logo Книжные новинки и не только

«Новые Мстители. Побег» Алиса Куитни читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Алиса Куитни Новые Мстители. Побег читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Пока судно приставало к берегу, Наташа внимательнее пригляделась к окружающей обстановке. Они стояли у парковки неподалеку от большого каменного выступа — наследия ледникового прошлого этого острова. Рядом располагалось громадное темное сооружение мрачного промышленного вида. Возможно, старый склад или заброшенное здание, где в прошлом чиновники проверяли прибывающих иммигрантов на предмет паразитов и заболеваний.

Вдруг она поняла: перед ней ни то ни другое. Это был верхний этаж Рафта. Раньше, в России, ей встречались описания этого места, но ни одной фотографии она не видела. Наташа старательно осмотрела и запомнила расположение окон и дверей, прикинула расстояние до Ист-Ривер — на случай, если понадобится быстро покинуть здание.

Повернувшись спиной к остальным, она увидела, как Люк Кейдж выходит из лодки. Для своих размеров он передвигался очень грациозно. Навстречу Кейджу вышла Джессика. По ее приветствию было видно, что она уже с ним знакома и даже успела подружиться. Наташе не удалось уловить в их общении никакого напряжения, о признаках которого она читала во время курса «Расовые стереотипы и психологические последствия рабовладения в Северной Америке». Возможно, люди с суперсилами постоянно встречаются, чтобы обсудить дела, прямо как биржевые маклеры, медвежатники или модели.

Люк Кейдж повернулся, чтобы посмотреть на Наташу, наклонил голову и поздоровался с ней по-русски: «Здравствуйте». В отличие от других двух агентов он не носил форму. На голове у него красовалась серая шерстяная шапка, а одет он был в черную кожаную куртку и простые темные брюки. Надо сказать, чтобы выглядеть угрожающе, ему и не нужна была никакая форма: навскидку в нем было метра два роста, а перекатывающиеся под одеждой мускулы вызывали ассоциации с игроками в американский футбол. Вдобавок к этому, бородка придавала ему какое-то жестокое выражение.

— Вы говорите по-русски? — спросила она его.

— Немножко, — ответил он ей на ее родном языке. — Грамматика выводит меня из себя.

— Как и наших школьников, — улыбнулась Наташа. Люк оказался совсем не таким, как она ожидала.

— Пусть лучше расскажет тебе про детишек в больнице Урус-Мартана, — бросила Джессика, уже на английском, скорее всего для того, чтобы Клинт понял, о чем речь.

Наташа не справилась с собой, и ее мышцы напряглись при воспоминании о маленькой девочке, с надеждой смотревшей на нее. «Вы пришли спасти нас, мисс?» Посмотрев на Клинта, Наташа поняла, что он заметил ее непроизвольную реакцию на выпад Джессики. Если делаешь ошибку, сделай ее еще раз, как будто так и было задумано. Показав ему, что этот удар агента Дрю попал в самую цель, она отвернулась.

Люк покачал головой и прошептал что-то Джессике на ухо. Она засмеялась.

— Ну ладно, — обратился он низким мягким баритоном к группе. — Может, давайте уже пройдем в Рафт?

«Какая милая формулировка, — подумала Наташа. — Как будто у меня есть выбор».

Она бросила последний взгляд на очертания Манхэттена на фоне неба — это напомнило ей старую голливудскую кинопропаганду — и последовала за Люком Кейджем в здание. Спиной она ощущала присутствие Соколиного Глаза. Войдя в самую неприступную крепость в мире и оказавшись среди тех, кто способен телепортироваться сквозь стены, плавить сталь дыханием и убивать силой мысли, Наташа с неожиданной уверенностью подумала, что человека с луком за спиной приставили охранять ее от них.


РАФТ строили, чтобы решить проблему изолирования преступников, которые смотрели на вооруженную охрану, как лабрадор на теннисный мячик. Подобно нью-йоркскому метро, Рафт располагался под землей, но гораздо глубже, под руслом Ист-Ривер.

Пока они шли по длинному коридору, минуя флуоресцентные фонари и каменные стены, Наташа приметила слева большое и, вероятно, пуленепробиваемое окно. За ним несколько охранников внимательно вглядывались в мониторы, которые показывали разные части тюрьмы, в том числе и коридор. На одном из экранов Наташа узнала себя и идущего за ней Клинта, который нес в левой руке лук, не особенно крепко его сжимая. Подняв глаза, женщина увидела направленные на них камеры с мигающими красными лампочками и линзами, отслеживающими их движение.

— А окна здесь не выходят наружу, — поделилась она вслух своими наблюдениями. — Наверное, заключенным тут нелегко. — Наташа задумалась, страдает ли кто-нибудь из их маленькой компании клаустрофобией.

