Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Как оказалось, промысловики редко пользовались огнестрельным оружием. Брали они его с собой только по привычке. Что называется, на всякий случай. Да и то почти все они имели ружья малого калибра. Таких карабинов, как тот, что лежал в сундуке у Дженни, на весь поселок было штуки четыре. Услышав такое признание, Влад откровенно растерялся. И люди, вооруженные вот таким вот смешным оружием, осмеливались бунтовать против могущественной корпорации, имевшей в своем арсенале армейское вооружение, собственных солдат и связи с наемниками.

Неожиданно Макс отложил небольшой капкан и, помолчав, тихо сказал:

— Мы все знаем, что ты сделал.

— Ты это про что? — насторожился Влад.

— Про бомбу. Ты все правильно сделал. Этого мерзавца давно надо было проучить. Не знаю, чем бы это закончилось, не окажись тебя рядом. Ведь в поселке почти никто не знает, как обращаться с этой штукой.

— Как это? Ведь сюда ссылают много бывших военных?

— Верно. Но в нашем поселке живет второе, а то и третье поколение ссыльных. Предпортовый — самый старый поселок на планете. Но это не самое главное. Вся беда в том, что военных сюда присылают после специальной психологической обработки, — пояснил Макс, старательно выговаривая малознакомое слово.

— С каждым днем все интереснее, — задумчиво протянул Влад. — Я никакой обработки не проходил. А самое главное, я не понимаю, что это за обработка и для чего она нужна? Военные это не убийцы и не преступники. Это люди, которые служили в армии и защищали свою страну. Зачем тогда обработка?

— Это, наверное, потому, что ты имперец. Ваша страна слишком влиятельна, чтобы с ней рискнула спорить корпорация. Даже такая большая. Здесь вообще мало русских. Не спрашивай, почему. Я не знаю. Но это правда.

— Знаю. Я и сам не понимаю, почему меня отправили именно сюда, а не на Новый Ямал.

— А это еще что за зверь? — с интересом спросил Макс.

— Планета-тюрьма в империи. По климату приблизительно то же самое, что и Спокойствие. Средняя температура воздуха минус тридцать градусов. Разница только в том, что там всех обеспечивают работой и пищей, а не бросают на произвол судьбы.

— Преступников?! — удивился Макс.

— Даже преступников.

— Но тогда почему вдруг ты оказался здесь?

— Мне и самому это интересно, — мрачно протянул Влад. Поговорив еще минут пятнадцать, мужчины вернулись в дом Дженни, где женщина уже вовсю кормила детей булочками с медом. Глянув на счастливые рожицы, перепачканные медом, Влад не мог сдержать улыбки. Убедившись, что здесь все в порядке, он извинился перед соседями и, пройдя в свою комнату, устало присел на кровать. Сердце колотилось, в глазах то и дело темнело, а грудные мышцы усиленно работали, пытаясь закачать в легкие воздуха. Его легкие не справлялись со своей задачей и не могли обеспечить крупное тело достаточным количеством кислорода.

Нужно было срочно прилечь и полностью расслабиться, иначе, ему грозил очередной приступ. Но не успел он додумать эту мудрую мысль, как оно и случилось. Надсадный, судорожный кашель сложил его пополам, безжалостно бросив на колени перед кроватью. Свернувшись в позу эмбриона, Влад уже приготовился умереть, когда перед его глазами появились две пары ног, и чьи-то сильные руки, подняв его с пола, заботливо уложили на кровать.

— Он совсем плох, Дженни, — расслышал Влад голос Макса.

— Знаю. Завтра поеду к Мишелю, — тихо ответила женщина, аккуратно придерживая разведчика за плечи.

— Надеюсь, он сможет ему помочь, — вздохнул Макс.

— Мы все на это надеемся, — ответила Дженни.

Краем сознания Влад отметил про себя эти слова, но спросить, что это значит, не смог. Ему вообще сейчас было не до разговоров. Приступ все никак не заканчивался, продолжая выжимать из него все силы. Наконец, когда он уже почти задохнулся, приступ отступил. Обессиленно вытянувшись, Влад пытался прийти в себя, дыша словно загнанная собака, часто и быстро. Сидевшая рядом с ним Дженни удрученно покачала головой и, поднявшись, решительно сказала:

— Постарайся продержаться до завтрашнего утра. Ты поедешь с нами.

— Куда? — нашел в себе силы прохрипеть Влад.

— К Мишелю. Он обследует тебя и решит, как быть.

— Надеюсь, у него есть хороший яд, чтобы закончить все это одним махом, — слабо усмехнулся разведчик.

— Еще раз такое скажешь, не посмотрю, что больной, точно по лбу тресну, — очень серьезно пообещала Дженни, поднося к его носу крепкий кулачок.

— Лучше не надо. У меня в экстремальной ситуации рефлексы срабатывают. Могу зашибить случайно, — ответил Влад. — Не забывайте, в моем теле много имплантатов, рассчитанных на боевые условия.

