logo Книжные новинки и не только

«Файролл. Пути Востока» Андрей Васильев читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Андрей Васильев

Файролл. Пути Востока

Я хочу посвятить этот роман людям, чьи книги сделали меня таким, какой я есть, — Владиславу Крапивину, Юрию Ковалю и Марии Семеновой. Уважение мое к вам безмерно, а любовь огромна.

Автор

ГЛАВА 1,

в которой герой понимает, что веселая шутка иногда имеет серьезные последствия

И все-таки Испания — прекрасная страна! Тепло, светло, комара нет, фрукты дешевые, вино — хоть залейся, и по такой цене, что сначала даже и не веришь. А если ты еще проявил благоразумие и оставил симку от телефона дома — так вообще считай, что все отлично. Я, конечно, еще маленько опасался, что Элька экстремалить будет — она вообще непредсказуема, но и тут все обошлось без эксцессов, хоть она, как я и предполагал, все-таки втянула меня в рафтинг в Пиренеях. Там я, как полагается, сверзился в горную речку и водички хлебнул, но не более того. Да и куда этим Пиренеям до наших горных рек на том же Алтае.

А так в целом все прошло отлично. Отдохнул, как тот котяра из мультфильма — во! Все было хорошо в отдыхе, одно только плохо — что он закончился. Элька выбросила меня из такси с сумкой у метро, сообщив:

— Сам доедешь. Я так в самолете устала… — И умчалась, обдав меня выхлопом.

— Ух ты, — сказал я и побрел в метро — денег, чтобы поймать машину, у меня не осталось.

Дома все было так же, как и десять дней назад, только местами образовалась пыль, которая меня, впрочем, совершенно не смутила. Ну пыль. Ну и что? Я ж не женщина, мне по фигу. Это они, приехав, сразу начинают: «Пыль, пыль, всюду пыль, о боже! Ты давай пылесось, а я пока с тряпкой. Куда ты кинул сумку? Там же все надо в стирку. Немедленно! Так, в холодильнике пусто, быстро иди в магазин».

Какой магазин? Какая стирка? Дайте кости бросить на родной диван. Я его десять дней не видел, соскучился.

Но я, слава богу, все еще (точнее, давно уже) не женат, дама отбыла домой, и, хвала небесам, что к себе, а не ко мне. Диван запел пружинами — я метнул на него свои восемьдесят шесть кило. Устроившись поудобнее, я обвел глазами комнату и зацепился взглядом за капсулу-ванну. Если честно, то впечатления последних полутора недель порядком подстерли у меня в памяти мои приключения в виртуальном мире — в Испании я и не вспоминал о том, что где-то есть клан, к которому я принадлежу, невыполненные задания и даже невеста из племени вилис. Как там ее бишь? А, Эльмилора. Кстати, выгодно отличающаяся от Эльвиры хотя бы даже менее сварливым характером. С другой стороны, Элька молниями не может шваркать.

«Надо будет как-нибудь туда зайти — аккаунт-то проплачен», — подумал я, еще немного повертелся и уснул.

Проснулся я уже утром следующего дня — давешний перелет и состояние постоянного легкого алкогольного опьянения в течение полутора недель (Ну да, а вы испанские вина пили? И сангрию? И все за пять копеек? Ну, так и не осуждайте!) как-то измотали меня, вот организм и компенсировал все длительным сном в родной стране на родном диване.

Отправляясь на балкон выкурить самую первую, а потому самую сладкую сигаретку, я цапанул с книжной полки симку — пора возвращаться к общению с миром. Хотя — кому я на фиг нужен? Ну не Мамонту же?

Я только вставил симку, даже не успел крышку на телефон надеть, как он разразился мелодией из любимого мной старого, но классного сериала «Карпов-4».

— Але, Киф! Ну слава богу! — Это была секретарша Мамонта Жанна. — Слушай, шеф рвет и мечет уже, наверное, неделю!

— А чего он рвет и мечет? — пробормотал я, понимая, что если она это говорит мне, то я явно присутствую где-то в причинах рвания и метания. А может, являюсь и основной из этих причин.

— Тебя найти не может. Прикинь, он даже пытался меня заставить все отели в этом твоем Салоу обзвонить.

