Андрей Денисенко

Космос, деньги, два ствола

…Это продолжалось примерно девятьсот стандартных лет — то, что инсекты называли Великим Расширением, а другие, миролюбивые расы центральных галактик — агрессией и тотальной войной на уничтожение. Выжженные планеты, миллиарды погибших существ и пепел небытия, заполнивший громадные пространства между звездами. Однако насилие всегда порождает насилие, а зло — ответное зло. Уцелевшие гуманоидные расы объединились и смогли противостоять Великому Расширению Роев, используя биологическое оружие, уничтожающее все живое. Новое оружие оказалось настолько ужасно, что выжить после его применения могли только киборги. Но ненависть к инсектам была велика, и тысячи добровольцев разных рас отказывались от биологических тел, чтобы продолжить борьбу. Эта страшная жертва, принесенная на алтарь выживания, изменила ход истории.

И было единение галактических рас. И было братание разумных существ в борьбе с общим врагом. И были грандиозные космические сражения и герои, ставшие живыми легендами. И был последний штурм материнской планеты инсектов — Зега, за которым ждала победа…

Пролог-1

ПОБЕДА

Около 310 стандартных лет назад. Орбита Зега

…Орбитальная бомбардировка несла смерть и уничтожение. Только это. И ничего другого — ни Света Знаний, о котором взахлеб говорили в Терранском парламенте, ни Основ Гражданских Свобод, о которых без умолку голосила пропаганда ригелиан. Аннигиляционные бомбы рвались прямо в атмосфере, планомерно уничтожая родовые ульи инсектов — рой за роем. Никто не собирался выяснять, сколько погибло в испепеляющем пламени рабочих особей и медлительных маток, а сколько — воинов визмугг. Уничтожение было тотальным.

После первой же кассеты бомб планета стала непригодна для жизни. Кислородная атмосфера перестала существовать. Теплые моря испарились. Горные хребты превратились в пыль. Гигантский пепельный след у полюсов, по которым союзники нанесли самый мощный удар, был виден из дальнего космоса.

Главный биокомпьютер обороны Зега модифицировал противоракетный «зонтик» и перегруппировал уцелевших особей-перехватчиков в соответствии с планом эвакуации привилегированных роев — но это было, скорее, агонией, чем серьезной попыткой сохранить планету. Отступать было некому.

Через двенадцать стандартных часов после начала операции дредноуты союзников спустились на высоту менее ста единиц и выбросили капсулы десанта. Флагманский корабль, стодвадцатикилометровый R17-EZ82 «Возмездие», кинжальным полем продавил силовые линии обороны Северного материка и запустил крылатые ракеты.

Южный континент, где базировались Первое и Второе крылья визмугг, продержался еще один оборот. Как утверждали найденные после войны документы, Отцы-Воители визмугг подняли на крыло даже учеников Первого Полета. Вряд ли они могли нанести реальный ущерб истребителям союзников. Но девизом школ было «Победить или умереть — вместе!» — и ученики погибли все до единого. Через два века, когда рои вернулись на планету-прародительницу, историки великих родов не смогли обнаружить ни одной уцелевшей особи на ее выжженной поверхности — лишнее подтверждение тому, что никто из воинов визмугг не уклонился от жертвенной смерти.

Так рождалась Великая Победа.

Пролог-2

ИТОГ ПУТИ

Около 310 стандартных лет назад.
Бункеры Королевского Роя под поверхностью планеты Зег

1

— Вы прекрасны, ваше святейшество!

— Воистину, элегантны и угрожающи!

Слуги шинссма, две крепких боевых особи с подрезанными крыльями, благоговейно расступились, открывая ему дорогу к зеркалу. Да, он был по-настоящему хорош в фамильном плаще из бронзовой парчи и элитных доспехах Верховных Воителей Визмугг. Служанка Эри Флонттт Пло, приближенная им рабыня из касты уиллов, едва ощутимыми касаниями нанесла ему Последний Знак.

Он был доволен. Все выполнено согласно традициям. Ранцел ра Кро, Верховный Воитель Визмугг, Главнейший Среди Равных, Отправляющий в Первый Полет, прозванный Бронзовым Воином, умрет достойно. Великое Расширение его расы, продолжающееся вот уже не одно столетие, будет остановлено не по его, Ранцела, вине.

Бункер, один из самых глубоких на Зеге, ощутимо тряхнуло. Кисть Эри Флонттт дрогнула, но ловкость той, что прозвали Любимицей Воителя, не позволила священной надписи на броне Ранцела отклониться. Аннигиляционные бомбы проклятых терран не в силах испортить церемонию прощания Бронзового Воина.

— Преклоняемся перед тобой и верим в тебя. — Эри Флонттт отступила, встав рядом со слугами шинссма. — Пусть это станет окончанием пути.

— Пусть станет, — отозвался он ритуальной фразой, хотя грудь его душила боль.

