logo Книжные новинки и не только

«Свадебные хлопоты» Андерсон Кэролайн Андерсон Кэролайн читать онлайн - страница 1

Андерсон Кэролайн

Свадебные хлопоты

ПРОЛОГ

— Я не могу это сделать.

— Что? Лидия, девочка моя, не говори глупостей. Тебе и нужно-то просто стоять там, лучезарно улыбаться гостям и говорить, что ты очень рада всех видеть. Это совсем несложно. И ты легко справишься, — ровным тоном ответила ее мать. — Так, Мелани, ты встанешь здесь. А ты, Том, вон там…

— Мам!

Мать вздохнула и повернулась к Лидии.

— Ну что еще, дочка? В чем проблема?

Девушка сделала глубокий вдох, чтобы собраться с мыслями, и громко произнесла:

— Ты не поняла. Я говорю не о приеме, а о самой свадьбе. Я не могу это сделать.

Это заявление явно шокировало присутствовавших. Последовала долгая пауза. Все обернулись и посмотрели на Лидию: мать, с пюпитром наперевес, словно взъерошенная курица на насесте; отец, лишившийся своей обычной невозмутимости от столь неожиданного поворота; Мелани, ее сестра, ошеломленная и заинтригованная; готовый выступать в роли шафера Том, в изумлении открывший рот; Джейк. Ее дорогой, обожаемый Джейк, который собирался жениться на ней по недоразумению.

Она поймала взгляд его прекрасных, завораживающих голубых глаз, в которых обычно сверкали веселые и даже лукавые огоньки. Теперь же в них нельзя было прочитать ничего. На каменном лице играла неприятная ухмылка.

— Джейк, прости меня, — мягко начала Лидия. — Нам нужно поговорить наедине.

— Да, пожалуй, стоило бы, — встряла ее мать и буквально выпихнула их из-под шатра. — Идите, идите, побеседуйте. И возвращайтесь, когда будете готовы.

Я-то точно никогда не буду готова, подумала девушка. Ее обдало жаром, хотя внутри все заледенело. Мысли путались. О господи, помоги. Рука Джейка уверенно лежала на ее талии. Он вывел ее на залитую солнцем лужайку и остановился.

— Ну что же. Выкладывай. Я слушаю. — Он злился. Этого следовало ожидать.

— Прости, — повторила девушка. Слова полились свободно. — Я чувствую себя… даже не знаю, как объяснить… словно меня впихнули в колею, да еще подтолкнули. А куда я качусь, мне неведомо. Мне кажется, мы поспешили со свадьбой, не разобравшись в своих чувствах. А теперь все происходит как будто без нашего участия. У меня такое ощущение, что кто-то другой управляет событиями, а это неправильно. Как будто это на самом деле не наша свадьба. Словно мы актеры. Теперь я уже ни в чем не уверена, понимаешь?

Джейк пристально изучал ее лицо. Потом опустил взгляд, бездумно поддевая носком ботинка ковровую дорожку, постеленную для бесчисленных гостей, которых ожидали всего лишь через два дня.

Для гостей на свадьбе, которая теперь, возможно, будет отменена.

О боже, ну что же он молчит? — сокрушалась Лидия. Ну, скажи же хоть что-нибудь! Скажи, что я не права. Скажи, что это все ерунда. Скажи, что любишь меня, что хочешь жениться на мне. Скажи, чтобы я не волновалась.

— Джейк? — прошептала она в отчаянии. Молодой человек поднял на нее глаза, и на мгновенье ей показалось, что в них блеснули эмоции. Но в следующую же секунду они снова стали холодными и безучастными.

— Если таковы твои ощущения, тогда ты, наверное, права, — наконец ответил он каким-то чужим, отрешенным голосом. — Прощай, Лидия. Береги себя. — Джейк повернулся и пошел по наклонной лужайке к дому. Прочь от нее.

Она смотрела ему вслед, не в состоянии пошевелиться. Ей хотелось броситься за ним, догнать, остановить, просить, умолять, убеждать, но какой в том смысл? Она ему не нужна.

— Доченька?

Девушка обернулась и упала на грудь отцу, содрогаясь от рыданий, потом вырвалась и побежала к дому. Нет, не за Джейком. Ей просто необходимо было скрыться, спрятаться от жалости и сочувствия, от любопытных взглядов и расспросов — от того ада, который ждал ее впереди.

