Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Анастасия Шерр

Другой мир. Пленница Аида

ГЛАВА 1


Холодный ветер трепал моё изорванное платье, пронизывал каждую клетку, но я упрямо шла вперёд. Казалось, ещё немного, ещё совсем чуть-чуть и… Я, наконец, найду дорогу домой.

Я не помнила, как оказалась в этом странном месте, не понимала, где именно нахожусь и сколько времени вот так блуждаю по степи. А вокруг ни души, только катится мимо перекати-поле и летит в глаза пыль. Она забивается в глаза, ноздри, рот и оседает в горле, отчего кашляю, отплёвываюсь, но всё же иду дальше.

А степь, кажется, никогда не закончится. Бескрайняя, и никакого намёка на цивилизацию. Темнеет уже. Плачевная ситуация, честно говоря. Даже представить страшно, каково здесь ночью.

Последнее, что помню — как шла домой, повернула за угол и… Всё. Провал. Такое ощущение, что просто уснула на несколько часов, а пока спала, меня кто-то привёз в это место и оставил одну. Но кто и зачем? А что, если здесь волки водятся? Или ещё какие животные? От меня к утру даже костей не останется.

Вздрогнула, но не заплакала. Нечего нюни распускать. Если жалеть себя сейчас начну, то точно погибну здесь.

Внезапно послышалось что-то отдалённо напоминающее топот лошадиных копыт. Прислушалась, и правда, топот. И, кажется, он приближается.

Неужели я спасена?

Да только рано обрадовалась. Когда увидела чёрных всадников на вороных, просто нереально огромных лошадях, почувствовала опасность. Не бывает таких коней… И всадники жуткие, даже лиц не видно за чёрными повязками. Словно и не люди вовсе.

Вздрогнув, отступила на шаг назад, затем ещё и ещё, а когда всадники подобрались ближе, рванула с места из последних сил.

Поздно. Слишком поздно. Топот неумолимо приближался, и я уже чувствовала, как вибрирует земля под ногами. Казалось, она вот-вот разверзнется, что пугало намного меньше, чем эти люди.

Не успела пробежать и пару метров, как меня подхватила чья-то твёрдая как камень рука и словно мешок уложила поперек спины огромного животного, из ноздрей которого клубами вырывался пар.

— Канне! Канне! Шарам! — грубый, скрипучий голос и язык чужой…

Где же это я? Как попала в другую страну? И что вообще это за язык? Никогда раньше такого не слышала.

Самое жуткое, что я не могла ни двигаться, ни кричать. Как будто парализовало всё тело и даже голосовые связки. Радовало, что хотя бы могу дышать.

Невозможно было сказать точно, сколько времени и куда меня тащили, но когда я начала приходить в себя, поняла, что это всё не сон.

— Ширра! — голос похитившего меня всадника прозвучал так резко, словно он звал кого-то.

Прислушалась, но никто на его зов не откликнулся. Наверное, не слышат…

— Ширра! — с трудом разлепила тяжёлые веки, взглянула на него.

Оказывается, незнакомец обращался ко мне, только я и слова произнести не могла. Как будто горло забили битыми стёклами. А может, это порча? Как-то раз мне мать говорила, что меня прокляла жена моего отца. К слову, моя мать — вечно пьяная шлюха, и её слова я никогда не воспринимала серьёзно. Но сейчас почему-то вспомнила… Может, я как в детстве по ошибке хлебнула маминого коктейля, и в моей голове правят баллом глюки?

— Ширра, окун! Аттан! — зашипел злобно всадник и, схватив меня за волосы, сбросил с лошади.

В то мгновение, когда моё обмякшее тело коснулось земли, я испытала все муки ада. Словно каждую кость сломали в нескольких местах одновременно. Как будто я спала целую вечность, а потом проснулась. А с осознанием вернулась и чувствительность атрофированных конечностей.

Слабый вскрик и жуткий кашель. Вижу себя в отражении грязной лужи и понимаю: что-то не так. Может, это мои длинные белые волосы, хотя раньше они были чёрными и короткими? Или зелёные глаза, что блестят, как у кошки, хотя раньше были карими? Или это не я? Склонила голову набок, девушка в отражении повторила моё движение. Нет, я всё же…

— Оставь её в покое, Тинат. Эта девушка из другого мира, — послышалась уже родная речь, только таким же грубым, хриплым голосом, как и у всадника. — Я ведь не ошибся, беглянка?

Беглянка? Это он мне?

С трудом повернула голову на голос и обомлела. Передо мной стоял… Не человек.

Очень высокий. Плечистый. Огромный. Просто великан. Таких мужчин не бывает. Даже всемирно известные качки по сравнению с этим — букашки. Смуглый и черноволосый, он был одет в такую же чёрную одежду, что и всадники, только лицо было открыто. Густая, тёмная щетина на четко очерченных скулах и широкий подбородок. Всё это вместе делало его лицо грубым, даже немного отталкивающим. Пугающим, я бы сказала. Но вообще-то я видала людей и поуродливее. Смотрела на него снизу вверх, открыв рот, и тихо скулила от боли, которая до сих пор пронизывала всё тело.

