Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Альмира Рай

Свет твоей души

Пролог

Меня ослепило вспышкой света, и тело беспомощно обмякло. Я ничего не чувствовала, но сквозь гул десятков голосов отчетливо услышала один. Мужской.

— Все будет хорошо, душа моя, — прошептал склонившийся надо мной незнакомец. Я почти не видела его лица из-за низко опущенного черного капюшона.

— Кто ты? — хрипло прошептала, изнемогая от жажды и дикого голода. Мне даже не сразу пришло в голову осмотреться. Я не могла избавиться от странного ощущения тревоги, которое вызывало присутствие мужчины.

— Я друг, Марина, — прошептал тот. Вот только голос его прозвучал не наяву, а в моем сознании. Тонкие губы невесть откуда взявшегося «друга» не дрогнули, лишь спустя мгновение расплылись в загадочной улыбке. И после этого наступил мрак. Зловещая тишина… И долгожданный покой.

Часть первая. Аукцион

Резкий, пронзительный визг выдернул меня из странного состояния — то ли сна, то ли транса. Яркий свет резал глаза, доносящийся отовсюду шум давил на нервы. Но даже раскалывающаяся от боли голова и значительные провалы в памяти не отменяли того факта, что я была совершенно вменяема, в здравом уме и прекрасно ощущала мир вокруг себя. Вот только мир этот был не моим.

Происходящее было хуже самого жуткого ночного кошмара. Потому что было реальностью. Какой-то искаженной, больной, извращенной. Но, увы, я не бредила, хоть поначалу и надеялась на это.

Согнутая, грязная, запуганная, дрожащая от холода и слабости я лежала внутри клетки, окруженная… существами. Они все выглядели по-разному, но была у них общая черта — похоть во взгляде. В воздухе так и повисла жажда крови и жестокость. Закрыв глаза, я сжалась и взвыла, пытаясь перекрыть гул грубых голосов.

— Какая крррасивая…

— Она моя!

— Нет, за такую ведьму и половины состояния не жалко…

— Эй, девица, оголись, покажи нам себя!

Казалось, они никогда не смолкнут. Я так и сойду с ума в этой грязной клетке, пытаясь уменьшиться до размера песчинки. Возможно, это было бы моим спасением, ведь я уже не надеялась на чудо.

Но в какой-то момент голоса резко стихли, вместо них раздался всего один. И он был мне знаком.

— Уважаемые представители древних родов, — произнесло самое мерзкое из всех виданных мною… существ. И голос оного был преисполнен восторгом. — Прошу всех занять свои места. Мы начинаем торги.

Твари разом издали довольные возгласы и толпой устремились в конец зала, где располагались кресла. Сама я и клетка меня сдерживающая остались стоять на некой возвышенности. Существа отдалились, но я понимала, что самое худшее мне еще предстоит.

Пять дней назад меня похитили, пленили. Я никогда прежде не встречала монстров, но этот явно не был человеком. Я прозвала его Змеем. Отдаленно существо напоминало мужчину. Только выше в полтора раза, в плечах шире, с массивными лапами и когтистыми ручищами. Его ноздри и глаза напоминали змеиные, а тело покрывала россыпь красноватых чешуек. И даже говорил Змей шипяще.

Поймав мой полный ужаса взгляд, он оскалился, продемонстрировав свои заостренные желтые зубы, и вновь обратился к остальным:

— Перед вами ведьма.

Из зала, который больше напоминал пещеру, обставленную красивой мебелью и устланную коврами со странными узорами, послышались восхищенные охи-вздохи.

Я говорила Змею сотни раз, что это какая-то ошибка. Я не была ведьмой, ровно так же, как и он не был человеком. Умоляла, плакала, угрожала, снова ревела, предлагала выкуп и даже клялась, что никогда и никому ничего не расскажу, лишь бы отпустил. Но он не слушал.

Поначалу лишь раздраженно шипел, а затем сделал что-то странное. Отчего легкие сжало, как в тисках, до невозможности вдохнуть, а в тело будто вонзились сотни игл. И было так безумно больно, но в то же время, я не могла вымолвить ни слова, лишь слезы обиды и ненависти стекали по моим щекам. Когда перед глазами потемнело, я смогла сделать вдох. Но говорить с существом больше не рисковала. И он меня не трогал какое-то время.

До вчерашнего вечера. Когда вошел в пещеру, где меня держали, и с похабной ухмылкой сообщил, что завтра я обрету нового хозяина. Это больше походило на угрозу. В общем-то, все, что происходило, было непосредственной угрозой для моей жизни.

— Ведьма сильная, что уже большая редкость, — продолжил Змей, обращаясь к залу.

Я бы заплакала снова, но слез уже не было. И, кажется, даже страх испарился. Наступила какая-то отрешенность. Я окончательно осознала, что меня прямо здесь и сейчас продадут одному из этих тварей. Как вещь.

