Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Андрей Лисица, Елена Савчук

Поймай здоровье в сети

Как улучшить свою жизнь с помощью сетевых технологий

Посвящаю эту книгу моим детям и будущим внукам

Елена Савчук

Вступительное слово Андрея Лисицы

Книга «Поймай здоровье в Сети» — первый шаг к сближению развивающегося сообщества сетевых здоровьесберегающих технологий HealthNet («Интернет здоровья» — англ.) и обычной до-интернетовской медицины. С моей точки зрения, эти сферы не дивергирующие — то есть не разделяющиеся, — а взаимодополняющие. Понимание ситуации прогрессивной частью врачебного сообщества выражается в развитии телемедицины. Наряду с ней существует рынок программ для смартфонов и гаджетов, предназначенных для повышения качества жизни и контроля за состоянием здоровья. Надо заметить, что интерес людей к «Интернету здоровья» постоянно растет. [В этой книге под словом «Сеть» подразумевается Всемирная или Глобальная сеть — то есть интернет. Сокращенно ее называют просто Сетью. Не путать с сетью, которой ловят рыбу. — Прим. ред.]

Человек, со стороны врачей четко обозначивший неизбежность «гаджетизации» медицины, — Ольга Бокерия, доктор медицинских наук, профессор, кардиолог. От молекулярных биологов эту точку зрения поддержал Александр Макаров, физик по образованию, академик РАН по биологическому отделению. Он изучает процессы в нашем организме, приводящие к старению мозга, ищет противодействие болезни Альцгеймера. В ходе этого поиска все яснее становится необходимость решения задачи превентивного подхода. Предотвратить, поскольку лечить невозможно — как из-за необратимости биологических нарушений, так и из-за неизбежных в быстро растущей популяции человечества финансово-экономических проблем.

Когда у меня сложилась концепция цифрового здоровьесбережения и возникла идея, что можно ловить здоровье в сетевой информационно-коммуникативной среде, академик Геннадий Тихонович Сухих подсказал, для кого предназначены эти технологии. Их пользователи — не пожилое поколение, не мои сверстники (те, кому за 40) и даже не 30- и не 20-летние. В первую очередь они нужны младенцам, которые вскоре появятся на свет. Поэтому технологии цифрового здоровьесбережения должны присутствовать в семье с момента зачатия ребенка, чтобы потом сопровождать его всю дальнейшую жизнь.

Здоровьесбережение как цифровое представление образа человека выдвинул мой учитель — академик Александр Иванович Арчаков.

Ну, а я, Андрей Лисица, закончивший 2-й медицинский институт, но с тех пор занимавшийся программированием и информатикой, вместе с соавтором — журналисткой Еленой Савчук — творчески переработали материал и идеи, полученные от моих единомышленников и учителей.

Мы постарались доступно рассказать, как «Интернет медицинских вещей» (Internet of Medical Things) может повлиять на сохранение здоровья и на медицину будущего. Излагая научный материал простым языком с яркими и образными примерами, мы с Еленой прилично отклонились от формата научной дискуссии.

В связи с этим заранее оговорюсь: специалисты, придерживающиеся строгих профессиональных позиций, далеко не во всем согласны с содержанием книги. Тем не менее именно их видение будущего лежит в основе изложенных нами мыслей.

Хочу предупредить читателей, что книга «Поймай здоровье в Сети» не является назиданием или руководством к действию.

Повествование ведется от лица Андрея Лисицы.

1

Здоровьесбережение vs Здравоохранение

Как вы думаете, уважаемые читатели, должна ли система здравоохранения заниматься вопросами вашего здоровья? Если вы убеждены, что да, то ошибаетесь. Она в принципе не может, а главное, не должна этим заниматься.

Здравоохранение — это защитная функция, которая не несет ответственности за наше здоровье и к его сбережению не имеет непосредственного отношения. Она начинает действовать только с того момента, когда заболевание уже возникло. Вот именно тогда, если говорить образно, «защитники» из системы здравоохранения «напрыгивают» на болезнь — как правило, на поздних стадиях — и пытаются «задавить» ее. При этом лечат обычно симптомы недуга (что изначально малоэффективно), а не рассматривают организм пациента как единую систему в комплексе. Отсюда и печально высокий уровень смертности, в частности, от сердечно-сосудистой и онкологической патологии, от диабета.

Но кто же несет ответственность за наше здоровье до возникновения заболевания? Никто. У государства просто нет таких механизмов, хотя эта задача формально и закреплена в Конституции. Из общих соображений вроде бы понятно: государство заинтересовано в здоровье граждан, которые могли бы долго и продуктивно работать. Хотелось бы поручить эту миссию какому-нибудь ответственному органу — скажем, Минздраву России. А дальше с него требовать: мол, лечи народ, убери очереди из поликлиник, снижай внутрибольничную смертность и т. п.

