Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава вторая

— Ну как? — Осси отодвинула кресло и повернулась к большому во всю стену зеркалу.

«Я бы посоветовала одеться поскромнее». — Хода лениво раскачивалась, золотой лентой свисая с любимого канделябра трюмо.

— Ты думаешь? — Осси критически осмотрела стройную фигурку, помахавшую ей рукой из массивной рамы древнего зеркала. Миловидная девушка с огромной копной пепельных волос и красивыми широко распахнутыми глазами, которые казались еще больше из-за ярко-красных теней, расчерченных черной паутиной, грациозно пританцовывала в зазеркальной глубине.

— Хватит кривляться. — Осси попыталась скрыть улыбку, хотя получилось это не очень убедительно.

Впрочем, отражение все-таки послушалось и неподвижно замерло, старательно, хоть и несколько нарочито, скопировав позу хозяйки.

Юная обладательница великолепных глаз, которые сегодня были ярко-голубыми, была затянута в черно-красный свитер без рукавов, сотканный, похоже, прямо из бурлящей магмы. Во всяком случае кроваво-огненные прожилки медленно перетекали через все оттенки пурпура, изредка затухая в темной части спектра. Черные утянутые бриджи, перехваченные роскошным золотым поясом — подарком Ее Величества Беллизы IV — и отливающие всеми оттенками пожара, сапожки из кожи стайфера (весь гонорар за последнюю работу) замечательно дополняли ее сегодняшнее настроение.

— А по-моему, ничего. — Осси повернулась к золотистой змейке.

«Слишком помпезно, слишком вызывающе». — Хода перестала раскачиваться и, тихо звякнув, соскользнула на заставленную всевозможными скляночками и бутылочками поверхность стола.

— Слишком не бывает. А потом, все равно никто не оценит. — Осси пожала плечами и потянулась за серьгами.

Черные «брызги ветра» были не только баснословно дорогим украшением, но и надежным охранным амулетом леди Кай. Подарок отца — старого Рунге Кай Шаретта — спасал свою хозяйку уже не раз и не два.

«Оценят. Только не так, как тебе хочется… — Внутренний голос Ходы приобрел язвительно-ядовитый окрас. — Они там, между прочим, тоже мужики, хоть и маги».

— Вот и славно, — улыбнулась Осси. — Отвяжись!

Хода тихо защелкала, и огромные иллюзорные губы, медленно разбухая, поплыли к далекому своду спальни.

— Прекрати!

Губки, игриво покачиваясь, вытянулись, будто для поцелуя, и продолжили путь наверх.

— Я сказала, прекрати! — В голосе Осси мелькнули первые нотки нетерпения.

С оглушительным хлопком видение лопнуло, рассыпавшись на сотни маленьких розовых поцелуйчиков, которые, как бабочки, запорхали по залу.

— Очень умно! — В общем-то строгость была больше напускная, потому что Осси еле сдерживала смех, а когда один из поцелуйчиков со всей дури влепился ей в щеку, она не выдержала и захохотала. Хода, свернувшись золотым клубком, довольно зашипела.

— Пошли уже, чудо! — Осси протянула было руку к змейке, но отвлеклась и, повернувшись к манекену, после недолгих раздумий нацепила на руку огненно-красный браслет.

В голове тихо застонал голос Ходы.

— Пошли. — Осси бесцеремонно ухватила змейку за хвост и забросила на плечо, откуда та тотчас же перетекла на руку, обвив ее тремя золотыми кольцами.

«Оружие?»

— Обойдемся. — Осси напоследок заглянула в зеркало и провела рукой по волосам, мгновенно перекрасив их в рыжий цвет. Посмотрелась еще раз и, удовлетворенно хмыкнув, направилась к выходу.

На улице янтарный свет фонарей плавал в первом осеннем дождике. И с этим пришлось мириться. Дождь леди Кай не любила с раннего детства, но тут уж, как говорится, ничего не попишешь — пришлось мокнуть. Благо хоть резиденция Ордена находилась не так далеко, и прогулка по мокрому городу много времени не заняла.

