях лежало сено, можно было удобно устроиться в нем. Ведь все равно: плохо ехать гораздо лучше, чем хорошо идти.

Не успели отъехать, как Петр задремал. Сказалась полубессонная ночь, пешая прогулка, нервотрепка. А тут спокойно, плечо Меншикова под боком. Пять верст на санях – не расстояние. Надвинул треуголку на лицо, поднял воротник, так что даже усы наружу не торчали.

Меншиков тоже заснул. При этом он стал похож на ребенка, безмятежного, беззащитного, еще ничего не знающего об окружающем мире. Все мы во сне выглядим иначе.

Сергей тоже чувствовал, как погружается в дрему. Тихонько поскрипывали полозья, покачивались на многочисленных колдобинах сани, уплывали назад вековые деревья по сторонам. Бескрайние просторы без начала и конца…

– Щас будет перепутье, а там и усадьба рядом, – вторгся в сознание голос возницы.

Командор заставил себя встрепенуться. Он чувствовал ответственность перед спутниками хотя бы потому, что был косвенно виноват в случившемся. Не надо было поддаваться подвыпившей компании и запускать шар. Еще хорошо, что обошлось.

Донесшийся шум окончательно прогнал остатки дремы. По другой дороге наперерез путникам двигалась целая кавалькада. Трое саней с дюжиной мужчин да верхами шестеро. Причем у верховых на боку висели сабли.

Обычные путешественники или поисковая партия? Должны же искать царя повсюду! Только для посланных на розыски одеты уж больно разнообразно. Ни на одном нет мундиров, хотя по идее…

К перекрестку подошли практически одновременно. Дорога оказалась перегороженной остановившейся кавалькадой. Один из всадников, хорошо одетый, нагловатый, подскочил к саням:

– Мужик, до Коломны мы так доедем?

– Отчего ж не доехать? Доедете вестимо, – отозвался Иван.

К всаднику подъехал другой. Сергею бросились в глаза зеленые стоптанные сапоги. Мгновение спустя внимание привлек взгляд. Какой-то настороженный, волчий, словно второй наездник высматривал возможную добычу. Потом в глазах промелькнуло удивление и еще что-то, оставшееся непонятным Командору. Зато появившийся хищный оскал заставил насторожиться.

Воспользовавшись невольной остановкой, ехавшие в санях сошли, стали разминать затекшие ноги. Кто-то уже, отвернувшись, справлял нужду. В свою очередь Командор на всякий случай скинул мешавшие рукавицы. Два пистолета в карманах – не бог весть что при таком соотношении сил, и оставалось поблагодарить себя за то, что под кафтаном в подмышечной кобуре лежит последнее напоминание о собственном времени – снаряженный револьвер. Столько было соблазнов для его использования во времена пиратской эпопеи, но не поддался, все время помнил о последних патронах. Новые ни за что не сделаешь. Расстреляешь – выкидывай. Потому чаще всего револьвер мирно лежал дома, запрятанный ото всех. Но тут взял. Словно предчувствовал.

Тот, в зеленых сапогах, что-то шепнул напарнику, повернул коня и оказался рядом со своими людьми. Второй же, нагловатый, спросил:

– Кто будете-то?

– А ты кто, что спрашиваешь? – вступил Командор.

Он быстро прикинул варианты. Вырваться и ускакать не получится. Все равно догонят. Значит, и работать предстоит здесь. Если бы еще все спешились… У конного перед пешим в поле всегда преимущество. Хотя…

– Хозяин здешних мест, – загоготал нагловатый. – Хочу – пропущу. Хочу – проводить до Коломны заставлю.

– Ладно. Кончай шутить. – Кабанов словно невзначай расстегнул полушубок и кафтан под ним. – Давайте с дороги. Мы по государеву делу. Сами доберетесь, куда вам надо.

Рядом зашевелился Меншиков, приоткрыл глаза.

– По государеву? – насмешливо протянул нагловатый. – Ишь ты! Напужал-то как!

