Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

А после давно заученные фразы вылетели из головы, потому что я споткнулась на первом же слове. Губы Вардара ничуть не были сухими, а сам поцелуй длился отнюдь не короткое мгновение, а, казалось, целую жизнь. Мужчина склонился и притянул меня за талию огромными ладонями, буквально вжав в кольчугу. Контраст между теплом его рук и холодом металла немного отрезвлял. А ведь я и правда ощутила себя охмелевшей, когда мягкие губы сначала нежно коснулись моих и не отпрянули, как полагается, а лишь прижались сильнее. Как будто Вардар не брак закрепить хотел, а оставить на мне магическое клеймо с печатью своего рода. Только его неверным женам обычно на лоб ставили, а мне вот на губы. И я верная! Он только убедиться в этом еще не успел.

Когда новоиспеченный муж меня отпустил, я поняла, что задыхаюсь. Никто же не предупредил, что во время поцелуя дышать не выходит совсем.

— Властью, данной мне богиней Асиль, объявляю брак Вардара и Алиры священным и неприкосновенным, — отрепетированной речью заговорил верховный жрец. И только я уловила нотки неодобрения в каждом звуке. — Теперь же дитю богини полагается распечатать свой дар. Здесь, в священной горе, при свидетельстве жрецов Великой муж вскроет печать, чтобы оросить кровью жены ритуальный камень. И тогда великая Асиль узнает, что пришло время для рождения новой дочери.

Что я знала про этот ритуал? Немного. Только то, что сами жрецы и рассказали. Он кровавый, малоприятный, и его нужно провести обязательно в ритуальном зале на ритуальном камне, усланном ритуальной простыней (мысленно закатила глаза). На вопрос «Выживу ли я после этого?» жрецы обычно хихикали и уверяли, что выживу. Я же дочь богини, в конце концов. Хотя так называемую «маму» никогда и в глаза не видела. Нас, своих дочерей, она воспроизводит на свет нестандартным путем и, если честно, непонятно зачем.

Но не о смысле своего существования время думать, а о том, какие удивительные способности во мне откроются совсем скоро. Когда лорд Вардар все же вскроет эту страшно загадочную печать.

В древних фолиантах сказано, что богиня дарит каждой своей дочери пять даров. Всегда разные: иногда полезные, но чаще все же не очень. Ведь любой дар требует энергии, а откуда ее брать каждые двадцать лет? О делах божественных нам вообще ничего знать не положено. Зато я точно знала, что всего даров сорок три. И для каждого имеется своя руна, которая проявляется маленьким узором на предплечье. Я даже прямо сейчас глянула на свою руку, ожидая увидеть там хоть блеклые тени — до того мне не терпелось узнать, какими способностями обладаю. То, что свиньи от моих прикосновений растут, это я уже знала. Даже руну такую нашла. Азет называется. Но она все равно засветится на коже в нужное время. И вот…

— Время пришло! — произнесла я с нескрываемым восторгом. Поймала предупреждающий взгляд жреца и стыдливо опустила голову.

— Прошу вас, лорд Вардар, — пригласил тот и жестом указал на огромный ритуальный камень, больше похожий на кровать. Правда, меня всегда сгоняли, когда я туда ложилась.

Вардар не торопился идти. И я тяжко выдохнула. Ну что ему опять не так? Даже глянула на лорда Атли. Может, самовлюбленный петух и сейчас поможет? И чего, спрашивается, так ехидно ухмыляться?

— Я предпочту завершить ритуал в своем замке, — сказал муж, и я охнула. Посмотрела на этого дикаря, в ужасе округлив глаза. Хотя что с него взять, он же правил не знает.

— Нельзя! — прошептала я.

— Древние и священные традиции гласят… — начал было жрец, но мой одичалый муж перебил его грозным рыком. От такого звука даже я вздрогнула и отшатнулась. Вардар схватил меня за руку и начал идти. И совсем не в сторону ритуального камня.

— Значит, вам пора пересмотреть традиции, — выплюнул он так зло, что у верховного жреца впервые на моей памяти округлились глаза. Что уж говорить обо мне и моей отвисшей челюсти?

— Вардар! — дрожащим от ужаса голосом позвала я. — Но так ведь нельзя! Мой дар не будет распечатан, а если богиня не увидит полотно с моей кровью, то не поймет, что пришла пора рожать новую дочь. В ее измерении время ведь течет совсем по-другому. Это для нас двадцать лет. А для нее два года, не больше.

Он остановился только уже у выхода из пещеры. Развернулся, сильнее сжал ладонь и склонился, почти касаясь моего носа. Секунду всматривался в мои наверняка переполненные страхом глаза, а потом вдруг улыбнулся.

— Совсем наивная, — заявил он. — Они хотят, чтобы я лишил тебя невинности прямо там, при всех. При Атли.

Имя лорда он буквально выплюнул, после чего развернулся и потянул меня за собой. А я… Я даже сопротивляться не думала. А через мгновение уже и сама побежала. Мне вдруг открылась страшная-страшная правда. Я же всю жизнь с извращенцами жила!