Погруженная в свои мысли, Осси быстро миновала блестящую широкими лужами улицу Весов, поднялась по длинной и крутой лестнице Желтых Полей, и заросший разлапистыми гамарами [Гамар — вечнозеленое лиственное дерево, напоминающее плакучую иву.] бульвар вывел ее прямо на маленькую, зажатую со всех сторон старинными особнячками площадь Четырех Побед. Так что очень скоро она уже стояла на парадном крыльце Ордена.

— Вас ждут. — Маленькая дверца в стене бесшумно приоткрылась, приглашая в недра самого таинственного, самого незаметного и, безо всякого сомнения, самого зловещего Ордена Великого Королевства.

Мало кто мог похвастаться, что бывал здесь; еще меньше — что водит дружбу с Кройссо Веллой. Этот дом, как и все остальные резиденции благословенного Ордена, обыватели старались обходить дальней стороной. А если уж обойти не удавалось, то, проходя мимо, непроизвольно ускоряли шаг. Ровно настолько, чтобы, сохранив лицо, поскорее миновать густую тень, которую даже в самый пасмурный день отбрасывал трехэтажный, похожий на кукольный замок, почти игрушечный, но почему-то вселяющий тревогу особняк.

Едва Осси переступила порог, как Хода резко сжала свои кольца, впрочем, тут же вновь ослабив свои объятия.

— Что? — спросила Осси одними губами.

Хода ничего не ответила, и Осси шагнула дальше.

За спиной с невероятно пронзительным, безнадежно тягучим и очень громким скрипом затворилась дверь, которая только что напоминала хорошо смазанную деталь отлаженного механизма. А прокатившийся по дому грохот отсек дождливый вечер самого уютного из городов как ненужное воспоминание, оставив его по ту сторону порога.

На этом спектакль был закончен, и продолжения, похоже, не предвиделось.

Осси огляделась по сторонам. Не без интереса, надо сказать, хотя, к ее разочарованию, смотреть, в общем-то, особо было не на что. Обычная гостиная самого что ни на есть обычного дома — приглушенный свет откуда-то из-под потолка, светло-лиловые не очень дорогие обои на стенах, пара измученных вечной жаждой растений в массивных напольных кадках и никакой мебели. Лишь пол, выложенный огромными грубо отесанными плитами, как-то не очень вязался с этой обстановкой.

Вот и весь, собственно говоря, амбиент. Ничего лишнего, да и вообще почти ничего. Лишь единственный коридор убегал куда-то далеко в глубь здания, потихонечку забирая наверх и влево.

— Вас ждут, леди, — повторил голос.

На этот раз он звучал сзади.

Осси резко обернулась. Вообще говоря, никакого повода для резких движений не было. Во-первых, она была тут не просто так, а по высочайшему приглашению. А во-вторых, Хода даже не шелохнулась, продолжая притворяться роскошным украшением. Однако рефлексы сработали быстрее, чем мозг оценил ситуацию.

В паре шагов от Осси, прислонившись спиной к входной двери и скрестив на груди руки, стоял подросток. Даже не подросток, а мальчик лет тринадцати. Симпатичный: длинные черные волосы, спадающие густыми волнами на плечи, кукольное личико, большие выразительные и очень серьезные глаза. Нарочитая небрежность позы вызвана была, скорее всего, переполнявшим его волнением, ибо при первом же взгляде на мальца становилось ясно, что встреча столь высокого гостя есть для него дело наиответственнейшее и вообще архиважное.

— Здравствуй. — Осси улыбнулась и чуть наклонила голову.

— Хороший вечер вам, леди Кай Шаретт. — Подросток отлепился от двери. — Меня зовут Гемке. Пойдемте, я провожу вас.

Не дожидаясь ответа, он быстро зашагал по коридору, и Осси, немного помедлив, поспешила за ним.

Шли долго. И за все это время не было ни единого поворота и ни одной двери. Вообще ничего, что хоть как-то нарушило бы строгое, унылое однообразие похода.

— А у вас тут красиво, — улыбнулась Осси.

Гемке хмуро покосился на нее, но ничего не ответил. Прошло еще немного времени, и, по оценкам Осси, они должны были находиться где-то в районе площади Графа Сегуста. Где-то над или где-то под — великолепное чувство пространства, похоже, не спросясь, покинуло Осси, и оставалось лишь надеяться, что ненадолго — погуляет и вернется. Хотя куда ему, родимому, деваться-то?

— Когда как.

