Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Так дайте за мой бизнес хорошую цену.

— А что, вы решили, я сейчас делаю? Я же не шлимазл, Гена, я приехал сюда жить и работать с вами. И то, что я говорю, настолько верно, что мои слова вы можете предъявить в банк как обеспечение.

Торговались мы дольше, чем Омделёр оценивал камни. К концу торгов он даже смотрел на меня с уважением. Но в итоге я получил ровно двадцать пять тысяч экю как одна копейка. Получилось примерно на тысячу больше, чем обычно оценивали алмазы в представительстве Ордена. Я решил обязательно зайти к Мэри, описать ситуацию и пояснить, что торговать с Омделёром мне выгодно. В крайнем случае, можно сдавать пополам. В Орден и ювелиру.


Новая Земля. Дагомея. Лимпо.
25 год 2 месяц 13 число. 10:10

С утра спорили с Жанной, куда пойти в первую очередь. Лимпо, к сожалению, не Париж, мест для культурного проведения досуга немного. Вечером можно было сходить в бар, там, как стемнеет, работал стихийный, но ежедневный танцпол. Была здесь и киноплощадка в другой стороне посёлка, возле казарм колониальной пехоты. Прямо как в моём глубоком детстве — врытые в землю посреди двора деревянные лавочки, высокий столик для ноутбука с проектором, и экран три на пять метров, сколоченный из струганной доски и аккуратно покрашенный в белый цвет.

Кино, хочу заметить, крутили ежедневно, и каждый сеанс киноплощадка была полна. Но все эти развлечения были на вечер. А спор разгорелся из-за планов на утро. Я предлагал сходить к Курту Майеру, взять пару «четыреста шестнадцатых» и выехать на стрельбище. Очень мне хотелось, чтобы Жанна ощутила все прелести немецкой винтовки. Да и старику радость. Я прекрасно помнил, как каждый раз розовели его щёки, когда он тренировал девушек. Ну и, конечно, в душе я надеялся, что после отстрела винтовки жена не сочтёт чрезмерной тратой покупку двух таких. Кстати, а наши «Фалы» тогда можно было и продать.

Но Жанна хотела прежде всего зайти к ювелиру. С полчаса она допытывала меня, что у того лежало на витрине, но без толку. Я, когда ходил, специально не смотрел на товар. Я же за деньгами пришёл. Вот потом, когда сумма уже в кармане, можно и купить что-нибудь. И лучше вместе с женой.

— Гена, там уже половину раскупили небось, а пока мы стрелять будем, вообще пустые витрины останутся.

Честно говоря, аргумент был убойный, если бы не один фактор.

— Жанна, он же не сегодня открылся. Местные и вчера, и позавчера к нему ходили. Так что на обновление коллекции даже не рассчитывай. И никакой разницы нет, придём мы сразу после всех или на следующий день.

— А стрельбище твоё вообще никуда не убежит!

— Зато после обеда там такое пекло будет, что ничего не захочется. А в ювелирном прохладно, кондиционер…

— Ладно, Струна, уболтал. Но тогда договаривайся с Куртом, чтобы я смогла где-то переодеться. Я в ювелирку в грязном камке не пойду.

Договориться с Майером было проще простого. Я только сказал, что Жанне надо переодеться после стрельбы, как он предложил на выбор — помещение администрации стрельбища, кстати сказать, дощатая будка, чуть больше летнего туалета и всегда пустая, либо магазин.

Курт с неподходящей для своего возраста юркостью крутился вокруг Жанны, то поправляя положение локтя, то подавая и принимая магазины, то цепляя на её винтовку что-либо из многочисленных обвесов. Если бы я не был уверен в них обоих, то считал бы, что он заигрывает. Но я знал свою жену и верил ей, знал Курта Майера. И знал, что немец очень хочет продать нам винтовки.

— Ну-у… Неплохое ружьё, — с деланой небрежностью оценила Жанна.

— То-то у тебя щёки аж горят.

— Нет, фройляйн, вы не правы. Оно не неплохое. Это одна из самых лучших винтовок мира. — Курт, похоже, немного обиделся.

— Всё нормально, Курт, — успокоил я его. — Если ты примешь у нас в зачёт наши старые, то мы купим две из «четыреста шестнадцатых».

— Только мне эту. — Жанна подняла перед собой винтовку, из которой чуть больше чем за два часа настреляла почти пятьсот патронов.

Пока в магазине я сдавал Майеру наши «Фалы», чистил и упаковывал в оружейную сумку покупки, жена успела переодеться в подсобном помещении, и, когда вышла в торговый зал, Курт от удивления открыл рот. Мне, честно говоря, тоже было непривычно. Там, где мы жили, ей не было нужды краситься — глухомань. К чете Окочукво мы тоже попали «с корабля на бал». И вот сейчас, когда перед нами с гордым видом прохаживалась приодевшаяся и накрашенная Жанна, я в очередной раз подумал, как же мне повезло с женой. Что думал Курт Майер, я не знаю, но, судя по его лицу, сейчас Жанна могла попросить скидку в девяносто процентов, и он пошёл бы ей навстречу.