Глава 2

Лорд Вардар так торопился сбежать от кричащих нам вслед жрецов, а я так погрязла в собственных мыслях, что едва не прозевала секретную пещеру, через которую можно быстро спуститься с горы.

— Стойте! — орал верховный жрец. — Я буду вынужден доложить его величеству.

Оглянулась — верховный бежит следом. Сразу за ним лорд Атли и еще трое жрецов.

— Сюда! — позвала я и свернула с горной тропы на маленькую развилку. На вид тупик, но за кустами моих любимых ягод есть крохотный вход. С сомнением осмотрела мужа, прикинула и кивнула. — Запихнем!

Теперь уж я сама потянула его за руку и указала на узкую щель.

— Что это? — спросил Вардар недоуменно.

Я вздохнула. Ну и сложно с ним.

— Секретный проход, — прошептала таинственно.

— Алира! — с укором произнес он. Именно с такой интонацией я всю жизнь свое имя и слышу. — Я не собираюсь скрываться. Ты моя жена, и я забираю тебя домой. Сама же напросилась.

Он собрался было снова вывести меня на главную тропу, но тут голос верховного жреца прозвучал совсем близко:

— Если ритуал не будет завершен в Святой горе, то я имею полное право отменить брак!

Да щас! Вардар только этого и ждет. А мне что же, возвращаться обратно к жрецам, слушать их нравоучения и по-новому проходить через этот ужас? Спасибо, нет!

Укусив мужа за большой палец (иначе бы не отпустил), я дернулась в сторону пещеры и проскользнула внутрь. Фактически я уже замужем и возвращаться к жрецам не обязана. А если так подумать, то и к мужу тоже. Свобода? Свобода!

— Алира! Чтоб тебя… Дракону в пасть!

Послышалось еще несколько смачных ругательств, а сразу после что-то грохнуло, и узкий проход в пещеру стал размером с ритуальный камень.

— О-о-о, — протянула я удивленно-восхищенно, не в силах отвести глаз от бирюзовой магии, плавными волнами обволакивающей стальной меч Вардара.

Сам он переступил упавший валун и протиснулся в пещеру. Моему мужу-великану пришлось наклонить голову, и все это ему страшно не нравилось.

— Ты что творишь? — проскрежетал он. Я ответить не могла — сама не знала. К тому же мое внимание привлекло белое пятно у входа в пещеру, коим было платье верховного жреца.

— Лорд Вардар! Вы не…

А он просто сделал шаг ко мне и стукнул рукоятью меча по стене. И проход тут же завалило, отрезая нас от компании жрецов и других претендентов.

— О-о-о!

— Слушай внимательно, Алира, — произнес Вардар грозно и сделал еще шаг, приближаясь ко мне вплотную. По логике я должна была уже давно убежать, а почему-то не могла. Магия его меча, как факел, освещала крохотную пещеру, и я пристально следила за каждым движением своего мужа. Он воткнул меч в землю, снял с себя меховую накидку и накинул ее мне на плечи. Я и не подумала, что вечерами в эту пору прохладно. А он подумал.

— Ты выбрала меня, прекрасно зная, что тебя ждет. Так будь добра теперь не усложнять мне жизнь. И себе тоже. — Он опять приблизил свое лицо к моему, будто бы так смысл слов доходил быстрее. А вот и нет! Я разглядывала его глаза, вместо того чтобы думать. — Не смей сбегать. Потому что у меня совершенно нет времени на твои поиски. Я должен быть дома не позднее, чем через три дня. Если не устраивает, ты слышала жреца.

Я покачала головой. Нет-нет. Раз уж от меня не отказываются, то меня очень даже все устраивает.

— Я буду вести себя хорошо, — честно пообещала. — И даже буду послушной. Все три дня!

Вардар удивленно вскинул брови и попытался выпрямиться, вот только не учел высоту пещеры и стукнулся головой. Стоит отдать ему должное, даже виду не подал. Хотя я сама поморщилась.

— А разве ты не должна быть послушной всегда?

Ты смотри! Кое-что он таки знает.

Пожала плечами.

— Я же дитя богини. Мы взбалмошные личности.

Обреченно вздохнув, Вардар поймал мою руку, вытащил меч и, выставив его перед собой, пошел по узкому проходу. Хорошо, что он не видел, какая улыбка расплылась на моем лице, а то точно бы передумал и оставил здесь.

* * *

Давненько я этим путем не ходила, года три точно. Да и когда мне ходить, если за каждым шагом следили извра… святые жрецы? Пару раз ночью я просыпалась от чьего-то шепота, будто кто-то звал меня. И, что удивительно, жрецы спали непривычно крепким сном. А вот я ощущала себя на удивление бодро и даже не боялась идти на зов. Он исходил как раз из этой пещеры. Но как бы я ни пыталась приблизиться, шепот все отдалялся, пока я не выходила к самой деревне, что у подножья горы.