От саней к ним уже направлялись его спутники. Даже верховые, включая того, в зеленых сапогах, спешились и присоединились к товарищам. Оружие виднелось не у всех, но двое потянули откуда-то кистени. Разбойнички? Не слишком ли открыто? И у импровизированного обоза парочка людишек возится.

– Что стоим? – Алексашка еще не проснулся по-настоящему.

– Сейчас поедем, – успокоил его Командор, вставая с саней.

Тяжеловато будет в полушубке-то! Но и разбойничкам не легче. Хоть шпага на перевязи, а не на поясе!

Командор вразвалочку, нарочито не торопясь, направился к конному. Тот нагловато подал коня навстречу, заставляя шагнуть в сторону. Даже не удосужился подумать, что так самому будет хуже.

Остальные на ходу разделялись. Некоторые продолжали идти по дороге. Другие сошли на снежную целину, стремясь обойти сани с Петром с обеих сторон. Чего стесняться, когда вокруг ни души? Плохо. Везде не поспеешь. Коня, что ли, забрать? Так трудно: без опыта – и в конный бой. Придется начинать сейчас.

– Ну и что это значит? – довольно миролюбиво спросил Сергей.

– Да кое-кто награбил вволю. Теперь пришла пора поделиться. – Глаза у наездника были безжалостные. – Угадаешь, кто?

Было бы время, Кабанов наверняка бы удивился. Совпадения быть не могло. Но странное даже не в том – как нашли здесь, на дороге, когда те, кому положено, до сих пор носятся неизвестно где? Впрочем, Коломна помянута не зря.

Краем глаза Командор заметил, что Меншиков поднялся. По лицу атамана промелькнула тень удивления. А в следующий момент резкий рывок вышвырнул его из седла. Командор, мимолетно пожалев, что не в сапогах, припечатал упавшего ногой по горлу.

Краем глаза отметил, что оставшиеся у обоза вытянули пищали.

– Стоять, мужики! Дырок наделаю! – В руках Командора словно сами собой возникли взведенные пистолеты.

Шарахнулся от крика и потери седока конь. Большинство подступавших застыли в нерешительности. И отзвуком прозвучал крик мужчины в зеленых сапогах:

– Бей его, робяты! – И рванул из ножен саблю.

Выполнить приказ мешал снег. Все, кто заходил с флангов, сильно отстали от середины. Ждать их Командор не стал.

Один из стрелков попробовал вскинуть пищаль и немедленно завалился с пулей в груди. Кабанов отбросил использованный пистолет, рванул освободившейся рукой перевязь, в несколько приемов освободился от стеснявшего движения полушубка и обнажил шпагу.

Как раз двое нападавших оказались уже совсем рядом. Один крутанул кистень, другой замахнулся саблей. Командор легко ушел от свистевшего кистеня, оказался чуть сбоку и нанизал разбойника на шпагу. Тот еще падал, когда Командор успел переместиться и рубанул его напарника. Зато мужчина в зеленых сапогах, оказавшийся следующим, сумел уйти от удара и попробовал в свою очередь достать противника. Рубиться он явно умел, и пришлось закрутиться с ним в смертельном танце. А тут еще все остальные, напрочь забыв первоначальный план, спешили на помощь одному из главарей. Второй до сих пор валялся неподвижно…

Противник попался действительно достойный. Только не привык он драться против шпаги. Да и полушубок мешал. Командор отбил саблю книзу, воспользовался секундной заминкой партнера и нанес стремительный выпад в горло.

Яркая кровь эффектно брызнула на белый снег. Остальные разбойники еще только подбегали. Кто-то из них на ходу выстрелил в Командора из пистолета, только стрелять в движении он явно не умел, и пуля просвистела далеко в стороне.

Меншиков окончательно проснулся. Надо отдать ему должное – ни медлить, ни колебаться Алексашка не стал. Он сразу спрыгнул на дорогу и, вырывая на ходу шпагу, помчался к Командору. Но до него было дальше, чем до разбойников.

