Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Я, Вась, тоже не пойду.

Василь сплюнул чинарь в урну, не попал.

— А вот от тебя, Филипп Дмитриевич, я такой подлянки не ожидал. Тем более в такой сложный для страны момент.

— Моя на дачу хотела… — тихо сказал Филипп.

— О, тих-тих-тих… А вот это удар по яйцам. Мне. И по самолюбию. Тебе, Филипп. — Василь повернулся к Пече, во рту слюнявилась новая самокрутка. — Запомни, малой, никогда женой, если ума не хватит холостым остаться, не прикрывайся.

— Понял, батьку, — весело сказал Печа. Чёрт его разберёт, этого Василя, где он серьёзен, а где дурня лепит. Возможно, имела место золотая середина, как и общий уровень жизни маленьких городков — то ли плакать, то ли смеяться. А лучше — кивать, опустив глаза. Как Филипп.

Он попрощался со слесарями и рванул в сторону остановки. Лобастый автобус с матовым передом и чешуёй солнечных батарей на крыше двигался но огороженной полосе — людям всегда нравилось водить, непредсказуемо, эмоциями, проблемами, торжеством, без рук. Беспилотный транспорт, полностью доверившись лазерам, бамперным сенсорам и считывающим знаки, дорожные метки и светофоры камерам, плавно свернул под навес остановки.

Душный нижний этаж пустовал, на втором прильнули к стеклу усталые лица. Пасмурный день вынудил автобус надолго присосаться к остановочным розеткам, и у пассажиров было несколько минут, чтобы поскучать, поглазеть на серые фасады комбината и ползущие по стеклянным рампам электрокары.

Когда Печа обернулся, то увидел подходящего к магазину Василя. В компании Филиппа.

Печа поднялся в салон, улыбаясь.


Будильник сработал в два часа дня. Пять часов сна после ночной смены — достаточно, чтобы не чувствовать свои ноги набитыми стекловатой. Вполне. Как делился Василь: «Тих-тих-тих, я по молодости больше четырёх часов не спал. Иногда вообще не ложился. Хотел успеть всё. И стакан дёрнуть, и ляшку замацать». Печа не удивился бы, окажись, что за всю свою молодость Василь спал всего четыре часа.

Мать спешила на работу. Печа попрощался с её невнятным голосом из коридора, покрутился на диване и выбрался из-под одеяла в первый выходной после двух смен, точнее, отсыпной. В своём отношении к графику «два через два» он до сих пор не определился. Вроде и неплохо, но все праздники и календарные выходные в основном проходят мимо, как удача в мгновенной лотерее. Ты батрачишь, а друзья и вся планета отдыхают.

Он включил телек и сразу же узнал, что погода на сегодня ожидается облачная, без осадков, плюс пятнадцать-восемнадцать.

На оконное стекло липла водяная пыль.

— Ага, давай. Местами мелкая влажная хрень. Не угадали, халтурщики. — Печа покачал головой и переключил на другой канал. Там «Вести» мельтешили заставкой: на зрителя мчалась тройка скакунов, словно хотела испугать, завидуя славе люмьеровского поезда.

Он кинул на кресло перемотанный скотчем пульт. Почти античная вещица, но гугловский «Умный дом», способный объединить все домашние гаджеты в одну удобную сеть, его семья позволить себе не могла. Да и самих гаджетов имелось… раз, два, ищи третьего. Один из них стоял в прихожей — гордость и отрада. «Умный» холодильник, который его покойному отцу презентовали вместо премии лет десять назад, когда Пече было двенадцать.

Внутри нашлась банка пива, бутерброды и большой простор для мышиного суицида. Печа взял пиво, проверил на дверце состояние счёта, перетащил в окошко заказа рисованный помидор, сыр, батон хлеба и пакет яблочного сока. Подтвердил. Агрегат польской сборки послал заказ в интернет-магазин.

Он устроился перед телеком, сорвал чеку и сделал глубокий глоток.

Дикторша на экране — серый пиджак, волосы бубликами над ушами — делилась с миром чем-то сокровенно-общественным.

— Сейчас мы можем с полной уверенностью сказать, что люди не одиноки во Вселенной…

— Хера себе, — сказал в жестянку Печа. Чахлая пенка цеплялась за края отверстия.

— В нескончаемых спорах теперь можно поставить последнюю точку. Сегодня из официальных источников нам стало известно, что на территории Восточной Сибири, недалеко от озера Мирное Томской области, совершил посадку космический корабль внеземной цивилизации. Сейчас над местом посадки военными развёрнут гигантский защитный купол и работает специально сформированная чрезвычайная комиссия.

— В рот вам ноги, а чё у нас во дворе не приземлился? Вон, к Дрону на теплицу.

Печа схватил сотовый, пролистал список последних вызовов, поелозил на именах «Дрон», «Месси» и «Монте-Карло», но никого из районных товарищей так и не набрал.

