Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Вы вчера приехали?

— Это так очевидно? — теперь настала моя очередь улыбнуться.

— У вас красные глаза.

Просто обезоруживающая прямота. Даже спорить не получилось и вместо ответа я кивнул. Оставалось надеяться, что в дополнение к цвету глаз я не покраснел, как школьник.

— Надолго к нам?

— Простите, я попал на допрос?

— Нет, просто интересуюсь.

— Как получится. Может, до конца года, может, навсегда.

— У вас нет уверенности в собственном будущем? — она забавно сощурила левый глаз.

— Нет, почему же. Пока что я отдыхаю. Купил яхту.

— Какую? — сразу же задала девушка следующий вопрос.

— Мммм, — я повернулся, причал был еще в поле зрения. Про себя отсчитал место своей лодки и ответил: — Седьмая слева.

— Ага, вижу, — мадам с каштановыми волосами чуть вытянулась, что позволило мне рассмотреть ее рубашку полностью, но к своему неудовольствию я не обнаружил там ни значка, ни имени.

Когда я поднял глаза, она выглядела чуть посуровевшей. Теперь я точно покраснел

— Я рассчитывал увидеть ваше имя, — голос снова охрип, но это только насмешило девушку. Звонкий смех рассыпался, как звуки тысяч колокольчиков. Она прикрыла рот рукой и на меня смотрели только хитрые карие глаза.

— Оксана, — произнесла она, закончив смеяться.

— Виктор, — представился я в свою очередь. — Почему вы интересовались, какую яхту я купил?

— Этого я не могу вам сказать. Простите, — Оксана пожала плечами.

— Во всяком случае, я не совершил ничего предосудительного, помимо выгуливания собаки без намордника?

— Нет, — на лице девушки снова расцвела улыбка. — Как зовут вашу красавицу?

— Лайма.

— Мне кажется, ей подходит, — Оксана встала, расправила брюки и направилась к гироскутеру. Я просто не мог упустить этот шанс.

— Подождите, — я вскочил со скамьи и едва ли не бегом бросился к ней. Надо заметить, она была ростом всего лишь чуть ниже моих ста восьмидесяти. — Я в этом городе недавно и знакомств у меня здесь немного. Практически нет, я бы сказал. И знаете… — в этот момент я посмотрел на ее лицо и понял, сколько терпения у человека, чтобы выслушивать такое словоизлияние в рабочее время. — Может быть, я угощу вас завтраком?

Девушка колебалась. Я видел сомнения, которые меняли выражение ее лица, но не могли стереть улыбку.

— А вы проследите, чтобы мы с Лаймой не совершили никаких правонарушений, — теперь уже и я улыбнулся. Никогда не считал себя особо обаятельным, но наличие собаки, что я опять же вычитал в книге по психологии, значительно повышало шансы на успех.

— Хорошо. Давайте. Только не используйте меня в качестве гида, — улыбка снова стала предельно очаровательной.

— И не собирался.

Мы пересекли набережную, проезжую часть и углубились в сплетение узких улочек. Никогда бы не подумал, что может существовать такое место, в котором все настолько приятно, начиная от городского окружения и заканчивая людьми. Мощеные тротуары еще не полны толпами народа, но что-то мне подсказывает, что и летом здесь очень хорошо. Гироскутер плавно притормозил рядом с широкими полукруглыми окнами, что расположены чуть выше уровня тротуара. Тканевые навесы защищали сидящих внутри от солнца. Приятное место.

Оксана ловко подхватила свой транспорт, предварительно повернувшись ко мне боком и лишив меня тем самым возможности лицезреть ее обтянутую брюками пятую точку. Жаль. Я открыл перед ней дверь с витиеватой надписью «Большой брат» и пропустил вперед.

Внутри ярко горели лампы, освещая круглые столики с плетеными креслами. Под ногами приятно поскрипывала плитка. Оксана, ловко лавируя между столиками, присела возле окна и я присоединился к ней. Лайма послушно заняла место у моих ног.

— Почему большой брат? — спросил я.

— Потому что, — девушка глазами указала куда-то чуть выше моего плеча.

Я повернулся и увидел крупного, на вид к ста килограммам, темнокожего парня. Ему уже за тридцать, но могло быть и больше — я плохо разбирался в возрасте своих ровесников, не говоря уже о том, что в других расах и нациях я вообще был совершенным профаном. Азиаты так и вовсе были все на одно лицо.

Парень же оказался скорее спортивным, чем упитанным — силача в нем выдавали мощные руки, но округлое добродушное лицо вряд ли могло принадлежать настоящему спортсмену. В моем представлении он должен быть жилистым и скуластым, а так он походил на очень крупного Карлсона. Говорил он, на удивление, без акцента.

— Чего желаете? — обнажив белоснежные зубы, спросил он.

— Яичницу и кофе, — ответил я, не раздумывая и, заметив утвердительный кивок, добавил — Две порции.