Однако нападавшие уже не так стремились в драку. Быстрая смерть одного главаря и выход из строя другого наводили на определенные размышления. Оставалось подтолкнуть их в нужную сторону.

Кабанов сам рванул навстречу толпе, уклонился от чьего-то клинка, рубанул подвернувшегося разбойника, отпрыгнул в сторону и с неожиданным поворотом пробил грудь еще одному противнику.

Выстрел в разбойника с пистолетом. Выпад в оказавшегося рядом. Нырок под проносящийся клинок. Зверское выражение лица и крик, напоминающий звериный рык:

– Всех положу, гады!

Ему поверили. Да и как отказать в доверии, если половина товарищей уже корчится на снегу?

Сдали нервы у первого – у оставшегося с санями. Отбросив пищаль, разбойник схватился за вожжи и послал коней с места в галоп.

Его поступок послужил примером. Подскочивший Алексашка успел нанизать на шпагу замершего в нерешительности разбойника, однако остальные уже со всех ног неслись к оставленным лошадям и повозкам. И как бежали! Ни Кабанов, ни Меншиков догнать никого не смогли. Догоняешь всегда медленнее, чем убегаешь. Да и как оставить без охраны царя? Петр выпрямился в санях, и лицо его подергивалось в нервном тике.

– Мин херц, цел? – издалека выкрикнул Меншиков. Хотя в ту сторону вроде никто не стрелял, а саблей на расстоянии не достанешь.

Командор лишь взглянул и занялся другими делами.

Из шести оставшихся разбойников трое еще дышали, но оба главаря успели отойти в мир иной. Первый, выхваченный из седла, упал весьма неудачно. Да еще нога Командора аккуратно и точно перебила ему горло.

– Жаль, – качнул головой Кабанов.

Ему было чертовски интересно, по чью душу отправились разбойники и кто это их надоумил. Рядовые члены банды могут и не знать.

Скрипнул снег под ногами. Подошедший Петр взглянул на зеленые сапоги, потом – в лицо их владельца и дернулся:

– Пятидесятник Федька Ушуев. – А потом добавил: – Переодетый стрелец…

6. Флейшман. Визиты и новости

Всю ночь и весь день никто не находил себе места. Наиболее нетерпеливые ринулись на поиски сразу, в кромешной тьме. Найти они никого не могли. И ничего – тоже. Включая дорогу. Проблуждали до утра по лесам, а то и просидели под сенью деревьев, продрогли, устали, многие заблудились, и лишь с рассветом действительно смогли искать, а не делать вид.

Другие, более умные, дождались утра. Зато с первым робким светом они группами отправились в ту сторону, куда ветер мог отнести шар. По всем расчетам, далеко улететь кабаньер не мог. Если что и тревожило, так это возможная авария. Пусть воздушный шар не самолет, риск гибели все равно остается.

Полк Сергея тоже был поднят по тревоге. Кабанов не зря гонял солдат на лыжах. Теперь отряды лыжников составили существенную подмогу верховым. Еще неясно, у кого было больше шансов. По лесу на коне везде не проедешь, а вот пройти…

Сам я остался в Коломне. Была мысль запустить второй шар. Наверняка ветер пронесет его тем же путем, что и первый. Только управляемого приземления мы не предусмотрели, да и где гарантия, что он сумеет проделать весь путь? Уже не говоря о том, что малейшее изменение направления ветра пронесет его в стороне.

Если бы подключить к поискам дирижабль! Но у нас не было полного запаса водорода. Добыть же его – дело достаточно долгое. Все говорило за то, что задолго до этого времени Петр будет найден. Ведь не иголка же в пресловутом стоге сена! И местность достаточно обитаемая. Даже по европейским меркам.

Кабаньер я все-таки подготовил. Трудно в такой ситуации сидеть без дела да ждать, чем это кончится.

Признаться, я был готов ко всему. Кроме того, что случилось на самом деле. Когда после полудня сани примчали к нам невольных рекордсменов по воздухоплаванию и возмущенный Петр с ходу изложил историю с разбойниками, даже меня взяла оторопь.