Это линейное представление ошибочно по многим причинам. Приведу одну. Подумайте: а фармацевтические компании-то заинтересованы в том, чтобы люди не болели? Вот гипотетически: все в России здоровы, таблетки больше никому не нужны — а где рынок сбыта? Где многомиллиардные тендеры на государственное обеспечение важными лекарственными препаратами? Что с аптечной сетью? У фармкомпаний, какие бы не провозглашались лозунги, одна экономическая цель — увеличение прибыли (иначе это уже не бизнес, а что-то иное). Получается, благородная конституционная цель — сохранение здоровья граждан — не подкреплена логикой рыночной экономики. Отсюда и разница целеполагания — не сохранять здоровье конкретного человека (это не выгодно рынку), но охранять здоровье вообще (это уже намного более интересно, это массовый подход, обеспечивающий растущий спрос). Естественно, ни у какого органа власти никогда не хватит ресурса бороться с гигантскими корпорациями, заинтересованными в том, чтобы «бедные не болели, а богатые — не выздоравливали». Посыл о малоимущих тут крайне негативный: если нет денег болеть — освободи место под солнцем.

Почему мы постоянно видим по телевизору просьбы о помощи собрать деньги на операцию для умирающего ребенка? Что, в нашей стране нет ресурсов даже на спасение жизни? В том-то и дело, что в нынешней социально-экономической модели их действительно нет и быть не может.

Так как же нас убедили в том, что некоторое государственное ведомство отвечает за здоровье граждан? Возможно, истоки этой истории берут начало в 1992 году, когда Россия начала переходить к рыночной экономике. Это повлекло за собой демографический спад и повышение заболеваемости населения в силу стресса из-за неблагоприятного изменения социально-экономических условий. В тот момент необходимо было перенести ответственность с руководства страны на какого-то явного «стрелочника». На эту роль и было назначено Министерство здравоохранения и социального развития.

Эта инсталлированная в наше общество парадигма — за здоровье гражданина отвечает некий уполномоченный государством орган — в XXI веке оказалась опасна. Прежде всего тем, что полностью снимает с населения ответственность за его здоровье. Следуя этой логике, человек считает, что он может курить, злоупотреблять алкоголем и иметь прочие вредные привычки, поскольку кто-то о нем позаботится — подхватит под белы рученьки и вернет обратно в мир здоровых людей. А если не вернет, то «…Ой-ой-ой, какая же у нас плохая медицина, какие плохие врачи, какое плохое правительство — все кругом виноваты». Согласитесь, весьма удобная позиция — обвинять в своих болезнях всех, кроме себя. И такое представление об ответственности настолько легко укоренилось в сознании поколения, еще заставшего времена СССР, что есть все риски передачи этой мемоформы следующим генерациям.

У нас принято оглядываться на Европу и Америку — как там-то с этим делом? Между тем за границей на государственном уровне не существует системы здравоохранения — там принята и активно развивается healthcare system, что переводится как система здоровьесбережения. В чем же разница между российским здравоохранением и зарубежным здоровьесбережением?

Здоровьесбережение — это способ мышления, предполагающий, что гражданин осознает и берет на себя ответственность за свое здоровье, а не перекладывает ее на государство, медицину и докторов. Таким образом, он становится менеджером своего здоровья, сам начинает заботиться о нем и управлять им при помощи сетевых здоровьесберегающих технологий HealthNet, доступных в смартфоне любому современному человеку. [Медицинские технологии, в отличие от здоровьесберегающих, требуют обязательной сертификации. К таковым относятся мобильные приложения, например, передающие на смартфон врача данные о сердечных сокращениях плода беременной пациентки или соединенные с уже существующим зарегистрированным медоборудованием (в том числе имплантированным для наблюдения за работой сердца и сосудов). Медицинские технологии контролируют и позволяют менять настройки нейромышечного стимулятора, слухового аппарата.]

Наверняка каждому из вас знакомо такое определение личности, как self made man. Услышав его, мы понимаем, что речь идет о харизматичной персоне с силой воли, о человеке, который сам сделал себя успешным. По аналогии, можно употребить термин self health made man — то есть человек, который сам делает свое здоровье. А значит, и образ жизни он ведет соответствующий, здоровьесберегающий — такой, который идет ему на пользу и бережет его организм, а не разрушает. Потому средняя продолжительность жизни в западных странах каждый год и растет примерно на три месяца, а ее качество стабильно улучшается. Ученые за границей трудятся в области именно здоровьесбережения: создают сетевые здоровьесберегающие технологии (например, французский портал visteraproject.fr или американские med.stanford.edu/hpop.html и insidetracker.com), разрабатывают продвинутые приложения для смартфонов по самоконтролю состояния здоровья и его улучшению. Такова же и научная повестка Евросоюза на 2020 год.