Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Было бы здорово, но это больше похоже на сказку, — грустно улыбнулся Влад. — Простите, Дженни. Но я не верю в гениального целителя, способного излечить любую болезнь. Еще раз простите. Это не со зла.

— Знаю. От тебя отказались лучшие врачи вашей империи, потому что это слишком дорого, и теперь ты не можешь поверить в то, что кто-то способен оказывать помощь бесплатно. Но попробовать все равно стоит.

— Согласен. Хуже уж точно не будет. И когда он появится, этот ваш знахарь?

— Не вздумай так назвать его в лицо. Обидится.

— И пристрелит меня? Или вместо лекарства подсыплет яду?

— Добавит в него слабительного или рвотного. Будешь часами на очке сидеть, — злорадно усмехнулась Дженни.

— Результат будет тот же, — не сумел промолчать Влад.

— А ты злой, — вдруг сказала женщина, поднимаясь.

— Это плохо?

— Не знаю. Все от тебя зависит. Отдыхай. И ни о чем не думай. Ты за свой постой на год вперед отработал. Ужинать я тебя позову.

Проводив ее задумчивым взглядом, Влад осторожно улегся обратно и, устроившись поудобнее, прикрыл глаза.

Очень скоро мужчина просто уснул. Измотанный болезнью организм старательно восполнял и без того невеликие силы. Проснулся Влад за секунду до того, как его плеча коснулась рука Дженни. Открыв глаза, он посмотрел на нее и, чуть кивнув, сказал:

— Я уже не сплю.

От неожиданности женщина вздрогнула и, не удержавшись, выругалась:

— Черт, так и родить от испуга можно.

— Судя по вашей фигуре, вам это не грозит, — усмехнулся Влад, медленно усаживаясь.

Но и этого усилия оказалось достаточно, чтобы снова раскашляться. Дождавшись, когда приступ отступит, Дженни удрученно покачала головой и, вздохнув, сказала:

— Завтра у Санни дел много, а послезавтра мы с ней к Мишелю поедем. Справишься тут один?

— Ну, я же не младенец беспомощный.

— Дело не в этом. Чтобы жить здесь, привычка нужна. А ты всего второй день на планете.

— Справлюсь, — решительно кивнул Влад. — По большому счету мне ведь ничего и не нужно. Покажете, где у вас кофе, хлеб и сахар, мне хватит.

— Я тебе завтрак оставлю, а чайник сам разогреешь. Только за печкой смотри, чтобы не погасла.

Сообразив, что эти указания могут продолжаться до бесконечности, Влад кивнул и, поднявшись, шагнул к дверям.

— Вы меня на ужин звать пришли или разговоры разговаривать? — не очень вежливо перебил он хозяйку.

— Вот уж точно, с голодным мужиком разговаривать бесполезно, — рассмеялась в ответ Дженни. — Пошли, все готово уже.

Ужин прошел за веселым щебетом Санни, тараторившей без умолку, и добродушными улыбками Дженни, с которыми женщина наблюдала за ней. Словно специально Санни то и дело обращалась именно к нему, заставляя разведчика принимать в разговоре участие. Отправив девочку спать, женщина присела к столу и, помолчав, тихо сказала:

— Я тебя попросить хотела, да не знаю, как сказать. Понимаешь, девчонка без отца росла. Я ее с пяти лет одна воспитываю, вот она и тянется к тебе. Ты не отталкивай ее, ладно?

— А вы не боитесь? Я ведь для вас посторонний человек.

— Не боюсь. Слышала я, как вас в вашу службу отбирают. Так что, если бы у тебя какие-то отклонения в психике нашли, не взяли бы. Так что? Поможешь ей понять, что такое, с мужчиной общаться?

— Я постараюсь, — кивнул Влад. — А где ее родители?

— После гибели Пьера корпорация в очередной раз попыталась захватить Мишеля. Они не родные братья, так что с гибелью Пьера далеко не все ясно. Поселенцы, узнав, что с планеты собираются забрать единственного врача, подняли бунт. Во время него они и погибли. Наемники расстреляли. Шуму много было. Ведь повстанцы генетическую лабораторию разнесли. Думали, потеряв ее, корпорация отступит, чтобы не тратить огромные деньги на восстановление. Но вышло наоборот. Корпорация наняла отряд наемников, и те принялись просто расстреливать нас. Потом наемников забрали, а корпорация принялась восстанавливать лабораторию, попутно завозя на планету новых поселенцев.

Голос женщины звучал глухо. Почти безжизненно. Слушая ее, Влад уже несколько раз мысленно пожалел, что осмелился бередить не зажившую до конца рану. Дождавшись, когда она замолчит, разведчик осторожно взял ее натруженную ладонь правой, живой рукой и, осторожно пожав, так тихо сказал:

— Простите, Дженни. Вы не обязаны были отвечать.

— Ничего. Теперь уже почти не больно, — улыбнулась она, легко пожав ему руку в ответ.

— И не беспокойтесь за Санни. Я ее не обижу. И никто не обидит, пока я жив.

— Она сказала, что ты установил взрывчатку так, чтобы не убить Рика. Это правда?

— Я не кровожаден. Пусть это будет ему предупреждением. Но в следующий раз, предупреждения не будет.