Царь настаивал, что это было покушение на его венценосную особу. Из раненых до этого часа был жив только один, остальные скончались, причем этот уцелевший упорно твердил, что атаман вел их не по государеву душу, а облегчить сундуки какого-то человека.

Атаман был из дворян, скорее всего, давно промышлял разбоем, но в этот раз помимо своих товарищей прихватил стрелецкого начальника с несколькими подчиненными. Причем присоединившиеся стрельцы переоделись в обычную одежду.

Тут он не врал. Что до остального – мелкой сошке говорят не всё, и Петр ему не верил.

– Знаешь, похоже, царь ни при чем, – тихо сказал мне Командор, пока мы были одни. – Была вначале обмолвка, да и Петра в санях увидеть разбойники не могли. Мне кажется, ехали они по мою душу.

Он коротко рассказал начало конфликта. Услышанные Сергеем фразы убедили меня в его правоте. Разве что правота эта мне абсолютно не понравилась. С царским вариантом все было гораздо проще. Петр успел досадить слишком многим. Не за горами был стрелецкий бунт. Так что, по большому счету, ничего удивительного в покушении на него не было.

А вот кому мешал Командор? Или, говоря шире, – мы все? Кому-то у трона? Или ревнителям седой старины?

Тут я вспомнил еще одну возможность.

– Думаешь, лорд с сэром опять взялись за старое?

Элементарная логика: раз ехали грабить, причем кое-что знали о нашем прошлом, то как не заподозрить неких людей, уже использовавших против Сергея те же методы?

– Смысла нет. – Видно, Кабан сам заподозрил наших старых знакомых. Уж очень быстро у него был готов ответ. – В воздаяние за старые грехи – Эдик не сентиментален. Прервать нашу деятельность… Но тогда с нами могут исчезнуть какие-нибудь тайны. Проще прежде попробовать перекупить. Мы же по душам так и не говорили. Уже поэтому убивать сразу не станут.

От разговора с британцами Командор уклонялся как мог. Не знаю, только ли из своего армейского патриотизма, или причина была в ином. Все-таки, как мне кажется, к этой иной причине Сергей был не совсем равнодушен. Но то ли, несмотря на странную семью, был по-своему порядочным и не хотел причинять страдания той, кому и так от него досталось, то ли был не в силах простить давней истории с похищением…

– Вытащить можно не только деньги. Какие-нибудь планы, например. Чертежи… – Но я уже сам не очень верил в это.

– Угу, – кивнул Командор, угадав цепь моих рассуждений и полученные выводы.

– Но кто тогда? – Я имел право задать такой вопрос хотя бы потому, что был в одной команде с Командором. Покушение касалось и меня тоже.

– Спроси что-нибудь полегче. Не у меня, а у разбойничка. Еще лучше – у Ромодановского, когда он допросит пленного.

Тут к нам подошел Петр, и мы дружно умолкли.

– А ты герой! – Петр за всю жизнь вряд ли видел в деле хотя бы кого-нибудь, близкого по умению к Командору. Для этого надо походить в моря под Веселым Роджером, а еще раньше послужить в воздушном десанте. В роде войск, который появится спустя два с половиной века. – И что, любой из вас так умеет?

– Кое-чему научились, но Кабанов – самый лучший, – откровенно признался я. – И как начальник, и как воин.

– Как воина видел. Зело впечатляет. – В сущности, Петр был еще очень молод. Вот и смотрел на Командора с чисто мальчишеским восторгом.

Он без того иногда, как кажется, завидовал пиратской карьере Кабанова. Самодержец искренне любил море, только подобные приключения ему в любом случае не светили.

Если честно, я бы тоже предпочел без них обойтись. Очень много крови в той романтике.

– Научишь? – Учиться Петр был готов всегда.

– Показать кое-что могу. Но чтобы научиться всерьез, надо очень много тренироваться. Поначалу – каждый день, – предупредил Кабанов. – И пить все это время поменьше.