Ювелирный магазин встретил нас знакомым звоном колокольчика. На этот раз к нам тут же выбежала вульгарно накрашенная симпатичная негритянка в белой, сильно декольтированной блузе и узкой офисной чёрной юбке. Одежда абсолютно не подходила к соломенным сандалиям на её ногах.

— Добрый день, мисс и мистер, — залопотала она по-английски. — Меня зовут Моника Кабагондо, чем я могу вам помочь?

— А мистера Омделёра нет? — спросил я.

— С сегодняшнего дня я работаю здесь продавцом. — Она смущённо улыбнулась, что совершенно не шло к её броскому макияжу. — Но, если вам нужен хозяин, я могу его позвать. Он в мастерской.

— Спасибо, Моника, — включилась в разговор Жанна. — Мы пришли как раз что-нибудь купить. Так что, думаю, справимся и сами.

— Вам спасибо, мисс. — Девушка опять смущённо улыбнулась. — Мне бы тоже хотелось справиться в первый рабочий день самой. Давайте посмотрим, что из имеющегося вам подойдёт.

Витрины были полупусты. Не больше двух десятков изделий, все явно выполнены рукой одного мастера. Да и стиль у всех был похож — витая золотая проволока с камнями. У меня создалось впечатление, что весь мокрый период Омделёр вязал серьги и кольца из своих небольших запасов.

— Гена, смотри. — Жанна вертела перед собой рукой с колечком на пальце.

Колечко и правда было интересным — сложного плетения. Тугая коса из пяти сплетённых проволочек в передней части переходила в замысловатый узор с тремя камнями по полкарата.

— Гена, давай себе такие купим? А то свадьба была, а свадебных колец нет.

Мне кольцо понравилось, но казалось каким-то воздушным и очень непрочным на вид. С моей работой как бы камни не потерять.

— Камешки не вылетят? А то в шахте всякое бывает.

— Ой! Ну будешь под землю без кольца лазать. Там всё равно никого нет. А зато на выезд будем надевать одинаковые, и все поймут, что мы муж и жена. Моника, у вас какие размеры таких колец есть?

— Мисс, мы сейчас представляем только образцы. Наш витринный экземпляр пришёлся вам впору, поэтому мы с удовольствием его вам продадим. А второе кольцо вы сможете забрать завтра, после обеда. Только надо знать размер безымянного пальца вашего мужа.

— А сколько они стоят? — спросил я.

— О! — профессионально воскликнула Моника. — Это же авторская работа, плюс здесь очень редкие тигровые бриллианты. Только из-за них стоимость кольца составляет тысячу двадцать экю.

— Браво, Моника, вы настоящий продавец. — Я захлопал в ладоши. — В следующий раз, когда принесу Марку камни, подчеркну, что это не дешёвый жёлтый алмаз, а ценный тигровый бриллиант. И продам его в три раза дороже. И обязательно скажу, что это вы его так назвали.

— Простите, мистер. Вы мистер Сухов?

Я важно кивнул.

— Я ещё раз прошу прощения. Хозяин установил для вас специальные цены на алмазы. Пожалуйста, простите меня.

— Итак? — Я сделал строгое лицо.

— Позвольте, я поговорю с хозяином? Я быстро. — И она мгновенно исчезла в задней двери.

— Что, товарищ Сухов, засмущал девочку? — со смехом спросила жена.

— Не люблю, когда нагло врут в глаза.

— Так не обманешь — не продашь.

— Надо знать, кого обманывать и как.

— Не ворчи. — Жанна поморщилась. — Девочка молоденькая, глупая. Поумнеет.

— Здравствуйте снова, мисс и мистер. — Из двери выпорхнула Моника. — Мистер Омделёр извиняется, что не может выйти к вам, он работает. Вам мы можем отдать оба эти кольца по цене одного. Если вас это устроит, мы сейчас же приступим к изготовлению мужского экземпляра.

Всю дорогу до дома Жанна разглядывала игру камней на солнце, вертела кольцо и переодевала его с пальца на палец. Я подумал, что надо чаще дарить ей украшения. То, что мы живём вдалеке от цивилизации, вовсе не заставляет нас самих дичать.

Вечером кольцо было торжественно показано обществу. На этот раз собрались в представительстве и даже смогли окунуться в бассейн, что после жаркого дня было настоящим блаженством.

— Надо же, — с наигранной завистью сказала Мэри Сью. — И как я его не заметила?

Она повернулась ко мне и заговорила, совершенно не обращая внимания на стоящую рядом Жанну:

— Глазастая у тебя жена, Гена. Смотри, скрыть что-то от неё будет очень трудно.

Жанна фыркнула и пошла в сторону. А я ответил, чуть повысив голос, чтобы она слышала:

— А мне нечего от неё скрывать, — и уже тише: — Зачем ты это делаешь, Мэри? Зачем заставляешь девушку ревновать?

— Гена, мне просто скучно. Когда вы жили здесь впятером, это было весело. А сейчас всё вернулось к рутинной тоске. Ты скажи Жанне, что я просто старая скучающая тётка, которой как-то надо убить время. Нет, что старая, не говори, — и она громко расхохоталась. — Вы когда домой?