— Что? — Не поняла Осси.

— Когда как. Иногда красиво, — пояснил мальчик и совсем по-детски шмыгнул носом. — Идемте скорее, нехорошо — вас уже давно ждут.

«Подходим», — Хода подумала тише обычного, почти на пределе различимости.

Пока, однако, никаких изменений в уже столь привычной лаконичности пейзажа Осси не наблюдала — коридор все так же тянулся в бесконечность, сходясь в точку где-то далеко, у самых черных богов. Но не успела Осси додумать эту не сложную, в общем-то, мысль, как в тот же самый миг осознала, что стоит в центре невероятно огромной залы. Совсем пустой, если не считать красивейшего и, похоже, очень старого, испещренного древними рунами стола, за которым, ожидая ее, сидели три человека в парадных одеяниях Ордена. Одного из них леди Кай уже знала — крайним справа сидел Генерал Ордена Кройссо Велла.

Потом появились виражи. Огромные, яркие, разбросавшие вокруг причудливые пятна раскрашенного света, они очертили границы зала висящими в абсолютной пустоте окнами. Затем медленно, словно проявляющееся наваждение, стали проступать другие детали обстановки. В углу затрещал пока еще полупрозрачный камин, но уже начал растекаться по комнате жар призрачного огня. Массивные, во все стены, шкафы с книгами, старыми и совсем новыми; множество искусно подсвеченных витрин с какими-то невероятными трофеями, стойки с разнообразным оружием, мягкий пушистый ковер, сотканный из ливарского мха, роскошные и, похоже, очень древние напольные вазы — все это проявлялось из ниоткуда, заполняя собой изначальную пустоту зала.

— Леди Осси графиня Кай Шаретт, Интесса Лиги, [Интесса Лиги — звание леди Кай в Лиге искателей.] — мальчик шмыгнул носом и замер в паре шагов позади. — И еще… у нее — Страж.

Хода чуть заметно напряглась.

— Ничего, все в порядке. — Кройссо сделал мягкий жест левой рукой, словно забрал что-то из воздуха. — Хорошего вечера, леди Осси. Мы рады видеть вас, прошу — располагайтесь.

Позади Осси, там, где только что был юный адепт Ордена, стояло массивное резное кресло. Выглядело оно удобным, хотя и чуть низковатым, на ее вкус. Впрочем, выбирать не приходилось.

— Это Фера Корффи, Старший Магистр, хранитель Арсенала. — Жест в сторону молодого человека крайне нахальной наружности, красавца, если бы не шрам, разрывающий правую щеку пополам.

— Приятно, леди Кай. — Корффи отвесил поклон, который сделал бы честь самому искусному придворному ловеласу.

— Денсо Эрдалл, Верховный Магистр. — Голос Кройссо оставался ровным, тихим, и было в нем что-то демонически притягательное.

«А он — ничего».

«Хода!» — Осси внутренне нахмурилась.

— Хорошего вечера, леди Кай. — Внешне Денсо Эрдалл был ничем не примечателен. Невысокий, чуть полноватый, чуть лысоватый, с круглым, слегка отечным лицом. Так выглядит старый, уставший от шумной возни своих шалопаев-внуков дедушка, которого давно уже никто не воспринимает всерьез. Вот только в глазах у этого дедушки расплескалось что-то такое, что поворачиваться к нему спиной не очень-то хотелось. Наверное, чтобы потом об этом не жалеть. Если вообще успеешь пожалеть…

— Итак, леди Кай, нам нужна помощь. — Кройссо Велла сплел перед собой свои тонкие паучьи пальцы. — Ваша помощь… Как я уже говорил, нам бы очень хотелось, чтобы вы спустились вниз в гробницу Лехорта и достали Слезу.

— Всего и делов. — Осси не смогла сдержать улыбку. — Спустилась и достала… А что там, внизу?

— Пещера. — Велла помолчал. — Огромная пещера… По крайней мере мы так считаем.

— Значит, вы так считаете… — протянула леди Осси. — Ну что ж… А почему вы не сделаете этого сами? Уж казалось бы… Мощь ваша велика, ресурсы — почти безграничны… Что мешает?

Магистры переглянулись. Как-то уж слишком смущенно. И пауза затянулась чуть дольше, чем это диктовалось логикой разговора.