— Жесть! И чего, обзвонила?

— Да прям. Сказала, что они все по-испански говорят, а я испанского не знаю.

— А чего случилось-то?

— Да я не знаю, только ему постоянно какие-то люди звонят и спрашивают, вернулся ты или нет.

— Чего за люди?

— Киф, говорю же, не знаю. Соединяю тебя с шефом. Удачи. Если что — с нас венок с красивой ленточкой.

— Спасибо тебе, добрая девочка, — сказал я Жанне и подумал, что если все будет совсем плохо, то можно позвонить после разговора моему старому приятелю Севе Верховцеву — на какой-то пьянке он говорил что-то про окно на финской границе. В крайнем случае отсижусь у турмалаев-рыбоедов.

— Никифоров! — раздался рев Мамонта. Кстати, похоже, они, настоящие мамонты, наверное, именно так и ревели, и я понимаю древних людей, предпочитавших не копьями в них кидаться, а в яму ловить — если что, то хоть сбежать можно. Я реально струхнул. Я такого Мамонта и не видел никогда, и не слышал. Это чего ж я такое накосорезил-то…

— Никифоров! Ты! Где! Шлялся! — раздалось в трубке.

— Здрасте, Семен Ильич, — проблеял я в ответ. — В отпуске был. Совсем недолго.

— Ты, паразит такой, почему на звонки не отвечал?

— Да как я отвечу-то? — стал я выстраивать защиту. — Денежка на телефоне кончилась, а где я в Каталонии ее на счет положу? Там терминалы, конечно, есть, но они ни фига деньги на наших операторов не принимают.

— Я тебе сказал, поганцу: будь на связи. Почему не был?

— Ну я могу снова про терминалы упомянуть, но вы ж меня все равно уроете, — рассудительно сказал я. — Чего повторяться-то?

— Про «уроете» — это ты верно заметил. — Голос Мамонта стал на пару децибел потише. — Я тебя убью, потом воскрешу, снова убью, и так десять раз!

— Не-не, десять не выйдет.

— Чего это?

— Так вы ж с особой жестокостью убивать будете. После шестого раза одни субпродукты останутся. Чего там воскрешать-то?

— Вот ты, погань, вечно поорать вволю не дашь. Ладно, через час чтобы у меня как штык! Не дай-то бог хоть на минуту опоздаешь!

— Чего хоть случилось?

— Сказал бы, да удовольствие себе портить не хочу! Пулей в редакцию. И… это… побрейся.

— А белье чистое надевать?

— Сам думай.

И повесил, сволочь такая, трубку. Я постоял еще немного в раздумьях, матернулся, выбросил окурок, дотлевший до фильтра и опаливший мне пальцы, и пошел бриться — не стоит давать Мамонту дополнительных поводов для моего убийства.

Ну, Мамонт мне, конечно, по барабану, мало ли газет в Москве. Репутация у меня есть, опыт тоже, знакомствами оброс, так что даже если он меня уволит — то и фиг бы с ним. Вот что за люди меня искали — это непонятно. Денег вроде никому не должен, в темные дела сроду не лез, дорогу колумбийскому наркокартелю не переходил. Кто это может быть?

В легком смятении и в слегка растрепанных чувствах я доехал до редакции и ввалился в приемную Мамонта.

— О, Никифоров, — встрепенулась Жанна, увидев меня, — магнитик мне привез?

— Чего? — не сразу понял ее уже порядком взвинченный я. — А, магнитик. Привез, но не захватил, я его тебе потом подарю. Наверное. Если жив буду.

— Иди в кабинет. Мамонт сказал, что как придешь, чтобы сразу к нему. И эти мужики уже там, — доверительно шепнула мне Жанна. — Давай, давай.

Я постучал в дверь и, приоткрыв, просунул в нее голову.

— Семен Ильич, я зайду? — по возможности беззаботно произнес я.

— А-а-а, вот и наша звезда, — радостно настолько, что я даже почти поверил в его искренность, произнес Мамонт. — А мы уж тебя заждались!

И он встал (!) из-за стола, подошел ко мне и приобнял.

Я подумал, что, вероятнее всего, уже умер и попал в то самое странное место, где когда-то бродила Алиса Лидделл в компании с Белым Кроликом и Чеширским Котом. Ну, просто не может такого быть, потому что такого не может быть никогда.

