Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Взломав нашу систему, вирус начал рассылать себя через нее дальше, в другие системы. И некоторые из них покруче нашей. Уже поступают сведения, что вирус успешно поразил их, начав разрушение защиты. Могу заключить, что создателей вируса интересуют не деньги. Точнее, не только деньги.

Гарик проводил взглядом еще три миллиарда долларов, улетучившиеся с очередного счета, медленно выдохнул и спросил:

— Какие это были системы?

— Пятнадцать минут назад обрушился портал производителя компьютерной техники Banana-UPZ. Вирус отдал команду централизованной системе управления продаж корпорации объявить в интернете о бесплатной раздаче банановых смартфонов. Всех, включая самые дорогие модели. Их было обещано отдавать всем желающим, быстрее других посетивших ближайший магазин. По всему миру толпа сейчас громит фирменные магазины Banana-UPZ. Продажи встали. Погибло уже несколько сотен продавцов, попытавшихся объяснить разъярённым людям, что это был компьютерный сбой.

Гарик нервно моргнул, так как заметил по озадаченному лицу Сераджа, что это еще не все новости последнего часа. Он не ошибся.

— Полностью заблокирован доступ в социальные сети FASSberbook и Instariuzo, а также мессенджер WhatsTheHellAreYouDoing, — продолжал Капур. — Миллиарды пользователей по всему миру остались без связи, возможности общаться и лайкать друг друга. Не говоря уже о финансовых потерях владельцев бизнеса. Это катастрофа. Говорят, жена президента, которая в этот момент выкладывала в сеть фото своего любимого мопса, уже звонила нескольким конгрессменам, чтобы сегодня к обеду они устроили разбирательство по этому поводу.

— До обеда еще надо дожить, — отмахнулся Гарик, бросив затравленный взгляд на экран ноутбука, с которого исчезло несколько новых миллиардов: вирус продолжал разъедать самую совершенную в мире систему защиты. — Если мы сейчас же его не остановим, то к обеду будем жить в другой стране. Что-нибудь еще произошло?

— И последнее, — выдохнул Капур, наклонившись вперед, словно боялся, что его услышит кто-нибудь за пределами этой стеклянной комнаты, — китайский вирус атаковал сервера Пентагона.

В этот момент проклятый сотовый завибрировал снова. Гарик даже подпрыгнул на месте, едва бросив взгляд на номер абонента. Это звонил Юджин Хэлп, главный куратор Министерства обороны США по безопасности систем интернет-защиты. Несколько мгновений Манукян лихорадочно размышлял, может ли он не брать трубку. И, когда решил наконец, что не может, негнущимися пальцами активировал вызов.

— Гарик… — вкрадчивым голосом произнес Юджин Хэлп, лично знавший его по совместным наркотическим загулам, — что там у вас происходит? Шеф Пентагона хочет знать, какого черта с ваших серверов нас атакует какой-то вирус?

— Это не мы, Юджин, — выдохнул Гарик, съежившись, — мамой клянусь.

— А кто тогда?

— Это китайцы. У нас самих лежит половина серверов. Они хакнули сначала нас. Мы уже потеряли кучу денег.

— Денег? — возопил Юджин. — Да ты представляешь, что будет, если этот вирус взломает не какой-то сраный поисковик, а систему защиты пуска ракет? А именно этим он сейчас и занимается. Никаких денег уже не будет.

— Ну, до этого не дойдет, — неуверенно промямлил Гарик, — у вас же мощная защита.

— Как и ваша, которую ты когда-то сам помогал создавать, — не удержался Юджин. — Мы отбиваем атаки, но вирус мутирует на глазах. Он уже на восемьдесят процентов пробил защиту системы пуска ракет средней дальности и сейчас доедает ее, пока мы тут с тобой болтаем. И я ничего не могу с этим поделать. Просто дьявольщина какая-то.

Технический директор поисковика Gogolapsi подавленно молчал. Он действительно не мог понять, что происходит. Как вирус обошел его защиту, созданную при помощи искусственного интеллекта? Просчитать ее было невозможно. По данным аналитиков Пентагона, никто из продвинутых народов, живущих на планете Земля, в настоящий момент был на это не способен: ни русские, ни даже китайцы. Это было под силу разве что волшебникам. Разговаривая с Юджином, Гарик еще раз попытался запустить недавно созданный алгоритм защиты, но и это не помогло.