— Вы не сказали? — Верховный Магистр бросил взгляд на своего помощника.

— Нет. — Кройссо Велла мотнул головой.

— Ну, как бы то ни было… — Денсо Эрдалл снова повернулся к Осси. — Пророчество «Сон Змеи»… Вы что-нибудь слышали о нем?

Чем дальше, тем интереснее. Осси аж потряхивать начало от возбуждения.

— Ничего, минсир. [Минсир — господин. Уважительное обращение к мужчине, старшему по званию.] Я не очень разбираюсь в пророчествах.

— Полистайте на досуге, леди Кай, — подал голос Фера Корффи. — Не пожалеете. Прелюбопытнейшее чтиво, доложу я вам. И напрочь лишает сна. Потому как почти все, что там описано, так или иначе сбылось. А если не сбылось, то, скорее всего, потому, что просто было неправильно истолковано.

— Мастер Корффи абсолютно прав, — кивнул Верховный Магистр. — Это действительно уникальный труд, и умеющий видеть узрит в нем многое. Трудность заключается — и в этом он тоже, безусловно, прав — именно в умении видеть. Не смотреть, моя дорогая, не скользить взглядом по строкам, подгоняя реалии под крайнее свое невежество, а именно — видеть! В корень, в глубь, до самой сути вещей и событий… Мало у кого получается… Но… — Верховный маг с внешностью усталого дедушки улыбнулся. — Мы работаем… работаем. Трудимся…

Улыбнуться-то он улыбнулся, вот только глаза его при этом оставались холодными-холодными…

— И если мы на этот раз истолковали все правильно, — продолжил Верховный Магистр, — то именно вы больше всего подходите под описание того человека, который может спуститься в гробницу и вернуться живым. Правда, не хочу вас обманывать — вероятность ошибки существует, к сожалению, всегда.

— Ничего себе! — У Осси голова уже начала идти кругом от всего этого. — А какова вероятность…

— Правильного толкования? Семьдесят два на двадцать восемь. — Магистр Велла развел руками. — Это достаточно много, на самом деле. Это — хороший шанс, поверьте.

— Для вас или для меня?

— Для нас с вами. — Велла выказывал просто-таки чудеса дипломатии, выворачиваясь в любой ситуации.

— Да… — Осси поерзала в кресле.

— Что смущает вас, леди Кай? Дело-то, мне кажется, как раз по вам: и в Лиге вы человек не последний, и в компетенции вам не откажешь, и опыт у вас имеется…

— Имеется, — кивнула Осси. — Кое-какой…

— Ну уж скромничать, — улыбнулся Велла. — Кое-какой… Кое-какой — это остров Хлосс? Или призрачные дворцы Эни? — Он выдержал паузу, неотрывно смотря на Осси. Словно взглядом ее сверлил. — Мы о ваших подвигах немного наслышаны, леди Кай. Наслышаны и знаем, на что вы способны… А теперь мы предлагаем вам главную загадку нашего времени. Разве это вас не увлекает? Мне казалось…

— Увлекает, и даже очень. Все это очень заманчиво, но… — Осси замялась, подыскивая слова.

— Рождает сомнения?

— Именно. Я не привыкла к таким подаркам.

— А это и не подарок, — снова подал голос Денсо Эрдалл. — Это сделка.

Кресло под Осси шмыгнуло, будто носом повело. Верховный Магистр брезгливо поморщился и продолжил:

— Это сложная и опасная работа. Одна из тех, которые поднимают человека высоко либо роняют в безвестность. Высоко — вам вроде бы ни к чему, а вот сгинуть там навсегда… это очень даже возможно. И, увы, такая возможность не исключена даже для вас. Так что это совсем не подарок, моя нежная гостья. Совсем не подарок…

Денсо Эрдалл выдержал паузу, видимо, чтобы все им сказанное дошло до сознания, уложилось там как следует и полностью осозналось.

— Это очень трудная и почти безнадежная работа. И кроме вас ее вряд ли кто сможет сделать, — продолжил он. — Правда, и плата на этот раз высока. Очень высока… Кроме аванса, который мы вам выплатим незамедлительно, вы вольны забрать себе все, что там найдете. Нас интересует только артефакт.

