Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Алена Медведева

Облачко

Пролог

Едва карета остановилась, я в нетерпении высунулась в окно. Впервые за все десять лет моей жизни такое далекое путешествие! Родители взяли меня с собой, отправляясь на ежегодную ярмарку в крупнейший торговый город нашего мира — в Руез. Он стоит на стыке границ трех территорий — наших (т. е. светлых волшебников), темных земель и человеческих. И раз в год здесь собирается особенно много народа. Четверо суток подряд в честь дня основания города-порта проходит грандиозная распродажа, где делают скидку на все товары, пусть даже и символическую! Каждый уважающий себя торговец обязательно привозит свою продукцию. Многие шутят, что за эти дни можно сделать годовой оборот.

А еще… нарваться на неприятности!

— Лила, — строго наставлял меня отец, — будь внимательна, всегда держись рядом с нами, не отставай, заглядываясь на очередное чудо. Иначе потеряешься. Как искать тебя тогда в этой огромной толпе купцов и гостей? Да и опасно тут девочке из семьи благородных светлых волшебников оставаться одной. Этот город притягивает не только продавцов и покупателей, но и всякого рода мошенников и злодеев. Тут легко можно встретить и кого-то из темных!

Последнее впечатлило меня особенно. О жестокости и беспринципности темных воинов и магов у нас рассказывали даже в сказках. Страшных! Наша страна (или Белая империя, как называют нас люди) находилась в нескончаемом военном противостоянии с Темной. Причем нам большей частью приходилось защищать свои территории от набегов воинов, использующих черную магию, — Пожирателей душ!

Конечно же я, как истинная леди-светлая волшебница, была намерена следовать наказам отца.

«Только полакомлюсь леденцом — и сразу назад», — пообещала я себе, из окна гостиницы наблюдая за расхваливающим свой товар торговцем. Он шел по многолюдной улице, потряхивая лотком, распространяющим умопомрачительно вкусный аромат, и громко выкрикивал:

— Сладости! Найдется все! Помадки, пастила, зефир…

Перечислял он долго.

Выхватив из потайного кармашка монетку, я стрелой метнулась из комнаты. Родители отлучились заказать нам обед, и я была намерена успеть вернуться до их появления. С заветным леденцом!

Наведя иллюзию на охранявших вход в апартаменты воинов, я резво прошмыгнула на лестницу, что вела на задний двор гостиницы. Оттуда планировала выскочить на торговую улицу и догнать купца. Вот только не ожидала, что, оказавшись в движущейся сплошным потоком толпе, не смогу ничего разглядеть. Наблюдать сверху — одно, а при моем детском росте увидеть торговца сладостями невозможно. И я совсем уж собиралась развернуться и вернуться в комнату, как…

— Сладости! На любой вкус и кошелек!

Узнав голос, рванула в том направлении, откуда он доносился, петляя между чужих ног и постоянно на кого-то налетая.

Но как бы отчаянно я ни спешила, манимая вкуснейшей конфетой, догнать неуловимого продавца не получалось. Я с полчаса металась в толпе, прежде чем осознала, что погоня бесполезна — мне не добраться до сладости. И уже решила вернуться назад, когда поняла, что заблудилась!

«Кажется, я где-то сворачивала с той улицы, на которой находится гостиница», — припомнилось мне.

И с удвоенной энергией я бросилась назад. Но все попытки найти нужную дорогу результата не дали. Чем больше я кружила в толпе, тем больше терялась. Ничто вокруг не напоминало по очертаниям уютного здания гостиницы. Название ее я запомнить не успела. И у кого просить помощи — не представляла. Все вокруг казались агрессивными и пугающими. О чем я только думала, когда сломя голову понеслась за леденцом?!

Спустя полчаса беготни осознала, что умудрилась удалиться от больших торговых улиц и забрела в какой-то темный проулок. Особого многолюдия тут не наблюдалось, а вот чувство тревоги (даже у такого ребенка, как я) возросло кратно.

— Какая миленькая девочка! — в мои раздумья о том, куда следует бежать, вторгся гнусавый голос, что донесся из боковой ниши совсем рядом. — Наверняка ее родителям есть что предложить за ребенка.

В страхе оглянувшись, обнаружила сзади двух мужчин, закутанных в темные плащи с накинутыми на головы капюшонами. Лиц их было не разглядеть. Но зато привычным взглядом дочери воина отметила, что каждый из них вооружен клинком! И попятилась, с детской наивностью намереваясь броситься наутек.

В воздухе что-то просвистело, и в следующую секунду на меня упала и сбила с ног петля веревки.

— Помогите! — в отчаянии заголосила я. — Папа! Мама!