Ее дорожная сумка была почти уложена для свадебного путешествия на Бермудские острова. Девушка рывком бросила ее на кровать, выкинула купальники, нарядные вечерние платья. Сгребла шорты и футболки из ящика комода, добавила еще несколько мелочей. Паспорт готов — еще на девичью фамилию. Об этом они позаботиться не успели. Оно и к лучшему.

Все складывается отлично, подумала Лидия, в очередной раз вытирая слезы. Теперь обувь: кроссовки, тапочки, сандалии. Она еще не знала, куда поедет. Куда угодно. Только бы подальше отсюда.

— Лидия, дочка, объясни же, наконец, в чем дело.

— Не сейчас, мам. Я тебе позвоню.

— Позвонишь? Девочка моя, что ты делаешь? Куда собираешься?

— Не знаю. — Ее голос звучал все звонче, приближаясь к границам истерики. Лидия поняла, что должна поскорее уйти. — Я позвоню и скажу, где я. Мне нужно успеть на ближайший рейс…

— На рейс?

В тоне матери послышалась паника. Это было уже слишком. Девушка схватила ключи от машины, чемодан и сумку, проверила, на месте ли паспорт, чмокнула мать в щеку.

— Все будет хорошо. Прости меня. Я просто…

— …не могу это сделать, — закончила фразу Мелани, входя в комнату. — Мне жаль, что все так обернулось, сестренка. Может, поговорим?

Лидия покачала головой, отгоняя подступившие слезы.

— Нет. Я уже ухожу. Со мной все в порядке.

И, не дав им опомниться, она пробежала мимо них и бросилась вниз по лестнице. В коридоре девушка налетела на Тома.

— А где Джейк? — мягко спросил он. Она пожала плечами.

— Его нет. Наверное, ушел домой. — Лидия сняла кольцо, подаренное на помолвку, и протянула ему дрожащей рукой. — Ты не мог бы передать это ему? И вот еще что… Том, пожалуйста, скажи ему, что мне очень жаль.

Она побежала дальше. Глаза снова затягивала пелена слез. Прямо у двери девушка столкнулась с отцом.

— Не делай ничего, подчиняясь скоропалительным решениям. У тебя достаточно денег? — спросил он.

Лидия кивнула.

— Я справлюсь. Сейчас я еду в аэропорт Хитроу. Оттуда и начну свой путь. А куда — пока не знаю.

Отец забрал у нее ключи от машины и повесил на крючок у двери.

— Я отвезу тебя, — спокойно ответил он тоном, из которого было ясно, что с ним лучше не спорить.

Дорога заняла два часа. Отец отключил мобильный телефон, включил радио и даже не попытался разговорить дочь. Он понимал, что толку все равно не будет. Они расстались у одного из терминалов. Отец сунул в ее сумочку несколько банкнот и поцеловал на прощание. В его взгляде не было ни сочувствия, ни разочарования, только понимание.

— Звони, дочка. Я люблю тебя.

Девушка тяжело вздохнула и поцеловала отца.

— Я тоже люблю тебя, папа. Прости, что так вышло.

Она ушла не оглянувшись, узнала в справочной, когда ближайший рейс, и уже через час летела в Таиланд.

Никогда в жизни Лидия не чувствовала себя такой одинокой.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Спасибо.

Лидия захлопнула дверцу такси, закинула сумку на плечо и повернулась к дому. Страх и предвкушение чего-то неведомого теснили ее грудь.

Дом совсем не изменился. Розы в беспорядочном изобилии украшали фасад в стиле эпохи короля Георга. Белые оконные рамы сияли на фоне красноватого кирпича. Легкий ветерок с реки, игравший с травой подстриженной лужайки, ласкал ее кожу знакомым ароматом жимолости. Девушка перевела взгляд на зелено-голубую дымку плакучих ив у воды и вздохнула.

Дом, милый дом.

Стоял июнь. С тех пор, как она убежала отсюда без оглядки, прошел ровно год. И теперь Лидия вернулась на свадьбу Мелани. Вот так ирония судьбы, горько улыбнулась она, идя к дому через лужайку.

