Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Я по этой дороге с закрытыми глазами проехать могу, — обиженно ответила девчонка.

— Лучше не надо. Техника, она глупых шуток не любит, — наставительно ответил Влад и, помолчав, добавил: — Ты не обижайся. Устал я после перелета. Да и кашель уже третий раз за пару часов мучает. Одного сейчас хочу. До постели добраться и поспать.

— Полчаса, и мы дома, — вздохнув, ответила девушка, чуть прибавляя газу.

Ей явно хотелось поговорить. Точнее, послушать занимательные рассказы о других планетах, мирах и городах. Но Влад и вправду чувствовал себя, что называется, чуть лучше мертвого. Сообразив, что ее странный пассажир и действительно устал, девушка сосредоточилась на управлении снегоходом. Машина заметно прибавила скорости, но Влад решил удержаться от комментариев. Что ни говори, а теперь придется привыкать к поездкам с водителями, не имеющими специальной подготовки.

Прикрыв глаза, бывший разведчик попытался сосредоточиться на собственных ощущениях. Как оказалось, все было не так плохо. Грудь ломило, мышцы живота едва заметно ныли, но это были уже привычные, давно знакомые ощущения. Больше всего его удивил тот факт, что сожженные легкие впитывали чистый, морозный воздух этой планеты с почти чувственным наслаждением. Так, словно он откусывал от него куски, проталкивая их себе в грудь. Дышать приходилось часто и не глубоко.

— Вам плохо? — услышал Влад обеспокоенный голос и, усилием воли очнувшись, с грустной улыбкой ответил:

— Нет. Просто нашел удобное положение и теперь боюсь пошевелиться.

— Ничего. У нас тут многие вылечиваются, — со странной уверенностью в голосе ответила девочка.

— Это смотря от чего, — заставил себя ответить Влад.

— От многого. Здесь воздух целебный и пища здоровая. А еще бабушка говорит, что эта планета сама своих поселенцев лечит.

— Интересно. Лечебная планета. Что-то я не слышал такого про эти места. Перед отправкой мне сообщили, что это всего лишь вселенский мусоросборник. Отстойник для таких инвалидов, как я, и тех, кто стал слишком неугоден своим правительствам.

— Как это слишком неугоден? — с интересом переспросила Санни.

— Так называют тех, кого вроде бы не за что сажать в тюрьму, но и на свободе оставлять очень не хочется. Человек много говорит, задает неудобные для правительства вопросы. Убивать таких людей — означает негласно признать их правоту, вступать в споры, никто не поверит. Вот их и ссылают в такие, богом забытые уголки.

— Вы верующий?

— Не знаю. Утверждать, что бога нет, я не стану, ведь никто не доказал, что он есть, — усмехнулся Влад.

— Но поклоны вы не бьете и свечек не ставите? — с каким-то странным упорством продолжала выпытывать девушка.

— Нет. А с чего вдруг такой интерес к религии?

— Да есть тут у нас одно поселение, где все только молятся и пытаются выпросить подачку у других. А еще за свою веру агитируют. Не любят их у нас, — помолчав, ответила Санни.

— Попрошаек нигде не любят, — кивнул Влад. Девушка ловко вписалась в поворот и, лихо вкатившись в поселок, подогнала снегоход к заметенному по самую крышу дому. Двор был обнесен невысоким, плетенным из древесных ветвей забором, сейчас едва заметным из-под снега. Осторожно выбравшись из кабины, Влад закинул баул на плечо и, подчиняясь нетерпеливому взмаху руки девочки, тяжело затопал по узкой тропинке, расчищенной в сугробах.

Втиснувшись следом за своим проводником в крошечные сени, он с опаской выпрямился во весь рост и, остановившись, снова принялся дышать. Быстро освобождавшаяся от верхних мехов девушка удивленно замерла на одной ноге, глядя на него квадратными глазами.

— Это вы чего делаете? — настороженно спросила она.

— Пытаюсь помочь своим легким настроиться на новую температуру воздуха, чтобы не начать снова кашлять, — тихо пояснил Влад.

— Сапоги снимайте здесь. В холоде они высохнут и не будут преть, — посоветовала девочка.

— Это армейская обувь, она не преет.

— Тогда пошли, я вас с бабушкой познакомлю, — улыбнулась девчонка и, толкнув низкую по меркам Влада дверь, проскользнула в дом.

Согнувшись почти пополам, бывший разведчик последовал за ней и, едва выпрямившись, с удивлением увидел ту самую бабушку. Высокая, почти с него ростом, статная женщина, лицо которой носило следы былой красоты. Гордая осанка, прямые плечи, сильные руки, сложенные под большой грудью, и длинная, до пояса, совершенно седая коса. Большие серые глаза смотрели на гостя с пытливым интересом. Поставив баул на пол, Влад выпрямился и, стянув с головы армейскую шапку, представился:

— Влад Лисовский. Списан на пенсию по состоянию здоровья. Ищу место для проживания.