Мамонт потыкал меня по-дружески кулаком в живот и обратился к двум мужчинам в черных костюмах и белых рубашках, сидящим на диване за журнальным столиком:

— Позвольте представить вам, господа. Вот это и есть тот самый Харитон Никифоров, уже взошедшая — не побоюсь этого слова — звезда российской журналистики и один из моих самых талантливых авторов. Берегу как зеницу ока!

Может, это работорговцы, и он решил меня нелегально им продать?

— Добрый день, Харитон… — Один из белорубашечников протянул мне руку и замер в ожидании моего отчества.

— Просто Харитон. Или по фамилии. Как вам удобнее, так и называйте. — Я потряс его конечность и конечность второго, которую мне тоже протянули.

— Итак, Харитон, меня зовут Никита, Никита Валяев. Это, — он указал на второго, — Максим Зимин. Мы представители компании «Радеон», о продукции которой, а именно об игре «Файролл», вы написали цикл очерков.

Слава богу! А то я уже реально напрягся и всерьез начал думать, что мне конец. Ну эти-то убивать меня не будут. Даже если им не понравились статьи — извинюсь и скажу…

— Ну, зачем же скромничать, — расплылся в улыбке Мамонт. — Не просто представители, а члены совета директоров. И новые владельцы нашей газеты.

Ф-ф-фу! Теперь понятно, чего он такой странный. Новые владельцы — новая метла. А она, как известно, чисто метет. Вот и боится наш беспощадный главный редактор, что попросят его с насиженного места.

— Ну, эта информация пока особо не афишируется, — заметил Валяев.

— Я бы сказал — вообще не афишируется, — добавил Зимин.

— Понятное дело, если даже секретарша не знает, кто вы, — согласился я. — А можно пару вопросов?

— Вот, я же говорил. Настоящий профи, — с гордостью, как за родного сына, сказал Мамонт. — Сразу — вопросы.

— Спрашивайте, — кивнул Валяев, пропустив мимо ушей реплику Мамонта.

— Зачем вам эта газета? И почему неафишируемая информация попадает ко мне, не самому серьезному чину в этом издательстве?

— Хорошие вопросы, — ответил мне Зимин. — Правильные. И созвучные той теме, о которой мы хотим с вами поговорить.

— Видите ли, — продолжил Валяев, — ваши статьи получили большой резонанс. Мы и сами не ожидали, что он будет так велик, и порядком удивились. Но тем не менее. Рейтинги игры и ее посещаемость поднялись на тридцать пять — сорок процентов, а это очень много. Это нереально много в нашей индустрии.

— Вот прямо из-за моих статей? — не поверил я.

— Ну, они послужили отправной точкой. Знаете, как при сходе горной лавины бывает? Сначала маленький камешек упал — и вот понеслась каменная река по склону, сметая все на пути. Вы написали, один человек прочитал, высказал мнение, другой с ним не согласился, высказал свое. Слово за слово, и…

— И у нас падает сервер от переполнения, как при дос-атаке, — вставил свое слово Мамонт.

Я уставился на него.

— Да ладно?

— Точно. Я сам обалдел, да и вообще не поверил. Ваське, админу, чуть в ухо не дал.

— Ну, если совсем начистоту, про сами статьи никто уже особо и не вспоминает, а дискуссия идет до сих пор и не утихает. И посещаемость игры растет. И все это благодаря тому самому маленькому камушку, которым были вы, — благодушно сказал Зимин.

— Не умаляя художественных достоинств вашей работы, должен заметить, что вы просто оказались в нужное время в нужном месте — так считают наши аналитики, — сообщил мне Валяев. — Не вы первый писали о «Файролле», но до этого про него писали где?

— В специализированных игровых журналах? — предположил я.

— Именно. Которые читают те, кто специально интересуется игровой индустрией. Еще на сайтах, посвященных играм, ну и так далее. А тут газета, которую читает совершенно разновозрастная аудитория, от пионеров, так сказать, до пенсионеров. Вот и вы попали прямо в жилку.