— Пусть мое оружие откроет вам новый путь. И будет этот путь не доступен никому, кроме ваших братьев.

Бронзовый клинок, заточенный до зеркального блеска, убил всех троих в одно мгновение. Верные слуги. Возлюбленная самка.

Бункер тряхнуло сильнее. Он поднял взгляд, догадываясь, что творится там, ближе к поверхности. Аннигиляционные бомбы терран впиваются в умершую поверхность Зега, оставляя широкий пыльный шлейф, как паразиты ннуффф внедряются в погибающую плоть растений…

Внедрялись, поправил он себя. Теперь ни растений, ни паразитов ннуффф более не существует. Окончание пути. Великое Расширение закончено.

В шлюз, украшенный фамильным гербом клана Кро, осторожно постучали. Появившийся слуга был из Хаффф, элитного родового клана слуг Матки Родов.

— Если Верховный Воитель завершил путь своих приближенных, его ждет королева. — Шорох жвал слуги был почтителен и в то же время тверд. — Королева прислала меня с этой новостью и с просьбой удостоить великой чести.

Слуга Хаффф склонился в глубоком поклоне.

— Да будет так. — Бронзовый Воин шевельнул жвалами и точным расчетливым движением взмахнул клинком. Голова слуги откатилась к неподвижному телу Эри Флонттт. И его путь служения был закончен достойно.

Скоростной лифт, украшенный древними фресками, опустился в покои королевы. Здесь ничто не напоминало об орбитальной бомбардировке и кумулятивных торпедах терранских союзников, о крушении надежд великой цивилизации.

Ранцел Кро бросил торопливый взгляд в бесценные алмазные зеркала. Отполированная тысячи лет назад поверхность отразила его до блеска начищенную броню, тяжелый парчовый плащ с широким капюшоном и обнаженный клинок… уже лишенный блеска. То ли еще будет? Для чего его призвала Королева?

«Нет мыслей, есть Долг!» Заповедь визмугг заставила его отвести взгляд и толкнуть клинок в богато украшенные ножны. Он, Верховный Воитель, не собирался предаваться сомнениям и горю. Он просто не имел на это права.

Жвала цхлаввов, личных телохранителей Королевы, угрожающе приоткрылись, Бронзовый Воин замер и покорно опустился на нижние конечности. Крушение мира не повод нарушать тысячелетние ритуалы.

— Кто?

— Покорный раб великой Королевы!

— Зачем?

— Призван в высочайшие покои!

Короткая пауза.

— Проходи!

Уалл Раш Ррой, начальник охраны, старый верный друг, проводил его долгим взглядом, но не позволил себе ни одного лишнего жеста. Только пристальный взгляд и дрогнувшие жвала, но этого было достаточно. Два настоящих воина способны понимать друг друга и без слов.

Пирамидальный Тоннель, святая святых империи, обитель Королевы Родов, встретил его непривычной тишиной и пустотой. Скрытые за полумраком притушенных светильников бесценные фрески. Усыпанные сапфирами колонны, обычно сияющие голубым, а сейчас почти невидимые в темноте. Тишина и покой приближающейся вечности. Только освещенные горящими благовониями лики Древних Проводников на Святой Стене. Только легкое шуршание его отливающего бронзой плаща по хитиновому панцирю и тихие всхлипы зреющих в коконах над колоннадой Младших Королевских Самок.

И сама королева, ожидающая своего воителя на тронном возвышении. Неподвижные жвала, спокойный, устремленный поверх него взгляд. Взгляд, исполненный вечной мудрости. Здесь, в королевских покоях, не существовало ни горечи последнего поражения, ни ритуальной смерти ближайших слуг, ни линкоров терран.

Он снова опустился на нижние конечности. Потом помедлил, разбросил из-под панциря тонкую пленку крыльев и замер, отдавая себя ее воле.

— Встань, доблестный Ранцел ра Кро. — Голос королевы разнесся под сводами глухим долгим эхом. — В том, что произошло, нет твоей вины… как, впрочем, и вины никого из нас.

Повинуясь, Ранцел поднялся. Королева благосклонно кивнула и позволила ему коснуться жвалами трона, потом, выполняя тысячи лет назад установленный ритуал, провела когтем по его броне.

Это была уже третья королева на памяти Ранцела. Жизненный цикл королевы был намного короче цикла любой из кастовых особей, и с этим приходилось мириться. Однако, в отличие от каст, королевские самки рождались с воспоминаниями о предыдущих жизнях, имели общее имя и воспринимали себя как единую с предшественницами личность. На этом и держалась стабильность империи. Вот уже без малого пять тысяч лет в громадном государстве, раскинувшемся по двум рукавам галактики, правила одна и та же императрица, Великая Королева Родов Игсзея. Смена тел не имела значения. Разум — вот что передавалось в молодые тела, ждущие своего часа в колоннаде Младших Королевских Особ.