Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сидя за уроками, я не замечаю, как подкрадывается поздний вечер. Скоро в комнате стало совсем темно, и мне пришлось включить настольную лампу. Я решал примеры в тетради, выводя синими чернилами корявые цифры. Голова трещала по швам и неумолимо клонилась набок, веки закрывались сами собой. Сегодня я почти не спал, как и вчера, позавчера и все предыдущие дни. В общем, это уже давно стало привычкой. Я просто лежу с открытыми глазами, уставившись в потолок мёртвым, недвижным взглядом. Так может пройти час, два или же вообще вся ночь. Но сегодня я действительно очень хотел спать, какая-то невидимая сила утягивала меня за собой. Я захлопнул учебник и тетрадь, махнув на всё рукой. Умение иногда посылать всё к чертям действительно выручало меня.

Я подошёл к кровати, лёг и укрылся одеялом, даже не раздеваясь. На остальное у меня не было сил. Я просто слишком устал. Устал жить, устал дышать. Как только моя голова коснулась подушки, я буквально сразу же заснул, что было довольно странно. Я окунулся в темноту, которая всё сильнее обволакивала меня с каждой секундой.

Когда мне всё-таки удаётся заснуть, я не отправляюсь в царство сновидений. Мне ничего и никогда не снится. У меня нет даже кошмаров. Но я совершенно не опечален этим, меня всё устраивает. Особенно, если учитывать то, что моя жизнь — это один сплошной плохой сон. Так что же я вижу, закрывая глаза? Лишь приятную пустоту. Просто чёрный, однотонный фон, без каких-либо вкраплений. Я оказываюсь в королевстве выключенного экрана, если можно так сказать.

За окном редко проносились машины, осенние листья на деревьях слабо шелестели и изящно падали на мокрый асфальт. Весь дом спал, тишину не нарушал ни единый шорох. Я люблю ночь. И неважно, сплю я или нет. Главное, что в это время со мной никто не разговаривает, меня никто видит, никто не трогает. Я остаюсь наедине с самим с собой и такой родной темнотой. Что может быть лучше? Я бы хотел вечную ночь, чтобы никто не наблюдал за мной, чтобы никто не осуждал.

Но вдруг эту идиллию нарушил чей-то негромкий смех, прорывавшийся сквозь мрак и тишину комнаты. Я в недоумении приоткрыл один глаз, после чего вокруг вновь воцарилось молчание. Я огляделся по сторонам, но, не увидев ничего живого, от кого могли бы исходить эти звуки, опустился на подушку, решив, что всё это мне лишь показалось.

Не прошло и минуты, как до меня донёсся смешок. Я открыл глаза и уже более настойчиво всмотрелся в пустоту. Наверное, с моей нервной системой действительно не всё в порядке, потому что происходящее ничуть не напугало меня, а только разозлило. Да и зачем мне бояться, если я всё равно не смогу ничего сделать, не смогу дать отпор? Кто это? Убийца? Отлично, может хоть кто-то, наконец, осуществит мою мечту. Вор? Пусть берёт, что хочет. Мне абсолютно не жалко. Маньяк-насильник? Да, признаюсь, это уже немного пугает, но тогда эта мысль не пришла мне в голову. Я решил подыграть неизвестному и вновь зажмурился. Кто-то в комнате опять залился звонким хохотом. Моё терпение лопнуло, и я вскочил со своего места. Ну как вскочил, в смысле кое-как сел на кровать, опираясь на локти.

— Кто там?! — в бешенстве воскликнул я. Неужели кто-то вздумал издеваться надо мной даже ночью?!

— Тише, тише… Он может тебя увидеть… — послышался чей-то еле слышный шёпот.

Вдруг из-за открытой двери показался лоскут красной развевающейся, словно на ветру, ткани. Только откуда взяться ветру в доме?

— Я вижу тебя! Хватит прятаться за дверью! — крикнул я.

Наконец, незнакомец, по-видимому, решил послушаться меня. Вначале высунулась чья-то макушка — неизвестный оценивал обстановку. Затем я увидел маленькую ножку и красную ткань, которой становилось всё больше. Из своего укрытия вышла хрупкая девочка в белоснежном кружевном платье, доходившем ей до колен. Её шею обвивал шарф алого цвета, который был настолько длинный, что им можно было бы обвернуть эту комнату несколько раз. Её светлые локоны небрежно лежали на худых плечах. Она была явно чем-то смущена, поэтому держала руки за спиной, а её взор был устремлён в пол. Странно, что при кромешной темноте я смог рассмотреть её так подробно, будто это происходило при свете дня.

— Вас было двое! Я слышал, как вы шептались, — я старался говорить как можно строже.

— Нас уже двое, — ответила девочка, подняв свои кристально-голубые глаза и посмотрев на меня невинным, недоумевающим взглядом.

— Ты думаешь, что сможешь запудрить мне мозги? Ты только одна, — сказал я, презрительно оглядев её с ног до головы.

— А как же мой шарф? — спросила она с искренним непониманием в голосе.

— Шарф? Ты хочешь сказать, что разговаривала с ним? — усмехнулся я.