— Само собой, — снова вступил в разговор Зимин, — что мы не могли пройти мимо такого события. И советом директоров было решено, что этот успех надо закрепить, развить и выжать из него максимум возможного, а именно — выпускать на базе вашей газеты еженедельное приложение «Вестник Файролла». В виде вкладки в газету, по четвергам.

— А почему именно по четвергам? — поинтересовался я.

— У нас планерки не по понедельникам, как у всех, а по четвергам. Традиция, — пояснил Валяев. — Мы решение по этому поводу в четверг приняли, стало быть, и выходить «Вестник Файролла» в четверг будет.

Немного путано, но хоть сколько-то логично. Да и какая мне разница? Четверг так четверг.

— Плюс каждый месяц еще журнал будем издавать. Названия у него пока что нет, полагаю, вы его потом сами придумаете. Тоже на базе вашей… Хотя, конечно, уже нашей газеты. Газету мы купили, если точнее, мы купили девяносто один процент акций. Корпорация «Радеон» предпочитает, чтобы все ее дела были только в ее руках.

— Похвальное решение, — одобрил я. — А где я в этой пищевой цепочке?

— Как где? — искренне удивились и Зимин и Валяев и уставились на меня.

От их взглядов я почувствовал себя неловко и заерзал в кресле.

— Харитон, вы все это начали — вам и продолжать, — мягко сказал Зимин.

— И не только это, — вставил свое слово Валяев.

— Вы и будете редактором приложения и журнала. Ну не Семену же Ильичу их редактировать в самом-то деле, — добавил Валяев.

Мамонт недовольно зашуршал за своим столом. Ему явно не понравились слова Валяева, но что-либо сказать он побоялся. Оно и понятно — сейчас вякнешь, потом хлоп — и этот новый фаворит Никифоров уже за твоим столом сидит. Пригрел змеюку на своей груди…

— Ух ты, — сказал я. — Это все, конечно, здорово, но я один вряд ли…

— Почему один? Кто сказал — один? — покачал головой Зимин. — У вас в подчинении четыре человека, которые будут собирать и обрабатывать информацию, отделять зерна от плевел, решать вопросы, связанные с технической стороной дела, и предоставлять вам все в готовом виде. Ваше дело — одобрить или завернуть подготовленный материал и подписать его в печать. Ну и колонку редактора вести, поскольку именно вы будете главным редактором приложения. Когда дойдет дело до журнала — получите еще сотрудников. Столько, сколько потребуется.

Из угла Мамонта раздался легкий шум. Он то ли плакал, то ли сморкался, то ли фыркал от раздражения.

— Досточтимый Семен Ильич останется главным редактором газеты, как и был, — верно понял ситуацию Зимин. — А вы станете как бы государство в государстве. Этакий Ватикан.

— Но я буду подчиняться Семену Ильичу? — сразу уточнил я.

— Нет, вы, если мы, конечно, договоримся, будете подчиняться напрямую совету директоров корпорации «Радеон».

— Ну, это все конечно интересно… — протянул я.

— Кстати, чуть не забыл, — сказал Зимин. — Руководство корпорации высоко оценило ваш вклад в популяризацию игры и поручило мне вручить вам премию за вашу работу.

Зимин достал из кармана пиджака довольно пухлый конверт и протянул мне.

Мамонт уже довольно громко захрюкал, недовольный тем, что деньги явно уплыли из его рук. Он, стало быть, старался, подгонял меня, а премия кому досталась? Зимин и Валяев, впрочем, и ухом не повели.

— Спасибо, очень кстати, — сказал я. — Ну чего, я готов. Только вот и приложение, и журнал, впятером… — Я точно знал: сто раз не напомнишь — ничего не получишь.

— Я же сказал вам, что журнал — это отдельная тема. Очень может быть, что он и вовсе вас не коснется. Или даже вообще не будет выходить. Там поглядим. Основное — это еженедельное приложение. Ускоряйтесь, первый выпуск должен выйти уже в ближайший четверг. Как я и говорил: вкладка, краткая хроника событий — кто какой замок взял, кто какой данж прошел, статистика, страничка юмора, что-то вроде «Встретились два гнома…».