— Флотский или армеут? — неожиданно звучным голосом спросила женщина.

— Глубокая разведка космофлота Империи, — ответил Влад, отметив про себя сленговые выражения.

— Имперская разведка?! Что же ты такого натворил, что русские тебя аж сюда сослали? — удивилась женщина.

— Нашлись грехи, — ответил Влад, чуть заметно пожав плечами. — А вас-то как зовут, хозяюшка?

— Прости. Увлеклась, — неожиданно тепло улыбнулась женщина. — Зови меня Дженни. Но сначала ответь, чем заниматься собираешься и чем за постой платить будешь?

— Не знаю, — честно ответил Влад.

— Как это?

— Я только сегодня прилетел и еще не знаю, чем тут вообще заниматься можно. Платить буду из своей пенсии, если договоримся. Но, думаю, это не надолго.

— А что так? — насторожилась Дженни.

— У меня легкие газом сожжены, так что в любой момент могу просто задохнуться. Если честно, меня сюда попросту подыхать отправили. Как говорят, с глаз долой, совесть чище.

— Бабушка, он на стоянке Дурного Рика осадил. Рик хотел его в свой снегоход затащить, а он что-то сделал, и Рик отстал, — вдруг сообщила Санни, до этого сосредоточенно молчавшая.

Не знавший, что его стычка с наглым мужиком была замечена девушкой, Влад промолчал.

— Вот, значит, как? Дурного Рика осадил? — с интересом переспросила Дженни. — И как же ты это умудрился?

— А он Рика за руку взял, так тот аж на месте от боли заплясал, — вместо Влада ответила девочка.

— За руку? — снова переспросила женщина.

— Протез, — коротко сообщил Влад, поднимая левую руку.

— А еще его к куратору вызывали, — добавила несносная девчонка, по ходу дела засовывая нос в одну из кастрюль, стоявших на кирпичной печке.

— Еще интереснее, — проворчала Дженни, удивленно оглядываясь на внучку.

— Ты следила за мной? — мрачно спросил Влад.

— Привыкай. Поселки у нас маленькие и все про всех всё знают. Так что учти на будущее, — лукаво усмехнулась женщина.

— Вот только сплетен глупых мне и не хватало, — буркнул Влад, судорожно прикидывая, что делать дальше.

— Ладно, парень. Проходи, устраивайся. Посмотрим, что ты за зверь такой, — широко улыбнувшись, пригласила Дженни.

Отведенная ему комната больше всего напоминала келью, но для привыкшего к спартанским условиям разведчика и это было роскошью. Переодевшись в единственную имевшуюся у него гражданскую одежду, джинсы и свитер, он сунул баул под кровать и, отдышавшись, вышел в общую комнату. Осторожно присев на край широкой лавки, он осмотрелся и, помолчав, спросил:

— Дженни, а чем тут вообще люди занимаются? Ну, про охоту и рыбалку я знаю. А что еще?

— Да у кого к чему руки лежат, тот тем и занимается, — пожала плечами женщина. — У нас тут любая профессия в цене. В факториях из качественного только боеприпасы к охотничьему оружию да бисер. А на все остальное смотреть противно, словно не людям, а на помойку привозят. Вот ты что лучше всего умеешь?

— Выживать, — не задумываясь ответил Влад.

— А что еще? — спросила женщина, переварив его ответ.

— Владею любым оружием, говорю на девяти языках обитателей пограничных планет, умею прятаться на ровном месте, в засаде часами сидеть, водить все, что движется. Вроде все.

— А увлечения у тебя есть? Ну, что-то такое, чтобы для души?

— Это в смысле хобби? Нет. Не до того было. Я даже семью завести не успел, — грустно улыбнулся Влад. — С корабля на корабль. Из перелета в перелет. Какие уж тут увлечения?

— Да уж. При такой жизни… — задумчиво протянула Дженни. — Ну да ладно. Придет время, разберемся. Лучше скажи, чем это тебя так разукрасило?

Отлично зная, какое впечатление на людей производят его шрамы на лице и голове, Влад давно уже ожидал этого вопроса. Вздохнув, он привычным жестом поправил волосы, прикрывая шрамы над ухом, и, помолчав, ответил:

— Нас на новую планету высадили. Оказалось, там кислородная атмосфера, и даже существует жизнь. Вот одна из этих форм жизни и решила меня на вкус попробовать.

— А скафандры? Оружие? Вас что, голыми туда высаживали? — растерялась Дженни.

— У этих тварей шкура крепче листа легированной стали оказалась. В общем, пока парни разобрались, чем и куда стрелять, оно меня как следует пожевать успело. Потом почти месяц в реанимационном танке, куча операций по вживлению утерянных органов, а потом снова в поиск.

— Так это получается, что вас лечат только для того, чтобы потом снова убить? — охнула Санни, слушавшая его с раскрытым ртом.