— Хорошо. Не надо, чтобы девочка привыкала к крови. В нашей жизни ее и так больше, чем надо. Даже если это кровь животных.

Они проговорили еще несколько часов, разойдясь по своим комнатам далеко за полночь. Буквально рухнув на свою кровать, Влад устало вздохнул и закрыл глаза. Наконец, этот долгий день закончился.

* * *

Разбудила его Санни, ворвавшаяся в его комнату без стука и с порога завопившая:

— Сработало!

— Что? Где сработало? — быстро спросил Влад, подскакивая на своей кровати и глядя на нее ошалевшими глазами.

При этом он сжимал в правой руке нож, а левую держал так, чтобы в любой момент пустить в ход протез.

— Бомба твоя сработала. Рик отправился на рыбалку и, выезжая из поселка, включил добавочный привод. Шандарахнуло так, что от снегохода даже лыж не осталось.

— А кабина? Рик жив? — быстро спросил Влад, сообразив, о чем она говорит.

— А что этому поганцу сделается? Живой, гад, — фыркнула Санни.

— Вот и хорошо. Зато теперь будет знать, что не все так просто, — усмехнулся Влад и, в очередной раз осторожно вздохнув, велел: — Выйди, мне одеться надо.

Охнув, девочка выскочила за дверь. Быстро натянув джинсы и свитер, Влад отправился умываться. В комнате уже умопомрачительно пахло свежей выпечкой, которая так пришлась по вкусу разведчику. С аппетитом проглотив несколько булочек, он запил их чашкой крепкого кофе и, откинувшись на стену, удовлетворенно проворчал:

— Вот теперь и помереть можно.

— Погоди помирать. Тут с тобой кое-кто познакомиться хочет, — усмехнулась в ответ Дженни.

— Кто именно? — моментально насторожился Влад.

— Наши соседи. Узнали, что ты оленя добыл, и просят продать им немного мяса.

— И в чем проблема? — снова не понял Влад.

— Это твоя добыча, значит, и решать тебе. Я так им и сказала.

— Понятно. Дженни, давайте сразу договоримся на будущее. Хозяйка в этом доме вы. А значит, что делать со всей добычей, решать вам. У меня даже оружия своего нет, так что вся будущая добыча не моя, а наша.

— Ты уверен в том, что не передумаешь? — спросила женщина со странной торжественностью.

— Уверен. Если, конечно, вы меня выгнать не собираетесь.

— Вот дурак-то, — удрученно вздохнула Дженни.

— Когда мы снова на охоту поедем? — влезла в разговор Санни.

— Вот к дяде твоему съездим, а потом решите, — осадила внучку женщина.

— У-у, опять в такую даль тащиться, — недовольно протянула Санни.

Дженни открыла было рот, чтобы начать воспитательный процесс, но разгоравшийся конфликт погасило появление гостей. После громкого стука в дверь протиснулись четверо ребятишек и полная женщина с усталым, но удивительно добрым лицом. Последним вошел худощавый мужчина с длинными, как у обезьяны, руками. Ребятишки чинно расселись на лавке, глядя на Влада блестящими от любопытства глазенками. Женщина обнялась с Дженни и, отойдя в сторонку, встала у стены. Мужчина, шагнув к столу, протянул Владу руку, коротко представившись:

— Макс.

— Влад, — так же коротко представился разведчик, пожимая ему руку.

Ладонь у мужчины оказалась теплой и на удивление сильной. Присев на предложенный табурет, Макс бросил быстрый взгляд на жену и, помолчав, начал разговор:

— Тут вот какое дело, Влад. Я только два дня назад из леса вернулся, силки проверял. А дома, как оказалось, кроме пушнины и хлеба, есть нечего. Жена сказала, что вы олениной разжились. Может, продашь немного, чтобы пару недель пережить, пока я снова в лес не уйду?

— Я тут уже Дженни говорил, а теперь тебе повторю. Всей добычей в этом доме хозяйка распоряжается. Решит продать, значит, продаст, нет, извини. Я только добытчик. Да и то аховый, — с кривой усмешкой добавил Влад.

— Слышали мы про твою беду, — кивнул Макс, заметно повеселевший после заявления разведчика. — Если какая помощь нужна будет, ты не стесняйся, заходи, или рыжую присылай.

Тем временем Дженни уже сходила в сени и, вернувшись, вручила соседке целую оленью ногу, добродушно проворчав:

— Чтобы такую ораву прокормить, нужно с пушнины на копытных переключаться.

— Их еще хоть чему-то выучить надо, — улыбнулась в ответ соседка.

— Ничего, и выкормим, и выучим, — рассмеялась Дженни, вытирая руки и выставляя на стол чашки. — Садись к столу, Марта, чаю попьем да побеседуем. Давно не заходила.

Уловив, что рискует оказаться втянутым в разговор о семейных делах и воспитании детей, Влад поспешил ретироваться. Ухватив Макса за локоть, он попросил его показать ему силки, которыми тут добывают пушного зверя, и, схватив куртку, выскочил за дверь. Пройдя следом за Максом в соседний двор, Влад прошел в небольшую пристройку и оказался в царстве охотника промысловика. Силки, капканы, правила, все это добро было аккуратно разложено на узком столе и развешано по стенам.