Из трубки какое-то время раздавалось гневное сопение, затем главный куратор Министерства обороны США по безопасности интернет-защиты заговорил вновь.

— Ты уверен, что это сделали китайцы?

— Наши аналитики считают, что так.

— Не русские?

— Нет.

Юджин помолчал.

— Молись, чтобы мои ребята справились с этой атакой, — закончил он бесцветным голосом, — иначе ты из своего окна увидишь конец света.

— Ты это о чем? — постарался не верить своим ушам технический директор.

— В нескольких милях от вашего офиса находится военная база, а на ней несколько шахт с ракетами средней дальности. Если китайцы пробьют нашу защиту, ты сможешь наблюдать за их стартом. А я…

В этот момент их прервали. Было слышно, как кто-то приблизился к Юджину и доложил. Отрывки фразы все же достигли обострившегося слуха Гарика, как ни старался его собеседник зажать микрофон ладонью.

— Мистер Хэлп, сэр… вирус только что уничтожил девяносто девять процентов системы защиты…

— Бери попкорн и шипучку, парень, — пробормотал Юджин в трубку, — ты в первом ряду.

И отключился.

Услышав это, технический директор поисковика Gogolapsi почему-то сразу успокоился и расслабленно посмотрел на ничего не понимавшего индуса. Затем усмехнулся, вытащил из потайного кармана в шортах пакетик кокаина, который держал там на всякий случай. Рассыпал прямо на столе и предложил:

— Будешь, Серадж? Угощаю.

— Да ты что, Гарик, — отшатнулся Капур, озираясь, — мы же на работе. Сейчас не время.

— Кончилась наша работа, — отмахнулся Манукян, вдохнув правой ноздрей изрядную порцию, — да и время тоже. Можно расслабиться напоследок. Я хочу быть веселым в свой последний день. И тебе рекомендую.

Манукян встал, открыл мини-бар в шкафчике возле дивана, извлек оттуда бутылку виски.

— Что случилось, Гарик? — с недоумением спросил помощник, глядя, как тот открыл бутылку и залпом выпил несколько глотков. — Все в порядке?

— Конечно. Все отлично, Серадж! А как еще здесь все может быть? — усмехнулся он, пинком ноги открывая дверь в опенспейс. Но, задержавшись на пороге, все же сообщил последние новости: — Понимаешь, друг, вирус только что взломал защиту Пентагона и сейчас будет ракетный залп. Спасать больше нечего.

Индус позеленел от услышанного. Бросив косой взгляд на открытый ноутбук шефа, который продолжал отсчитывать выданные невесть кому миллиарды, Серадж зачем-то уточнил:

— Что ты будешь делать?

— Я? — усмехнулся Гарик. — Пойду, прогуляюсь. Посмотрю на шоу. Юджин сказал, мы в первом ряду. Не умирать же, в самом деле, прямо на работе. Пойдем со мной!

Но Серадж остался на месте и стал истово молиться.

— Тоже дело, — кивнул Гарик, направляясь к выходу, — прощай, друг. Ты был отличным разработчиком. Но китайцы сделали всех.

Он медленно брел мимо изможденных сотрудников, которые продолжали бороться за деньги системы с китайским вирусом, когда его смартфон завибрировал снова. Звонил представитель бога на Земле.

— А, это ты, — ответил Гарик, остановившись. — …Что делаю? Ничего, виски пью. Да пофигу мне на твои деньги. И на свои тоже. Мне тут звонил друг из Пентагона, скоро нас всех не будет. Вирус обнулил защиту ракетной системы. Так что пошел ты к черту. Иди, расслабься напоследок как-нибудь. И мне больше не звони, достал.

Закончив разговор, Гарик бросил телефон в урну и осмотрелся по сторонам. Над огромным пространством офиса повисла напряженная тишина. Ошарашенные разработчики перестали стучать по клавишам и с удивлением взирали на шефа, стоявшего посреди офиса с бутылкой виски в руке.

В этот момент земля задрожала. Отдаленный гул прокатился по выжженной солнцем поверхности штата Калифорния и стал медленно уходить вверх. Этот звук словно встряхнул Гарика.

— Ну что, американцы, — крикнул он на весь офис, вскинув бутылку, — рабочий день закончен. Берите свои смартфоны! Идем на воздух — делать последнее селфи в жизни!