— Можно пару рубрик с продолжением сделать, — предложил я. — «Из истории Файролла», например. Мало кто историю читал, а там интересно: ушедшие или, как их еще называют, старые боги, Великий Дракон…

Я увидел, что Валяев и Зимин коротко переглянулись, и понял, что, похоже, брякнул что-то не то.

— Или вот, например, аналитику по классам можно давать с продолжением, что-то вроде «Рассмотрим подробно — маг».

— Неплохо. Ну, если вы рулить будете, вам и карты в руки — сами решите, что, куда, зачем. Людей получите хороших. Все выпускники журфака престижного университета, все с красными дипломами. Гоняйте их в хвост и в гриву.

— А на чьем балансе будет приложение? Финансироваться будет кем? — поинтересовался иезуитским голосом Мамонт.

— Мы хозяева, мы и финансируем, — холодно ответил Зимин. — И кстати, поскольку теперь мы и в газете хозяева, скажем, чтобы вы финансировали, — будете вы финансировать. Ничего личного — таков бизнес. Или у вас есть возражения?

— Нет-нет, — сообщил Мамонт. — Я так, просто спросил.

— Вы юридически остаетесь сотрудником «Столичного вестника», — сказал мне Зимин. — Но по факту вы сотрудник «Радеона». С вами свяжется наш безопасник — не пугайтесь. Это необходимая процедура для всех сотрудников. Он к вам подъедет, вы с ним пообщаетесь, подпишете, что надо, и все нормально будет. Раз в месяц, двадцать пятого числа, к вам будет приезжать бухгалтер и привозить вашу зарплату и зарплату ваших людей. Для начала будете получать…

И, коротко глянув на греющего уши Мамонта, он написал на визитке, вынутой из кармана, число (поверьте, это была не цифра, это было число), которое меня, мягко говоря, ошарашило.

— Нормально, вас устраивает? — Зимин глянул на меня. — Кстати, держите мою визитку, мобильный включен почти всегда. Кит, дай человеку визитку тоже.

— Ых, — ответил я ему, ошарашенный количеством нолей.

— Так, собственно, по производственной части все. Основные документы и данные на ваших новых подчиненных мы вам сбросим на почту. — Зимин повернулся к Мамонту. — Теперь, Семен Ильич, что нужно от вас. Дадите команду вашим хозяйственникам оборудовать помещение, подходящее для работы четырех человек, и со смежным кабинетом для Никифорова. Ну и вся оргтехника — принтеры, сканеры и так далее. И чтобы режим максимального благоприятствования был! Срок выполнения — сегодня. Завтра люди уже должны сидеть и работать.

— Так у нас с площадями… — начал было Мамонт, но его перебил Зимин:

— А по-моему, этот кабинет Никифорову очень даже подойдет. — И начал демонстративно осматривать потолок.

— А-а-а, в левом-то крыле три кабинета, — хлопнул себя по лбу Мамонт. — И удобно ребяткам будет — они особнячком там стоят. Ну, Харитош, ты же их помнишь? Вот я сейчас хозяйственникам команду дам!

— А вы, Семен Ильич, молодец, — кивнул Валяев. — Давайте даже так — вы сами сходите. И хозяйственникам все покажете, и соответствующие распоряжения дадите. Минут эдак на десять сходите. И чтобы ребята завтра уже работали, чтобы компьютеры стояли, ручки-карандаши были. Ну, вы поняли?

— Я понял, — сказал Мамонт. — Везде глаз да глаз нужен. Потому как сам не доглядишь — и все. Я пошел?

— Ну что вы у нас спрашиваете? — удивился Зимин. — Ваша газета, ваш кабинет. Мы тут гости. Идите, конечно.

Мамонт вышел, тихонько прикрыв дверь.

Зимин подошел к ней и проверил, плотно ли она прикрыта. После достал из кармана какую-то маленькую блескучую штучку и начал водить ей в разных направлениях. Штучка тихонько попискивала.

— Да ладно тебе, Макс, он что, цэрэушник или фээсбэшник? Обычное здание, обычная газета, — лениво сказал Валяев.

— Кит, ты знаешь мои бзики — безопасности много не бывает. И потом — этот Ильич мне как-то доверия особо не внушает. Так, вроде все чисто.

— Не сомневался. Ну что, Харитон, обсудим еще пару дел?

И я понял — вот теперь и начнется главный разговор.