Все так же. Кроме одного. Навстречу ей не выбежал веселый Лабрадор. Любимая собака не прыгает вокруг, не тыкается в руку, требуя внимания, не облизывает и не заливается радостным лаем. Два месяца назад Молли уснула и не проснулась. Без нее все было как-то не так. Пусто. Печально.

Дверь в кухню была распахнута, что обрадовало Лидию, поскольку ключи она с собой не брала. Впрочем, дом почти никогда не запирали.

Она вошла через открытую дверь, бросила сумку у холодильника и распахнула его дверцу. Сначала нужно попить. Все остальное подождет.


Разумеется, он понимал, что рано или поздно это произойдет. Она, конечно, приедет на свадьбу Мелани, если не раньше. Он готовился к этому. Готовился к тому, что придется столкнуться с ней, и убеждал себя, что встреча не затронет его чувств. По крайней мере, так ему хотелось думать. Однако теперь, увидев ее, Джейк замер на какое-то мгновенье, показавшееся вечностью, а в следующую секунду на него обрушился водопад эмоций. Сердце забилось вдвое быстрее, во рту пересохло, внутри похолодело. Его, словно молния, ударило всепоглощающее желание.

На Лидии были коротенькие обтягивающие шорты, открывавшие загорелые ноги, и легкие кожаные сандалии. Какие худые ноги. Они гораздо тоньше, чем были до отъезда. На вид такие хрупкие. Даже свободная, мешковатая футболка не могла обмануть: Лидия очень похудела. Может быть, болела?

Беспокойство пересилило в нем желание. Однако эмоции не стихали и продолжали бушевать в груди.

Девушка достала из холодильника коробку апельсинового сока, налила в стакан и принялась с жадностью пить. Ее рука дрогнула, когда она заметила Джейка. Девушка едва не поперхнулась.

— Джейк, — только и могла вымолвить Лидия. На ее губах заиграла робкая, неуверенная улыбка. — Как поживаешь?

Нет. К этому он был не готов. Не готов к ее взгляду. К ее голосу. Такому мягкому, разбудившему все давно забытые мечты.

— Нормально, — соврал молодой человек. — А ты как? Как добралась? А мы тут голову ломаем, когда ты приедешь.

Она пожала плечами и стала крутить в руках пустой стакан.

— Добралась хорошо. Более-менее. Сам понимаешь, долгий перелет, задержки вылетов и все такое… Как все же хорошо вернуться домой.

— Твои родители в гостиной с Мелани и Томом. Они мне не простят, если я еще хоть на секунду задержу тебя здесь. Поспеши обрадовать их.

Девушка кивнула, поставила стакан и направилась к двери. Джейк стоял в дверном проеме и не двигался. Она на мгновенье замерла, ожидая, что он уступит дорогу.

Молодой человек сам не мог понять, почему не отошел в сторону. Просто не мог пошевелиться. А потом сделал уж совершеннейшую глупость: протянул руку, дотронулся до ее подбородка, наклонился и коснулся ее влажных блестящих губ легким, словно перышко, поцелуем.

— С возвращением, Лидия, — сдавленным голосом произнес он, отшатнулся от нее, словно боялся обжечься, и поспешно вышел через заднюю дверь на улицу. Закрыв дверь, Джейк остановился, втянул свежий теплый воздух и закрыл глаза. На его губах остался едва уловимый привкус апельсинового сока. Что с ним произошло? Отчего этот поцелуй так взволновал его?

А ведь он был совершенно уверен, что все прошло. Значит, ошибался. Джейк по-прежнему хотел ее — так же сильно, как раньше, а может быть, еще сильней. Ничто так не усиливает чувства, как воздержание, горько улыбнулся он. Как бы там ни было, она вернулась. И ему придется как-то свыкнуться с этим.

Что ж, он справится. Надо только каждую минуту помнить, что она сбежала от него год назад и может сделать это снова. Лидия — это его проблема. Но он больше не поддастся ее чарам.

Никогда.


Лидия застыла на месте словно громом пораженная, с широко раскрытыми от изумления глазами. Пальцы бессознательно касались губ. Конечно, ей следовало ожидать, что Джейк будет здесь. И что он по-прежнему будет производить на нее такое впечатление.