— Да… — прошептала она.

Я рассмеялся, схватившись рукою за живот. Что несёт эта сумасшедшая?!

— Может у него и имя есть? — с ехидством спросил я.

— Есть… Его зовут Эдвард… — неуверенно отвечала она, продолжая держать пальцы в замке.

— Что ж, ладно. Приятно познакомиться, Эдвард, — наигранно сказал я, посмотрев на шарф, который резко колыхнулся, будто подмигивая мне.

Господи, что за бред я несу? Подмигивающий кусок ткани? Серьёзно? Похоже, я окончательно свихнулся.

— Эй, что это сейчас было? Почему с ним происходит такое, если здесь нет порывов воздуха?

— Он просто рад знакомству, — ответила она, мило улыбнувшись.

— Ладно, у меня другой вопрос. Как ты попала сюда?

— Я не знаю… Просто как-то оказалась здесь…

— Ты хоть как тебя зовут, знаешь?! — в бешенстве воскликнул я.

— Ника, — уверенней ответила она.

— Ника? Это твоё имя? Почему тебя не могли назвать Настей или Катей?

— Ника — значит победа, — гордо заявила она, задрав нос кверху.

— Победа над чем? — рассмеялся я.

— Над чем ты смеёшься?

— Меня больше интересует, над чем смеялась ты, когда я спал?!

Именно в этот момент я неожиданно открыл глаза, оказавшись в собственной постели. Вокруг уже было светло, и ещё слабые лучи солнца пробивались в моё зашторенное окно. Будильник в бешенстве орал на всю комнату так, что мне казалось, будто моя черепная коробка сейчас лопнет. Сделав несколько рывков, мне удалость сесть. Я зевнул, пытаясь восстановить в памяти свой сон, который был для меня необычным явлением.

Этот день прошёл быстро, не неся за собой каких-либо запоминающихся моментов. Сегодня я был полностью сосредоточен на учёбе, так что моё видение было забыто уже через несколько минут, и я к нему больше не возвращался. Придя домой, я переоделся, поел и вновь сел за домашнее задание. Других дел у меня не было. Этот вечер прошёл так же незаметно, как и утро. Проделав все ночные процедуры, я натянул пижаму и улёгся спать.

Глава 3 «Прогулка»

— Ты сопел во сне. Было смешно.

Эти слова стали пощёчиной, которая буквально мгновенно вывела меня из состояния сна. От неожиданности я вздрогнул и уставился на девочку, которая вновь стояла над моей кроватью. Находясь в состоянии лёгкого шока, я ещё несколько секунд молчал, приходя в себя.

Ника была на своём прежнем месте, невинно улыбаясь и смотря на меня щенячьим взглядом, от которого меня начинало тошнить.

— Слушай, ты не в себе. Проваливай уже вместе со своим шарфом. Дай мне поспать, — наконец произнёс я после продолжительной паузы. В этот момент я был почему-то даже слишком спокоен, несмотря на то, что сон, который достаётся мне с таким неимоверным трудом раз в несколько дней, вновь прервали.

— Хорошо… — огорчённо протянула она. — Ты пойдёшь со мной? — вдруг спросила Ника, косясь на меня.

— Что? Зачем? Зачем я тебе? — в недоумении спросил я, протирая заспанные глаза ладонью.

— Пошли, будет весело, — вновь улыбнулась она.

В этот момент я хотел, я собирался крикнуть на неё. Я хотел вызволить наружу весь гнев, который только был во мне, и прогнать самозванку из своего дома, но что-то остановило меня. Сомнение, непонятно откуда взявшееся, вновь охватило меня. Казалось бы, над чем здесь можно думать?! Меня приглашает прогуляться чокнутая девчонка. Но всё же я оставил право выбора за собой.

— Весело, говоришь? — ухмыльнулся я, прищурившись.

Ника кивнула в ответ.

— Ну, пошли, — ответил я.

Да, за пару дней до своего дня рождения я пойду бродить по ночному городу с психически нездоровой незнакомкой. После таких заявлений у вас, наверное, возникли сомнения и насчёт моей адекватности. Но что мне терять? Я инвалид, у которого нет шансов на нормальную жизнь. Я обречён на вечные страдания, как уже говорил выше. Так почему же не поискать приключений, которые тебе так любезно предлагают. Может, сегодня всё-таки исполнится моя заветная мечта? Может, сегодня я всё-таки умру или хотя бы повеселюсь на славу? Хотя, что такое веселье для этой странной девочки? Да и я, похоже, уже давно разучился смеяться.

Пока я пересаживался на коляску, которая стояла у моей постели, Ника исчезла, будто никогда прежде не стояла здесь, буквально растворившись в воздухе. Я вздохнул, сам не знаю с облегчением или же, наоборот, с грустью, и уже хотел отправиться обратно, как вдруг заметил знакомый красный шарф через стекло. Я подъехал к окну и увидел Нику, которая махала мне рукой. Всё происходящее было до боли странно и запутанно. И где-то в глубине души я чувствовал, я понимал, что пожалею о своём решении. Но всё равно я шёл, шёл навстречу безумию, которого мне так не хватало.