— Вставай, беглянка, — почему он так меня называет?

Но, собрав волю и остатки сил в кулак, поднялась. Провоцировать на рукоприкладство этого громилу мне совершенно не хотелось.

— Прошу вас…

— Заткнись, — бросил мне брезгливо, а я поняла, что разговора не получится. Хоть он и знает мой язык, но к беседе не расположен. — Пойдёшь за мной. И чтобы ни слова, пока не задам тебе вопрос, ясно?

Я молча кивнула, в поисках пути отступления огляделась по сторонам. И увиденное мне не понравилось.

Какая-то деревня жуткая. Цивилизации — ноль. Словно попала в прошлое, на несколько веков назад. Повсюду дети чумазые, старики в дырявых лохмотьях и мужчины с копьями… С копьями!

Где же это я? Куда меня занесло?!

Все эти странные люди взирали на меня любопытными взглядами, а некоторые тыкали пальцами. Женщины испуганно хватали малышню, когда последние хотели подойти ближе, а старики задумчиво почёсывали бороды.

Может, это сон? Дурной сон.

Да, скорее всего, так и есть. Ведь не могла же я сесть в машину времени. Или могла?

Что я вообще помню? О себе — точно всё. Родилась в тысяча девятьсот девяносто пятом году, мать проститутка, отца никогда не знала. В детстве подрабатывала мелким воровством и жульничеством, а повзрослев, решила, что тюрьма, которая мне светит (в лучшем случае) и венерические заболевания (в худшем, хоть и не самом) — не моё.

Сбежала от матери в пятнадцать лет, когда она впервые привела ко мне клиента. Стукнув его бутылкой по башке, выбежала на улицу и больше домой не вернулась, решив, что замёрзнуть на улице всяко лучше, чем зарабатывать на хлеб, лёжа на спине с раздвинутыми ногами.

Потом нашлись добрые люди, которые не дали погибнуть от голода и даже помогли с трудоустройством. До совершеннолетия я убиралась в подъездах и дворах, помогала одиноким старушкам. Одна из них и взяла меня к себе, а после завещала комнату в коммуналке.

Закончив школу и поварское училище, я устроилась поваром в детский сад. Работа тяжёлая, но сытая. А вчера… Или сегодня всё-таки?.. Меня уволили. Сокращение. Шла домой, плакала, с ужасом представляла, как снова буду искать работу.

И… Всё. Снова наткнулась на чёрную дыру в памяти.

Как же я сюда попала?

— Ты что, оглохла?! — прогремел великан и, схватив меня за шиворот, поволок в огромный дом. Я же снова почувствовала, как отнимаются конечности, и просто обмякла, понимая, что сопротивляться не получится.

Опустила взгляд на свои «новые» волосы. Если это не сон, тогда… Что? Я попала в другое измерение?

И откуда, кстати говоря, на мне это красное платье?


ГЛАВА 2


— Кто тебя привёл в мои земли? — мужчина схватил меня шиворот, встряхнул, как котёнка. — Отвечай, а то велю скормить тебя собакам!

Я непонимающе захлопала глазами, нервно сглотнула и растянула губы в улыбке.

— Простите, я не понимаю вас. Я сама не знаю, как здесь оказалась. Честно. Прошу вас, не убивайте, — с надеждой смотрела в его глаза и вздрагивала от каждого его движения.

Ожидала, что мужчина не поверит, велит меня… Скормить собакам? Мамочки, да я точно в средневековье попала! А может, это глюки какие? Или розыгрыш… Точно! Меня разыграли. Но, осмотревшись вокруг, подумала, что никто не стал бы тратить столько ресурсов и времени, чтобы просто подшутить. Тут другое… И вполне возможно, что моя версия о средневековье очень даже правдоподобная. И это плохо. Очень-очень плохо!

Мужчина склонил голову набок, сощурил тёмные глаза, словно пытался прочесть, о чём я думаю. А что, если, и правда, читает? Такое может быть? Или я уже тронулась умом?

— Да, ты не врёшь, — скривившись, оттолкнул меня от себя, брезгливо посмотрел на свои руки. — А как ты прошла через портал? Тебя кто-то провёл?

Я открыла рот ещё шире и тут же его захлопнула.

— Не знаю… — и рада бы помочь этому варвару, чтобы поскорее вернуться домой. Но что тут сказать, если ничего не помню.

— Ладно. Сидеть здесь. Позже я решу, что с тобой делать.

Что? Решит, что со мной делать? А что тут решать-то? Домой меня надо! Через портал там этот или на самолёте. Да хоть по подземным катакомбам! Я на всё согласна.

— Просто отпустите меня домой, — пропищала тонким голоском, глядя на спину удаляющегося варвара. — Так ведь можно, да? Просто отведите меня к тому порталу, и я сама доберусь до дома. Как-нибудь… Эй, вы меня слышите? Как вас там…