Я подползла к прутьям и осмотрела всех кошмариков. Один уродливей другого. Сидящий ко мне ближе всего напоминал адское отродье. У него имелись рога и хвост, а кожа была бурой. Образ дополнял пирсинг по всему лицу, что уродовало существо еще больше. На его хвосте тоже были колечки, которые звенели, как колокольчики, каждый раз, когда он шевелил конечностью.

— Козел, — с ненавистью, но тихо, чтобы никто не услышал, прошипела я.

Странно, но рогатый, видать, таки услышал, потому что тут же сощурился и грозно рыкнул. От неожиданности я завалилась назад. Но когда Змей начал перечислять мои, как он считал, достоинства, снова набралась смелости и подползла.

— Мне пришлось сковать ее силы, используя древние артефакты-блокираторы магии, — деловито заявил он.

Я невольно покосилась на золотые широкие браслеты на своих запястьях и стиснула зубы от беспомощности.

Ну да, нацепил. После того, как я оттолкнула Змея, а он по каким-то непонятным мне причинам отлетел в другой конец пещеры и так приложился головой о стену, что отколол от нее приличный кусок булыжника. Я не поняла тогда совершенно ничего. Только очнулась ведь. Увидела это шипящее нечто, пытавшееся прикоснуться к моей щеке своим раздвоенным языком. Естественно, я жутко испугалась, завизжала и отпихнула его морду. Это при том, что меня лихорадило, я ощущала невероятную слабость и почти сразу же вырубилась. А очнулась уже в клетке с браслетами и почему-то клеймом ведьмы. Не настоящим, слава Богу, только на словах. Хотя, кто ж знает, до каких ужасов дойдет.

— Где же ты достал столь могущественную ведьму, чтоб сильнее дракона была? — прозвучал вопрос из зала. — Нынче и не рождаются такие.

Говоривший был огромный, темнокожий, с длинными седыми волосами. И, в общем-то, мордаха у него оказалась весьма даже человеческой на вид, но мелкие детали выдавали его неземное происхождение. Угольного цвета кожа, практически серая, невероятной глубины бирюзовые глаза и остроконечные уши.

— Да! Верится с трудом, — выкрикнул еще один. У этого тоже имелись чешуйки и змеиные глаза, точно, как у Змея. Только черного цвета. И сам он был поменьше, а лапы уж больно напоминали ноги.

— Не подстава ли это, Зафир? — выкрикнул еще кто-то.

Ушастые, рогатые, змееглазые — все, как один, напали на Змея с обвинениями, но при этом жадно поглядывали в мою сторону. Они были заинтересованы, чтобы там не говорили. Я оценила ситуацию профессиональным взором. И сразу застонала от отчаяния. Это ведь не торговля недвижимостью, а, собственно, мной. И ничего хорошего меня в любом случае ждать не могло.

— Великородные, — прикрикнул Змей, заставив тем самым всех смолкнуть. — Прошу вас. Я бы не стал собирать вас в сей час непростой, не будь у меня поистине великолепного и уникального в своем роде экземпляра.

Он указал когтистой лапой на меня, и я забилась в дальний угол клетки.

— Жемчужина Проклятых земель, — торжественно оповестил он. — Подарок самого Виктуса. Дите забытого, обделенного и оскорбленного рода…

Змей все набивал цену, используя непонятные мне, но явно впечатляющие присутствующих слова, а я вдруг ощутила на себе взгляд. Нет, их и так на мне были десятки, но этот словно звал. Я начала искать его и застыла в удивлении, увидев темную фигуру в плаще. Лица не было видно, лишь размытое очертание волевого подбородка и тонких губ. Они будто что-то шептали. А я, забыв даже как дышать, ощутила за одну секунду все возможные проявления страха. И холодок по спине, и дрожь в руках, и колотящееся в безумном ритме сердце, и тихих липкий ужас, сковывающий тело. А потом, точно так, как появилось это жуткое чувство, на смену ему пришло облегчение. Настолько огромное и всепоглощающее, что я с трудом подавила в себе порыв встать, податься вперед и позвать незнакомца.

Тряхнув головой, попыталась сбросить наваждение. А когда снова посмотрела в зал, мужчины в плаще уже не было.

— Раз возражений больше нет, начнем торги со ста тысяч золотых, — заявил Змей, и тут же посыпались предложения.

— Двести тысяч! — выкрикнул пирсингованный.

— Триста! — забасил угольный мужик.

— Пятьсот тысяч золотых, — с гордостью объявил какой-то гном. Присмотревшись, убедилась, что действительно гном. И дурачок, судя по всему. Рано ставку завысил. А деньги, насколько я могла судить по тяжелым взглядам и сжатым кулакам существ, стояли на кону немалые.

— Восемьсот, — выкрикнул пирсингованный.

— Один миллион золотых, — все с той же гордостью объявил короткий. А может и не дурак, просто денег куры не клюют.