Разумеется, она знала, что его пригласят на свадьбу. Но Лидия не предполагала, что Джейк стал частым гостем в родительском доме и они вот так столкнутся в первый же день ее приезда. Неужели он так запросто заходит сюда поболтать? Хотя что здесь странного? Он ведь живет в соседнем доме. К тому же давно дружит с Томом. Они знакомы почти с рождения. Отчего бы ему не бывать здесь?

— Джейк, ты что, не можешь найти… Доченька!

В следующую секунду Лидия оказалась стиснутой в крепких материнских объятьях, а через мгновенье в кухню вбежали прочие члены семьи, смеясь, выкрикивая приветствия, пытаясь обнять путешественницу. Том смотрел из-за плеча Мелани на входную дверь.

— А Джейк ушел? — удивленно спросил он. Лидия кивнула.

— Да. Мы с ним столкнулись в дверях.

За шумной радостью последовало неловкое молчание. Его прервал ее отец, получивший наконец возможность обнять дочь:

— Как я рад, что ты вернулась, котенок. Как ты?

— Я в полном порядке, — без труда соврала девушка, заставляя себя переключиться на улыбающихся родственников, обняла одной рукой отца, другой — сестру. — У меня все отлично. Как же здорово вернуться домой! А теперь ваша очередь говорить. Я хочу знать о предстоящей свадьбе все до мельчайших подробностей. Ну, рассказывайте.

Мелани смущенно улыбнулась.

— Боюсь, все это покажется тебе до ужаса знакомым, — извиняющимся тоном объяснила она.

Ну конечно. Год назад Мел целиком посвятила себя организации свадьбы Лидии. Шатер у реки, аккуратные букеты цветов, маленькие золоченые стулья, круглые столики, покрытые белоснежными скатертями, сверкающая посуда, банкет с ужином из трех блюд. Список приглашенных больше походил на отчет о переписи населения. Мел бессознательно устроила все так, как хотелось ей, не подумав о желаниях сестры.

А Лидия тогда каждую секунду ощущала, что мечтала о чем-то совсем ином. Она предпочла бы выйти замуж под кронами ив в окружении самых близких родственников, а потом устроить пикник прямо на берегу с шампанским, мягким ароматным сыром и сочными фруктами.

Джейк только снисходительно улыбался, а Лидия мучилась от собственного бессилия — сопротивляться не было никакой возможности.

До последнего мгновенья.

И вот теперь Судьба решила зло подшутить над ней: весь спектакль повторится в точности как год назад. Только на этот раз занавес не опустится после первого акта.

А Лидии с Джейком придется вынести эту пародию на их несостоявшуюся свадьбу, придется изображать удовольствие от происходящего и радость за молодоженов.

Внезапно Лидия пожалела, что не вернулась домой месяцем позже, когда неприятное событие было бы уже позади.

— А теперь ты рассказывай о своих путешествиях, — перевела разговор ее мать, когда все расселись в гостиной. — Ты так внезапно сбежала и так редко звонила нам, негодница.

Лидия застенчиво улыбнулась.

— Простите. Мне просто необходимо было уехать.

— Мы все понимаем. Ну же, рассказывай. Где была, что видела? Откуда сейчас приехала? Мы не поспевали уследить за твоими стремительными передвижениями по миру.

— Я прилетела из Австралии. Через Сингапур — заехала проведать друзей.

— Поподробнее, — попросил отец. — Я отвез тебя в аэропорт, и ты отправилась в Таиланд, так ведь?

— Так. — Девушка кивнула. — Там я месяц валяла дурака. Пыталась разобраться в себе. Потом пришлось уехать — кончилась виза. Я перебралась в Индию. Устроилась курьером в гостинцу. Потом был Сингапур, остров Бали, затем Австралия, Новая Зеландия, снова Австралия. И везде я работала кем придется — лишь бы хватало на еду и крышу над головой.

Мать в ужасе зажмурилась.

— Боже, одна, в незнакомой стране, это ведь так опасно.

Еще как опасно, подумала Лидия. Но, без сомнения, она не станет рассказывать близким о том, как в Индии какой-то турист пытался изнасиловать ее, а в Новой Зеландии приятельница украла все ее вещи, кроме фотографий, паспорта и той одежды, что была на Лидии.

— Ну что ты, мама, ничего страшного. Там было очень здорово, — улыбнулась девушка, гоня прочь воспоминания о тяжелой работе, постоянном голоде и дизентерии.