Но лишь мерзкий смех незнакомцев стал мне ответом. Испугавшись, ругая себя за ослушание родителей и давясь слезами, я решила попытаться выбраться из пут, не понимая, насколько серьезна ситуация. При себе у меня всегда был родовой кинжал — напитанное светлой магией оружие. Брат ради забавы дал мне несколько уроков обращения с ним и объяснил: «Против темных воинов он эффективен. «Жалит» не столько острием, сколько своей силой. Обжигает и причиняет им боль».

Пока я возилась, распутывая петлю на ногах, никто и не подумал мне воспрепятствовать. Чего выжидали напавшие? Оглянуться я не решалась, боясь утратить всю решимость. Неожиданно уловила позади какой-то свист. Дернув головой, бросила взгляд через плечо и… оторопела. Оба мужчины в темных плащах, пленившие меня, лежали на земле в нелепых и неестественных позах. А рядом с ними стоял еще один незнакомец! Юноша с темными, почти черными глазами, одетый в дорогую одежду, характерную для жителей Темной империи, с обнаженным мечом в руке. С меча стекала, капая на землю, кровь.

Проследив взглядом за этими каплями, в страхе пискнула. Этот мужчина явно был из числа темных воинов и магов. И не скрывал этого! Даже десятилетней девочке было ясно, что ожидать от него хорошего не приходится, так что чувство облегчения не появилось.

Юноша резко тряхнул клинком, избавляясь от последних капель, и засунул меч в ножны. А затем, игнорируя мою замершую в ступоре персону, склонился к, как оказалось, еще не бездыханным жертвам. Миг — и я впервые в жизни увидела насыщающегося Пожирателя: души обоих бандитов, черными сгустками соскользнув с их губ, стремительно подлетели и исчезли во рту темного. Он довольно облизнулся, взгляд на миг полыхнул ярким светом.

«Следующая — я! — наконец-то осознала, что передо мной враг еще более страшный, чем прежние неудавшиеся злодеи. — Душа светлой колдуньи — это лакомство для любого Пожирателя».

Темноглазый юноша перевел взгляд на меня и шагнул ближе, чтобы присесть рядом. Он рассматривал меня, подмечая, кажется, каждую деталь.

Успев освободиться, в страхе вскочила на ноги и выхватила свой кинжал. В детских руках он смотрелся настоящим клинком!

— Не приближайся! — всхлипывая, пригрозила темному. — Я вооружена!

Юноша, оставаясь по-прежнему на корточках, отчего его лицо находилось на одном уровне с моим, со смехом фыркнул:

— Это, несомненно, страшная угроза!

И тут неуловимым для меня образом его клинок, послушный движению кисти, вылетел из ножен и замер рядом с моей шеей. Я кожей почувствовала убийственный холод заклятого металла. И невольно дернулась назад, отчаянно пытаясь спастись. Сзади обнаружилась стена, о которую я сильно приложилась затылком. Заколка, скреплявшая волосы, не выдержала и развалилась на части, а мои непокорные волосы массой тугих светлых кудряшек выстрелили во все стороны.

Выражение лица наблюдавшего за мной темного изменилось — в глазах явно отразилось удивление.

— Словно облачко, — невольно прокомментировал он вслух мой конфуз.

— Меня мама так называет, — пролепетала, из последних сил борясь с подступающими рыданиями и отчаянно пытаясь сдуть с лица перекрывшие весь обзор прядки. Как нелепо все получилось! Теперь и пригрозить ему толком не получится, рука с зажатым в ней кинжалом безвольно опала вниз, повиснув вдоль тела. И вырвался совершенно неуместный и детский вопрос:

— А вы их… убили?

Я показала подбородком на тела на земле.

— Шли, споткнулись, упали… — темный с безразличным видом пожал плечами. — Нелепая смерть.

При этом кончик его клинка подцепил цепочку на моей шее, выдернув из-под платья кулон. Родовой! Дающий доступ к магии Света!

Испугавшись за реликвию и действуя инстинктивно, не успев толком подумать, я метнула кинжал. Рука сама выпрямилась и рефлекторно сделала бросок вперед, подсознательно выбирая нужный угол. Брат учил меня метать кинжал именно из самого неожиданного положения, полагая, что благородной девушке вряд ли понадобится использовать его в обычном бою.

И сейчас… То ли темный не ожидал от десятилетней светлой такого маневра, то ли был слишком поглощен изучением моего кулона, но он не успел избежать удара. Не уклонился полностью. Лезвие, по касательной задев щеку незнакомца, вспыхнуло магией. Темный вздрогнул и зашипел, вскакивая и отступая от меня на пару шагов. Его лицо исказилось гримасой боли, меч дернулся, позволяя цепочке с кулоном соскользнуть, а ладонь непроизвольно накрыла пострадавшую часть тела.

Последнее, что я успела заметить, это яростный взгляд, стремительно чернеющий след ожога на его щеке и целую сеть разбегающихся от него темных отметин — «морщинок». В следующий миг пространство рядом засверкало и… меня выдернуло из проулка порталом.