— Сахар? — Оксана отрицательно мотнула головой и я добавил: — Мне два.

Парень так же легко, как он добрался к нам, ушел, не задев ни единого столика, хотя стояли они довольно плотно. Должно быть, мое лицо выражало явное удивление, потому что, когда я повернулся к Оксане, она сразу же сказала:

— Это Джо. На самом деле его зовут Жора. А по паспорту — Георгий.

В ответ я лишь растерянно похлопал глазами, опасаясь сказать чего-то лишнего, но девушка продолжила.

— Он местный, живет здесь с самого рождения.

— Во всяком случае, к названию заведения у меня вопросов нет, — сказал я.

— Здесь готовят лучший кофе. На мой взгляд, конечно, — поправилась Оксана и откинула назад локон с лица.

— Надеюсь, что и яичница тоже хороша. Нормальной еды я не видел уже дня три.

— Отмечал покупку яхты? — хихикнула девушка.

— Не то чтобы, пропустил по коктейлю вместе с ее старым хозяином.

— Не подскажешь, с кем именно?

— Я снова попал на допрос? — добродушно спросил я. — Шучу, шучу, мне скрывать нечего. Его зовут Арам, такой солидный армянин в возрасте. Фамилия… — и тут я понял, что не знаю его фамилии, а все, что есть — только номер его телефона. Правда, тут же спохватился — в документах на яхту его фамилия точно должна быть указана.

— Я знаю его. Его все здесь знают, он входит в городское собрание. Хороший человек. Но не советую пить с ним на спор.

Джо, он же Жора, принес нам кофе и яичницу. Я сразу же попросил счет и мы приступили к поглощению пищи. Кофе действительно был отличным и отменно сладким.

— Не понимаю, как можно пить такой кофе, — сказали мы одновременно.

— Я имела в виду сладкий! — рассмеялась Оксана. Если бы все полицейские были, как она, нарушителей бы не было вовсе.

— А я имел в виду горький, — добавил я и, фыркнув, отправил в рот последний кусок яичницы.

Неудобное молчание разбавил Джо, который принес счет.

— Нечасто вижу, как ты улыбаешься, — обратился он к Оксане, а затем повернулся ко мне и притворно, шепотом, произнес, — не упускай свой шанс.

— Так, Джо! — со всей строгостью произнесла девушка.

— Молчу, молчу!

Он принял оплату и мы вышли на улицу, провожаемые взглядами немногочисленных гостей Большого Брата.

— Надеюсь, что ты не воспринимаешь его слова всерьез?

— Нет, не воспринимаю, конечно. Просто… — я вздохнул, не зная, стоит ли поведать ей историю, которую я никому не собирался рассказывать, но, тем не менее, уже рассказал прошлым вечером Араму.

— Так ты женат? — Оксана снова прищурила левый глаз.

— Я…

— Слушай, если это так, то честное слово, я тебя арестую! — снова эта напускная строго! — Но сперва выслушаю.

Интересные игры в полицейского, но я бы предпочел, чтобы это происходило несколько в другой обстановке. И, поскольку у меня не оставалось выбора, я второй раз пересказал свою историю прибытия сюда. Оксана слушала внимательно и не перебивала. Если мне повезет и я продолжу общение с этой красоткой, придется пересмотреть все стереотипы. Еще больше меня смутило, что она рассмеялась в конце моего рассказа.

— Ты на полном серьезе считаешь, что она бросила тебя из-за того, что ты притащил в дом собаку? — заявила Оксана. — Похоже, женщин ты знаешь очень плохо.

Я едва раскрыл рот, чтобы опровергнуть это, но решил, что лучше не стоит совершать опрометчивых поступков. Тем временем, мадам полицейская продолжила.

— Только не ищи каких-то глубоких мотивов. Скорее всего, там уже давно кто-то был на стороне, более привлекательный по какому-то параметру. Чего вам не хватало в семье? Денег, секса? Времени вместе?

Я немного опешил от настолько прямых вопросов, поэтому не торопился давать ответ.

— Слушай, я не собиралась лезть в твою жизнь, — извиняющимся тоном произнесла Оксана, завидев мою нерешительность, — но просто так ничего не бывает. Считай, что собака была лишь формальным поводом.

— Я и сам до конца не разобрался. Не было ни времени, ни желания что-то решать.

— И поэтому перебрался сюда?

— Да. Подальше от всего, что может напомнить мне об этом человеке.

— А еще говорят, что женщины ранимые, — подмигнула мне Оксана. — Не обижайся только.

— И не думал даже. Все нормально. Просто я здесь еще не обвык. Притрусь со временем.

— Есть ее фото?

Я достал телефон, пролистал галерею и показал фотографию, на которой Марина стоит с букетом цветов. Длинные русые волосы собраны в причудливой укладке. Последний букет я ей дарил еще год назад, как раз на ее участие в выставке искусств. Но почему-то не укорял себя за отсутствие цветов в последние месяцы. Оксана не сказала ни слова.