Чем меньше они знают, тем меньше будут переживать. В любом случае она жива и здорова, к тому же приобрела неплохой жизненный опыт и усвоила несколько полезных уроков.

— Ты совсем отощала, — констатировал отец, бросая взгляд на ее ноги.

Лидия подобрала их под себя и рассмеялась.

— Глупости. Просто я загорела, поэтому кажусь похудевшей. А как там наш бизнес? — повернулась она к матери, ловко меняя тему разговора.

— Отлично. Мы начали несколько новых проектов. Например, Данхэм-Холл, поместье в Уитфилде. Уверена, ты будешь без ума от Данхэма. Кухню мы отделали в традиционном стиле, а буфетная просто восхитительна. Там кажется, словно на дворе по-прежнему девятнадцатый век. Я все сфотографировала — посмотришь потом. А теперь мне нужно немедленно позвонить цветочнице и дать ей кое-какие наставления, иначе я забуду. Раймонд, дорогой, не мог бы ты мне помочь? Осталась всего неделя. Пора уже окончательно разрешить этот вопрос.

Слова матери заставили Лидию вспомнить о причине ее возвращения домой. Когда родители вышли, она посмотрела на Мелани и Тома, уютно примостившихся на диване. Рука Тома уверенно лежала на плече невесты. Лидия тихонько вздохнула. Нет, у нее нет права завидовать их счастью. Ее собственное было совсем рядом, но она убежала от него.

— Ну, голубки, признавайтесь, когда же вы решили сунуть головы в эту петлю? — спросила девушка, стараясь придать голосу беззаботность.

— Около года назад, — улыбаясь, ответил Том. — Мы познакомились на репетиции твоей свадьбы. Тогда-то я и подумал: «Вот она, моя женщина».

— Да ты просто неандерталец какой-то! — пошутила Лидия, отгоняя неприятные воспоминания. Если бы и она была так уверена в чувствах Джейка, как Мел — в любви своего жениха, то, разумеется, ни за что на свете не уехала бы год назад, а со спокойным сердцем вышла бы замуж.

— А мне по душе его грубоватая тактика, — усмехнулась Мел, посмотрев на Тома. — Мне нравится, когда он строит из себя грозного деспота. Пусть думает, что он главный, если это доставляет ему удовольствие.

Том покорно кивнул. Лидия улыбнулась, подумав, что ее неугомонная, порывистая сестра гораздо хитрее своего простодушного и открытого суженого. Однако он так благороден, что потакает ей во всем.

Как жаль, что у нее самой не сложилось таких доверительных отношений с Джейком. По какой-то неведомой причине им так и не удалось достичь подобной духовной близости. Может быть, в этом крылась проблема? Ведь если бы они поговорили друг с другом по-настоящему, если бы постарались получше узнать друг друга, возможно, она поняла бы, любит ли Джейк ее на самом деле.

Том поднялся.

— Мне пора: нам с Джейком нужно еще кое-что уладить. Я буду ближе к вечеру. Лидия, не хочешь пойти с нами на ужин? Мы собираемся наведаться в новую тратторию в городе.

— Мы?

— Да. Мел, я и Джейк.

Лидия наморщила нос.

— Даже не знаю. Он, скорее всего, будет не в восторге, если я пойду.

Том махнул рукой.

— Глупости. Сколько воды утекло с тех пор! Это все в прошлом. Он наверняка не будет против.

— Я подумаю, — уклончиво ответила Лидия.

Том наклонился, нежно поцеловал Мел и вышел из комнаты, оставив сестер наедине впервые с тех пор, как Лидия переступила порог родного дома.

Мел, как всегда прямолинейная и откровенная, посмотрела на сестру в упор и без обиняков заявила:

— Ты выглядишь ужасно. Кожа до кости. Глаза усталые. Да к тому же грустные. Несладко тебе пришлось? Трудный выдался год?

И Лидия — сама не зная отчего — разрыдалась. Мел бросилась к ней и, присев на подлокотник кресла, обняла сестру. Наконец-то ее обнимали руки человека, который ее любит. Боже, как же ей этого не хватало!

— Какое счастье снова очутиться дома, — еще всхлипывая, сказала Лидия. Мел сунула ей в руку носовой платок и откинула со лба сестры непослушные прядки волос.