Неопределенно пожав плечами, Дженни развернулась и, выйдя из его комнаты, приказала Санни готовить машину к поездке. Соседи, услышав ее слова, дружно засобирались домой. Лежа на своей кровати, Влад пытался припомнить все свои грехи, чтобы понять, за что ему дано такое наказание. Из мрачной задумчивости его вывела все та же неугомонная Санни, в очередной раз влетев в его комнату без стука.

— После ужина спать не ложись. Бабушка приготовила тебе дедов охотничий комбинезон. И не забудь взять из сундука ружье.

— А где Дженни? — спросил Влад.

— Собирает гостинцы для дяди. Так ты понял?

— Понял, понял, — слабо усмехнулся Влад, махнув рукой.

Ужин и последующие сборы к долгой дороге прошли спокойно. Нарядившись в охотничий костюм, Влад, подчиняясь молчаливому жесту Дженни, покорно подошел к сундуку, где хранилось оружие, и, достав карабин, привычно зарядил его.

Подумав, он достал из сундука еще одну пачку патронов и уже собрался сунуть ее в карман, когда Дженни произнесла:

— Посмотри в сундуке. Там должен быть патронташ и пояс с ножом.

Аккуратно откинув тряпку, которой было прикрыто дно сундука, Влад обнаружил необходимые для чистки и ремонта оружия инструменты, масленку, патронташ, в который уже были уложены патроны, пояс с ножом и, достав их, растерянно замер. Все днище сундука в три ряда было уложено пачками патронов для карабина. Погибший Пьер был запасливым человеком. Даже если корпорация откажется поставлять на планету боеприпасы к его оружию, он вполне мог бы пережить это. Ко всему прочему, здесь же хранились приспособления для отливки пуль, порох, капсюли и машинка для снаряжения патронов.

Удивленно покачав головой, Влад повернулся к Дженни и, подумав, осторожно спросил:

— Ваш муж всегда заряжал патроны сам?

— Откуда ты знаешь? — удивилась женщина.

— Здесь лежат специальные принадлежности, — коротко пояснил Влад.

— Да, он говорил, что заводские патроны слишком слабые, а при нашей погоде и ветрах это сильно влияет на результаты охоты.

— Не могу с ним не согласиться, — кивнул Влад, выпрямляясь и закрывая крышку сундука.

Часа в четыре утра по среднему времени все трое вышли из дома и, усевшись в снегоход, отправились в путь. Перед отъездом у Влада появился очередной повод подивиться патриархальности местных нравов. Санни, вместо того чтобы воспользоваться замком или каким-либо еще запором, просто подперла дверь поленом. Дождавшись, когда девочка тронет машину с места и вырулит на дорогу, разведчик спросил:

— А вы не боитесь, что вас однажды ограбят?

— Кто?! — спросили женщины хором.

— Ну, кто-нибудь. Например, человек, подобный все тому же Рику.

— Даже Рик не рискнет войти в чужой дом без спросу, — сурово отозвалась Дженни.

— Но если вас нет, то у кого он должен спрашивать разрешения? И почему он не рискнет войти? — не унимался Влад, пытаясь понять устройство местного общества.

— Разрешение он может спросить у соседей, Макса и его жены. А если войдет без разрешения, с ним никто в поселке больше разговаривать не будет. Совсем.

— А не проще ему сразу башку прострелить? — мрачно пошутил Влад. — И быстро, и проблем меньше.

— Мы стараемся не прибегать к крайним мерам. Нас и так мало, — ответила женщина, устраиваясь поудобнее.

— Не стану спорить, — вздохнул Влад, всматриваясь в дорогу.

Они ехали часа четыре. Уже почти рассвело, когда Санни уверенно свернула с дороги в небольшую прогалину и направила машину к видневшимся в стороне скалам. Еще через час она остановила машину и, оглянувшись на бабушку, спросила:

— Кто пойдет?

— На этот раз я, — решительно ответила женщина, уже выбираясь из машины.

Выйдя следом за ней, Влад подхватил поданный девочкой мешок и, забросив его на плечо, двинулся следом за Дженни. К его удивлению, она не стала подниматься по едва заметной тропе, а обошла скалу и, проскользнув между двумя валунами, исчезла. Не наблюдай Влад за ее действиями, так и не понял бы, куда она делась. С трудом протиснувшись между камнями, он заглянул в угол, образованный скоплением валунов, и, обнаружив узкую расселину, согнулся пополам, пытаясь пролезть в нее.

Но, пройдя полдюжины шагов, Влад понял, что может встать в полный рост и идти прямо, а не боком. Выпрямившись, разведчик не спеша продолжил движение, с интересом осматривая стены пещеры. Это было естественное образование, создавшееся во время терраформирования планеты. Это Влад привычно отметил, заметив пучки мха, росшего в углах и трещинах. Пройдя по этому коридору еще метров пятьдесят, он оказался в огромном круглом зале. Создавалось впечатление, что скала, казавшаяся нерушимой снаружи, пуста, словно скорлупа выеденного яйца.