Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Анастасия Шерр

Шах. Женщина бандита

Глава 1

— Никаких… секс-игрушек не будет? Это точно?

Мужчина иронично выгнул бровь.

— Нет. Иначе это было бы прописано в контракте.

— Тогда в чём же подвох? Такие деньги… Очень большие. Зачем успешному, обеспеченному мужчине покупать себе девушку? Здесь что-то не так.

Поверенный морщится, будто съел лимон. Я понимаю, что раздражаю своими глупыми вопросами, но на кону моя судьба и моё тело, которое я сейчас продаю за довольно крупную сумму. Просто так мне их никто не подарит.

— Кое-что есть, да. Но я не думаю, что вас это остановит. В конце концов, это выгодная сделка и вы на неё уже пошли.

— Говорите.

— Половина его лица изуродована. Вам придётся к этому привыкнуть. Впрочем, как захотите. Но Беслан не должен заметить, что вам неприятно.

Разумеется… Разве могло быть всё просто? Нет. Не в моём случае. Не со мной.

— А если я не смогу?

Мужчина наградил меня многозначительным взглядом, а затем поднялся.

— Будьте готовы к утру. За вами приедут.

— Да, конечно. До свидания.

Пройдясь по мне сочувствующим взглядом, остановился.

— Можете заказать себе что-нибудь, всё будет оплачено.

Поверенный ушёл, а я вперилась взглядом в чашку с остывшим кофе, крепко сжала пальцы в кулаки. Завтра я стану… Шлюхой. Самой настоящей проституткой. И это было бы ужасно. Если бы не одно жирное «НО». Если я откажусь от этих денег, то мне придётся ещё хуже.

Вздрогнула от входящего звонка и внутренне сжалась в комок. Человек, которого я сейчас хотела бы слышать меньше всего.

— Да?

— Здравствуй, Тата. Как наши дела? Не забыла обо мне? — его голос похож на шипение змеи, такой вкрадчивый, гадкий и опасный.

Я так напряжена, что вот-вот сломаю зубы друг о друга. Прикусываю щеку изнутри, чтобы не сорваться.

— Здравствуйте. Я не забыла. Вопрос с деньгами решается. Но мне потребуется время.

— Сколько ещё времени тебе нужно? Ты начинаешь наглеть, девочка.

— Но вы же понимаете, что я не смогу собрать десять миллионов за месяц! Это физически невозможно!

— Заткнись, сука, и слушай меня. Я жду ровно неделю. Через неделю ты должна прийти ко мне с лимоном. Поняла? Не будет бабла — ты знаешь, что случится. До встречи, Тата.

Роняю телефон на стол, обнимаю себя руками. Когда же закончится этот кошмар? Когда я снова верну свою жизнь? Нашу жизнь… Ту, в которую так бесцеремонно вторглись ублюдки и растоптали всё, что можно было уничтожить.

— Желаете ещё чего-нибудь? — Подпрыгнула на стуле от неожиданности, взглянула на официанта с нарисованной, вежливой улыбкой. — Принести вам меню ещё раз?

— Нет… Нет, спасибо. Мне уже пора.

— Ваш счёт будет оплачен. Вы можете…

— Я же сказала, нет! Благодарю вас!

На меня оборачиваются посетители из-за соседнего стола, а я бормочу свои извинения и, схватив сумку, тороплюсь к двери.

Возникает ощущение, будто меня все здесь жалеют. Сначала поверенный Шахбулатова, теперь вот официант. В принципе, я могу их понять. В этом пафосном ресторане я выгляжу в своих дешевых джинсах и застиранной футболке, как нечто инородное. Жалкая побирушка.

Оказавшись на улице, поднимаю лицо кверху, глубоко вдыхаю свежий вечерний воздух. Немного прихожу в себя и не спеша направляюсь к дому. Нужно отдохнуть, набраться сил… Завтра мне предстоит очень трудный день. От него, возможно, будет зависеть моя дальнейшая жизнь. И не только моя. Мой парень до сих пор у этих ублюдков. Он в опасности, и я должна сделать всё, от меня зависящее, чтобы поскорее прекратить этот ад.

Всё началось месяц назад. Будто небо на землю рухнуло.

— Ты такая… Охренеть просто, какая красивая, — Сеня смотрит на меня с обожанием, поглаживает щеку своей ладонью и склоняется, чтобы поцеловать.

— Ну! Перестань! Здесь же люди, — смущённо уворачиваюсь, но он всё равно ловит мои губы, чуть прихватывает зубами.

— И что? Пусть завидуют! Вот какая у меня невеста.

Тогда я примеряла свадебное платье. Сеня хотел белое, а мне больше нравилось персиковое. Оно очень подходило к моим глазам и волосам. А потом всё изменилось. В один миг моё счастье обрушилось мне на голову и похоронило Тату Семёнову под своими обломками.

В тот вечер Сеня пришёл домой избитый. Его так сильно изувечили, что даже глаз не было видно. Всё лицо опухшее, кровоточащее. Сплошная рана. Я обрабатывала потрескавшуюся кожу антисептиком и долго плакала. А он успокаивал, говорил, что всё нормально. Просто нарвался на каких-то гопников. Не хотел меня пугать и расстраивать перед свадьбой. И я поверила.