– Почему? – возмутился царь.

Не знаю, виноват в том Лефорт или кто другой, но будущий император уже сейчас был алкоголиком. Пусть до последних стадий ему пока далеко, однако обходиться без спиртного он не умел. Даже не представлял, как такое возможно.

– Вино нарушает точность движений, – наставительно произнес Сергей. Не иначе решил излечить государя.

– Ерунда. Я вот этими руками могу построить корабль от киля до клотика, – Петр посмотрел на мозолистые руки. – Ничего мне не мешает. Флот строили – ни одной детали не запорол.

– Тут другое, государь, – без улыбки отозвался Командор. – Чтобы достичь мастерства, жизни порой мало.

Невесть откуда взявшийся Меншиков внимал Кабанову с восторгом. Ему тоже хотелось быть лучше всех. Причем во всем. А уж в подобных делах – тем паче.

Я потихоньку оставил троицу. Пусть поучатся. Вреда не будет. Не ведаю, как пользы. Тут действительно каторжный труд. Хотя победа того стоит. Сам много раз во времена нашей эпопеи жалел, что заранее не готовился к грядущим схваткам. Да и не предполагал такого поворота судьбы.

Оказаться за века до собственного рождения – разве не фантастика? Читать подобное довольно приятно. Побывать в нашей шкуре – никому не советую. Сколько нас осталось?

Большинство полегло в море и на безымянных островах. Зато теперь перед нами лежит такое поле работы! Еще бы Сайреса Смита сюда с его умением делать все без особых проблем!

Коломна бурлила. Еще не все посланные знали о том, что все позади. По улицам носились всадники. Кое-где маршировали егеря Кабанова с лыжами на плече. На базарах торговки обсуждали уже ставшие известными новости, густо обросшие самыми разнообразными слухами. О том же говорили мужики в кабаках. При отсутствии газет и телевидения каждый может выдумывать, что душе угодно. С газетами – эту функцию берут на себя журналисты, а в некоторых случаях – само государство.

Вывод – надо как можно быстрее заводить газету.

Надо. Надо. Все надо. И не знаешь, за что хвататься. Нет, все это будет и без нас. Только почему бы не устроить пораньше?

В подтверждение последней мысли объявился примчавшийся из Москвы Аркаша Калинин. Румяный с мороза, сияющий, довольный.

– Нашел! – радостно сообщил Аркаша, показывая мне бумаги. – Копии сделал. Но взяточники там сидят! Неудивительно, что документы теряются или валяются десятилетиями без прочтения.

– Ну-ка, ну-ка… – Я пролистал принесенные листы. Аккуратным каллиграфическим почерком писца с многочисленными ятями и фитами был переложен доклад Дежнева об открытии им пролива между Азией и Америкой.

Прости, Беринг! Хотя белых пятен на карте много. Может, и твое имя появится где-нибудь в другом месте. Зато будешь избавлен от своей нелегкой судьбы. Нам без Америки никак. Только дела в Европе малость устроим, и надо будет организовывать экспедицию. Если не занять, то хотя бы застолбить. Добычу организовать. Стране нужны финансы. Всегда и в неограниченных количествах. Да и нам они лишними не будут.

Я со вздохом вернул бумаги Аркаше:

– Спрячь пока.

Калинин кивнул. Все планы разрабатывались нами сообща. Зато объяснять что-либо друг другу не было нужды. Увлечь Петра американскими затеями не составляло труда. Только поручать дело кому-то другому не хотелось. Сами мы пока нужны были здесь. И вообще, самое плохое – разбазаривание сил. Старое соседствовало с новым. Все шло через пень колоду. Царь метался от одного к другому, и добавить сюда освоение далекой земли – значило посеять такой хаос, что потом сами же из него не выкарабкаемся. Прежде навести хотя бы видимость порядка, выйти хоть к одному морю, так как Архангельск в качестве единственного порта не подходит ни в коем случае.

– Ладно, Аркаша, пошли пировать. Стол наверняка уже накрыт.