— Это необходимая мера предосторожности, — объяснила Джессика. — Из-за способностей некоторых заключенных все стены покрыты адамантием или вибраниумом. Укрепить стекло до такой же степени невозможно.

— Понятно. И все же я бы лучше всю жизнь пробыла в трудовом лагере в Сибири, чем в тюрьме без окон, — сказала Наташа, поежившись от перспективы проводить без солнечного света один день за другим.

— Прекрати, — сказал Клинт.

— Что прекратить?

— Эту жалостливую игру на публику.

— А ты уверен, что это игра? — Шедший впереди Люк приостановился и теперь оказался рядом с Клинтом. — Я вот с ней согласен. Я отсидел три года, но нас хоть выпускали во дворик воздухом подышать. А это место… Их тут хоронят заживо. Признаюсь, у меня мурашки по коже.

— Ну, может, она играет по Станиславскому. Все равно не стоит ей верить.

Наташа поняла, что сильно недооценивала проницательность лучника. Может, пока он учился цирковым номерам, нахватался чего-то помимо трюков. Над головой она заметила щели в металлической стене.

— А это не окна? — поинтересовалась Наташа. Ей нужно было узнать как можно больше об этом месте. Реши она вернуться в Россию, ей пригодится каждая деталь. «Если, конечно, не придется поселиться здесь навечно», — подумалось ей.

— Это видеоэкраны, — ответила Джессика. Её каблуки звонко стучали об пол при каждом шаге. — Они двухсторонние. В США стараются обращаться с заключенными по-человечески, не то что в некоторых других странах.

Клинт и Кейдж переглянулись.

— Джессика, ты когда-нибудь вообще была в камере?

Джессика глянула на них через плечо.

— Слушайте, я не говорю, что в тюрьмах очень здорово. Там и не должно быть здорово. Вы хоть знаете, что натворили эти заключенные? И на что еще они способны?

— Глядя на него, — Люк кивнул в сторону одного из экранов, — не скажешь, что он много на что способен.

На изображении был крупный мужчина с маленькой головой, заостренной у макушки, который сидел в согнутом положении в углу камеры. Большую часть его тела покрывала бледно-коричневая шерсть. На нем была рваная белая футболка и штаны, которые, на взгляд Наташи, мог бы носить пациент клиники для душевнобольных. Заключенный навевал мысли о помеси циркового урода с крысой. Он поднял глаза, поморщил нос и некоторое время смотрел им вслед.

— Кто это?

— Паразит. Интеллектом обделен, но очень быстрый и ужасно сильный, — рассказала Джессика.

На следующем экране картина была еще более пугающей. Синеватые впалые щеки и ярко-красная морда существа напоминали морду взрослого самца бабуина и диссонировали с золотистыми, но явно человеческими по форме глазами. Заключенный в джинсовой рубахе и штанах сидел за рабочим столом и читал книгу. Присмотревшись, Наташа разобрала название: «Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы».

— Это мы где? — спросил Люк. — В отсеке преступлений против природы?

— Думаю, их распределяют по уровню опасности, — сказала Джессика. — Его называют Мандрил. Настоящее имя — Джером Бичман. Его родители оба были физиками, работали в Габоне… В лаборатории случилась какая-то неприятность, — закончила она после едва заметной паузы.

Наташа вспомнила, что и самой Джессике суперсилы достались при схожих обстоятельствах; но вообще такое случалось довольно часто. Большинство людей с суперсилами либо рождались с мутациями, наделявшими их необычными способностями, либо получали их в результате лабораторных экспериментов. Железный Человек был редким исключением в череде подобных случаев.

— Родители бросили его, когда он был еще десятилетним ребенком, — продолжала Джессика. — Просто отвезли в лес и оставили в безлюдном месте с девочкой постарше.

— Ничего себе! — удивился Люк. — И где теперь девочка?

Джессика печально улыбнулась.

— С такими-то исходными? Тоже здесь.

— Итак, женщин и мужчин держат по отдельности? — Наташе не было смысла пытаться запомнить план этажа, если ее будут держать в другом месте.

— Да… — начала было Джессика, но Люк перебил ее, тихо выругавшись.

— Пурпурный человек, — сказал он, когда пленница и конвой проходили мимо экрана, на котором был виден аристократичный привлекательный мужчина тридцати с небольшим лет с фиолетовой кожей. Тон, которым Люк назвал его, сказал куда больше, чем только что извергнутое ругательство. — Если уж говорить о том, насколько здешние обитатели опасны, этого надо было упрятать в самую глубокую камеру, что тут есть.

— Зебедайя Киллгрейв, — сказала Наташа. — Он из Риеки, что в Хорватии. А ничего, что он просто так на нас смотрит? Насколько я помню, он управляет мыслями, глядя в глаза.

Джессика взяла Кейджа за руку.