Но вскоре начались звонки. Днём, ночью. Постоянно. Нас кто-то преследовал и намеренно запугивал. Они звонили и молчали, лишь было слышно дыхание. Я предложила обратиться в полицию, но Сеня был против. Сказал, что ударил машину какого-то богатого мажора, и полиция нам не поможет, нужно вернуть долг.

Я продала все более-менее чего-то стоящие вещи, отдала все наши сбережения, и на время звонки прекратились. А потом всё началось по второму кругу. Я понимала, что Сеня что-то недоговаривает, но на все мои вопросы он просто взрывался и уходил из дома.

И вскоре исчез насовсем. Его не было пять дней. Целых пять дней я не знала, где мой жених и что с ним. До следующего звонка.

Звонивший представился Павлом и предложил встретиться. Он сказал, что знает, куда подевался Сеня, и я, не подумав, побежала на встречу в обозначенное место, которым оказалась заброшенная стройка. А там меня поджидали бандиты.

— Не надо! Прошу вас! Да что же вы творите?! Вы что, звери?! Прекратите! — толстый, воняющий потом, лысый урод удерживал меня за запястья одной рукой, прижимая к плесневелой стене, а второй расстёгивал свою ширинку. От тошноты скрутило желудок, и глаза жгло от слёз. А он собирался меня изнасиловать. На полном серьёзе. — Остановитесь! Я всё сделаю! Всё, что вам нужно!

Главарь — мужчина лет пятидесяти, с треугольной, почти непокрытой растительностью макушкой, слащаво улыбнулся и подал знак своему ручному шакалу, чтобы тот отпустил меня.

Я упала на колени, обхватила себя руками и подняла опухшие от слёз глаза на обидчика.

— Слушай меня внимательно, дырка. Будешь делать, что скажу, — останешься в живых. И ебаря твоего отпущу. А нет — хана обоим. Вас даже искать никто не будет. Так и останетесь без вести пропавшими. Понятно излагаю?

Мне не было понятно. Абсолютно ничего непонятно. Но я кивнула и взяла на себя долг Сени. Десять миллионов…

Глава 2

Шахбулатов Беслан. В народе — просто Шах. В интернете о нём было много информации: он одна из самых крупных фигур страны, поговаривают, связан с криминалом, но при этом занимается благотворительностью. Разумеется, подачки бедным — лишь прикрытие чёрных делишек. Его боятся, о нём говорят в полголоса. Но нигде — абсолютно нигде! — нет его фотографии. Я перелопатила тонны сайтов и новостных колонок, где фигурирует его имя, и не нашла ни одной фотки! Да что же с этим человеком не так?

После слов его поверенного Нурлана, я будто в камень обратилась. Как оно… спать с уродом? Смогу ли?

Закрыла глаза, отшатнулась назад на спинку стула. Снова открыла контракт. Смешно. Я добровольно продала себя в рабство. Как вещь. Как ничтожество. Сам контракт не вызывал доверия. Он составлен языком, которого я не понимаю. Здесь только юрист и разберётся, а я от этого далека.

Итак, я имею право на один выходной в неделю. Выходной — громко сказано. Потому что этот день выделен мне не для отдыха, а для ухода за собой и необходимых покупок. Так и представила, как я покупаю какое-нибудь развратное бельё, чтобы понравиться своему хозяину. Жуть…

На этом все мои права заканчиваются. Дальше следует несколько пунктов обязанностей: я должна жить в доме «Заказчика» и перед каждым уходом спрашивать его разрешения; я обязана сохранять втайне наши отношения и место временного проживания; я обязана принимать все сексуальные предпочтения Заказчика. И ещё пару пунктов, что я должна.

Не особо привлекательно. Но и выхода у меня другого нет. Всё это — итог моей беспечности и слепого доверия Сене, который, в свою очередь, обманывал меня.

На Шахбулатова я вышла через сестру Сени. Та работает у него уборщицей и случайно услышала разговор Беслана со своим подчинённым. Ему нужна была девушка для совместного времяпровождения, но по известной уже причине Беслан не мог познакомиться с кем-то, как это делают люди без изъянов. Ольга почему-то умолчала о его внешности, хотя я и так не отказалась бы.

Всё произошло слишком быстро, я даже опомниться не успела, как мне под нос сунули контракт. Я, правда, не хотела на это идти, но Оля воззвала к моей совести и, глядя в её заплаканные глаза, я просто не смогла отказаться. Больше мне негде взять эти проклятые деньги. Я будто в капкан попала. Он захлопнулся и пригвоздил меня своими зубьями.

Радовало единственное — в контракте прописана сумма, которую я буду получать каждый месяц. Почти как заработная плата. Нереально огромная заработная плата… Правда, я не уверена, что смогу обратиться с этими бумажками в суд, если вдруг Шах решит меня кинуть. Однако если всё получится, я смогу выплатить бандитам долг и вернуться к прежней жизни. Потрёпанной и, быть может, даже сломанной, но смогу. Я верю в это, надеюсь. Ведь другого выхода у меня нет.