— Это я поняла, — кивнула Осси. — А скажите, минсир, этот артефакт…

— Слеза Лехорта?

— Да, минсир. Слеза… Что он собой представляет? И для чего он?

Денсо Эрдалл покачал головой:

— Конечно… Это резонный вопрос. И справедливый… Вот только ответа на него у нас, леди Кай, пока нет. Толком мы ничего про него не знаем. Знаем только, что очень он ценился когда-то — больше жизни и больше иных сокровищ. Вот, собственно, и все, что нам известно. Хотите верьте — хотите нет.

Хотелось Осси в это верить. Очень хотелось. А вот не верилось… Хоть убей — не верилось. Темнил что-то Верховный… Темнил и не договаривал…

Ладно, на месте разберемся…

— А если я откажусь? — Осси уже не могла остановиться. Решение было принято, но возбуждение, как это часто бывает, переросло в кураж, и ее несло.

— Вы не откажитесь, леди Кай, — тихо он так это сказал… Мягко… Аж мурашки по коже… — Вы уже согласились. И я в этом убежден… Ведь так?

Знал наперед все этот добрый дедушка с застывшими в глазах льдинками. Как книжку он Осси читал. Как детскую книжку… И насквозь видел.

— Да, — вздохнула Осси. — Так.

— Вот и прекрасно. Я рад, что не ошибся на ваш счет. — Денсо Эрдалл поднялся. — Очень рад… Кройссо и Корффи вас проводят. И они же введут вас в курс. Да поможет вам Странник, леди Кай. И да хранят вас ангелы.


Выходя из зала в сопровождении двух Магистров, Осси не удержалась и бросила украдкой взгляд назад, на стоящее в центре одинокое кресло. Заметив это, Магистр Велла сделал короткое резкое движение кистью правой руки, и кресло мгновенно вспыхнуло, объятое жадными языками ревущего пламени. Резные подлокотники, причудливо выгнутые ножки, удобное кожаное сидение — все это корчилось, лопалось и трещало, осыпаясь горячим пеплом на мягкий белый ковер. Осси даже показалось, что она слышит далекий-далекий крик, наполненный мольбой и отчаянием. Хода шевельнулась, приподняв свою маленькую треугольную головку.

— Он все равно был бездарен, — сказал Генерал Ордена и улыбнулся своей очаровательной улыбкой.

Леди Кай промолчала.

Исход из зала был более живописным, правда, и более запутанным, чем пробежка по унылому коридору. Магистр Велла распрощался сразу же за дверью и ушел, сославшись на неотложные дела, а Осси, оставленная на попечение боевого мага, направилась в арсенал, чтобы пополнить запасы магических заклинаний. Благо представилась уникальная возможность сделать это, что называется, за счет заведения.

Однако, прежде чем Осси со своим спутником добрались туда, им пришлось изрядно поплутать по замковым переходам. Они то спускались, то вновь поднимались по изящным лестницам, стены которых были украшены портретами древних личностей, обряженных в лиловые цвета Ордена. Пару раз по мостикам, перекинутым на невероятной высоте, они пересекали огромные залы, в глубине которых двигались чьи-то тени.

Огромные роскошные внутренние пространства резиденции были сложнейшим образом упакованы в обертку заурядного особняка на площади Четырех Побед. Осси шла и прикидывала, какую цену пришлось заплатить членам Ордена, чтобы совершить подобную метаморфозу. При этом она не забывала с интересом крутить головой по сторонам, разглядывая внутренние убранства комнат, через которые они проходили, и слушать веселую болтовню Старшего Магистра.

Фера Корффи оказался очень приятным парнем, веселым и общительным; при этом в нем чувствовались и врожденный такт, и незаурядный ум. Он успевал и пересказать подвиги Великих Магистров прошлого, и прокомментировать особенности деталей интерьера, пересыпая все это забавными случаями из жизни адептов, оставляя себе не самую последнюю роль в повествовании.

Но любая дорога рано или поздно заканчивается.

Эта закончилась аккуратненькой дверкой, обитой цельными листами меди, которые были густо покрыты рунами и охранными оберегами. Никаких замков и засовов на ней не было, однако, снимая защитные заклятия и обезвреживая ловушки, Старший Магистр повозился изрядно, а когда закончил — весь мокрый был от напряжения.