— …с целью оказания содействия инопланетянам создан специальный Комитет по приёму и расселению. Рядом с местом посадки в срочном порядке идет создание временного поселения. Постигшая инопланетян катастрофа вынудила их обратиться за помощью к нам, своим менее развитым, но… — улыбка и глаза ведущей сделались проникновенными до гротеска, а исполнение паузы шагнуло на метамхатовский уровень, Печа же подавился пивом, — не менее отзывчивым и радушным галактическим братьям. Герберт Уэлш наверняка удивился бы такому безобидному способу знакомства…

— Ты хоть читала его, дура, Уэлша своего? А Уэллса? Слышала про такого? Ага, давай. Пролистываешь раз в год, подустав от Дымцовой и «Maxim», точняк? Бегущую строку под камерой нормально прочитать не можешь, зато зубы отсвечивают — хоть сыр режь. Беги давай, поляну братьям по разуму накрывай, хлеб-соль, самогон-соленья.

— …очерчены основные задачи Комитета: регистрация и учёт пришельцев, дезинфекция и вакцинация, размещение в зоне карантинного контроля и расселение. На все необходимые мероприятия из бюджета страны в адрес Комитета уже выделены необходимые средства. Контроль над его деятельностью будет осуществляться российской военной миссией в…

Загундосил сотовый.

— Месси, даров! — крикнул Печа.

— Проснулся, Печуган?

— Нет, во сне с тобой тру.

— Телек смотришь?

— Ага. Дела…

— Ну. Прикинь!

— Хавай кебаб, прикидывальщик! Из-за тебя всё сейчас пропущу.

— Пятьдесят раз ещё повторят и в инэт кинут. Чё, словимся сегодня?

— Давай. Где?

— Через часок у Дрона в колымаге.

— Добро. Кто будет?

— Монте-Карло, Дрон. Сили не будет — с отчимом на объекте батрачит: мажет, красит, пидарасит… Печа?

— А?

— Чё по деньгам? На бухло есть?

— Пыль, — ответил Печа, выдержав небольшую паузу. — До получки тяну…

— Та же залупа. Лады, придумаем чё.

Печа рванул из банки. Пиво нагрелось и выдохлось от постоянной тряски. Звонок Монте-Карло он проигнорировал.

— Несмотря на плотный график и беспрецедентность ситуации, глава Комитета по приёму и расселению инопланетян Александр Ионович Вилле собрал сегодня первую пресс-конференцию. Предлагаем вашему вниманию некоторые выдержки из его выступления.

— Ионович пришёл, ага, ясно, — усмехнулся парень. — И мацы принёс. И на пейсах колокольчики.

Он хлебнул пива и закинул ноги на табурет.

Глава Комитета имел вид утомившегося человека, тёмные мазки под глазами, уставшие веки и сухие руки, которые он изредка подключал к выступлению. Уставший человек, переполненный энтузиазмом и воодушевлением — треснувшая замутнённая ёмкость с кипящей водой.

— …и всем доброго дня. Поздравляю вас, дамы и господа, первый контакт состоялся. — В зале раздались аплодисменты, кто-то крикнул «ура», кто-то присвистнул, защёлкали вспышки. — Мы ждали этого очень долго, одни с надеждой, другие с опасением. Пока нам не известна истинная цель их визита, но какие бы события за ним не последовали, для жителей Земли наступила новая эпоха, новая эра. Мы не одиноки во Вселенной, и теперь это достоверный факт, доказательство которого находится сейчас у озера Мирное, в зоне пристального внимания всего человечества.

— …Судя по всему, мы имеем дело с потерпевшим бедствие кораблём, пассажирам которого требуется помощь. И, похоже, они не задержатся у нас надолго.

— …Мы установили контакт не просто с каким-то одним разумным видом, всё оказалось значительно сложнее, мы установили контакт с цивилизацией, входящей в содружество, объединившее десятки, может быть, сотни других цивилизаций. Это огромный новый мир, представители которого находятся сейчас на Земле. Перед человечеством открываются колоссальные, необозримые перспективы.

— …Поражают минимальные трудности в общении, открытость, с которой инопланетяне идут с нами на контакт. С их помощью нам удалось связаться с неким планетарным советом, который предложил материальную и техническую поддержку…

— Ещё один совет? У этих звёздных ушлёпков? — Печа поставил банку мимо табуретки, едва не выронил. — Ну, тогда всё будет чин-чинарём. Найдёте общий язык, задрючите друг друга бумажками и конференциями, споётесь, ребятки.

— …с целью обеспечения более комфортных условий потерпевшим бедствие вплоть до того момента, когда за ними прибудет исправный корабль.

Печа добавил звук и сбегал за бутербродом.

Глава Комитета по приёму и расселению возвышался над частоколом микрофонов, облепленных разноцветными логотипами с надписями едва ли не на всех языках планеты.

— Они нуждаются в помощи, пока…