Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Запросто, — озорно улыбнулась девчонка. — У меня там маленькая лебедка приделана. Мой «Снежок» его сам на себя затащит.

— «Снежок»? — удивленно переспросил Влад.

— Я так нашу машину называю, — смутилась девочка.

— Ну, тогда действуй. Говори, что делать, я помогу.

— Пошли, — скомандовала Санни, выскакивая из машины.

Выбравшись следом за ней, Влад ухватил конец длинной веревки и, утопая по бедра в снегу, побрел к добыче. Захлестнув петлю на рогах, он жестом показал ей, что все в порядке, и, убедившись, что дело пошло, пошел рядом с тушей. Когда олень оказался в кузове, Санни отключила лебедку и, победно посмотрев на разведчика, весело заявила:

— Ее еще дед мой установил. Он по крупному зверю первым охотником был.

— Умная придумка, — одобрительно кивнул Влад.

Договорить он не успел. Приступ кашля сложил его пополам, бросив на колени и заставив забыть обо всем на свете. Охнув, Санни спрыгнула с машины и, подхватив его под локоть, попыталась поставить на ноги. Но огромное тело разведчика отказывалось повиноваться. Ей оставалось только дождаться, когда Влад справится с приступом и сможет сам добраться до кабины. Минут через пять разведчик успокоился и, обессиленно упав лицом в снег, глухо простонал:

— Может, пристрелишь меня прямо сейчас, чтобы все кончилось?

— Не говори ерунды. Поправишься, — огрызнулась Санни, но голос девочки предательски дрогнул.

Собравшись с силами, Влад кое-как поднялся на ноги и, опираясь рукой на машину, побрел к кабине. С трудом усевшись в кресло пассажира, он откинулся на спинку и, дождавшись, когда девочка усядется за руль, прохрипел:

— Поехали домой. Похоже, на сегодня я свой лимит здоровья исчерпал.

— Конечно, — быстро кивнула Санни и, врубив передачу, понеслась так, словно собиралась выиграть межпланетную гонку.

Ворвавшись в поселок спятившим метеором, девочка сразу поставила машину так, чтобы можно было выгрузить добычу, и, не глуша двигатель, скомандовала:

— Иди в дом. Тут я сама управлюсь.

— Собираешься сама тащить тушу до дома? — не понял Влад.

— Ты глухой или соображаешь туго? Я же говорила, что мой дед лучшим охотником на крупного зверя был.

— И что? — не понял Влад, от удивления забыв обидеться.

— Тут давно уже сделано все так, чтобы на себе ничего не таскать. Короче говоря, делай, что сказано. Сам потом все увидишь.

Обреченно вздохнув, Влад покорно поплелся в дом. Едва увидев его, Дженни насторожилась и, уперев руки в бедра, грозно спросила:

— Где Санни?

— Во дворе. Добычу выгружает, — буркнул в ответ Влад, протягивая ей карабин.

Забрав у него оружие, женщина осторожно уложила его обратно в сундук и, не задавая вопросов, вышла. Удивленно посмотрев ей вслед, Влад пожал плечами и, пройдя в свою комнату, принялся раздеваться. Сняв комбинезон, он вынес его в сени и, старательно отряхнув от снега, разложил на лавке. Убедившись, что вернул все полученное, он прошел в свою комнату и, улегшись на узкую койку, задумался. Тело, едва пришедшее в себя после долгой болезни, быстро восстанавливало былую силу, а вот легкие работать просто отказывались.

Недавние события это показали достаточно ясно. Любая резкая нагрузка или просто действие, требующее больших усилий, вызывало приступ кашля. В такой ситуации он становился для своих радушных хозяек обузой. Лишним ртом, кормить который они совсем были не обязаны. Выход из этой ситуации напрашивался сам собой. Но додумать свои мысли Влад не успел. В дверь его комнаты кто-то тихо постучался, и разведчик, очнувшись, ответил:

— Да, войдите.

В комнату вошла Дженни и, осторожно присев на табурет, с улыбкой спросила:

— Ты всегда так стреляешь?

— Как так? — не понял Влад, медленно усаживаясь.

— С одного выстрела матерого оленя положить непросто.

— Он стоял хорошо.

— Не прибедняйся. Санни рассказала, что ты с левой руки стрелял, прямо из кабины.

— Ну, стрелять в нашей работе приходится часто. Иногда от этого собственная жизнь зависит. Так что пришлось научиться. А что?

— Вот и решение твоей проблемы, — улыбнулась женщина.

— Какой именно? — осторожно уточнил Влад.

— Чем заниматься. Будешь, как мой Пьер, на крупного зверя охотиться.

— Я бы не против. Только, боюсь, Санни вам не все рассказала.

— И о чем она умолчала? — насторожилась Дженни.

— О том, что после охоты я чуть рядом с оленем не лег.

— Снова приступ?

— Он, проклятый, — вздохнул Влад.

— Она рассказала, — улыбнулась женщина.

— Вот я и думаю, что сделать, чтобы не быть вам обузой, — мрачно усмехнулся Влад.

— Уже сделал.

— В каком смысле? Что я сделал? — не понял мужчина.

— Внучку мою спас. Как подумаю, что было бы, не найди ты эту гадость, аж сердце заходится. Спасибо.

— Не стоит. Я ведь и для себя старался. Не станет снегохода, и я вообще из дома не выберусь. Сотню метров пешком и то не пройти, — угрюмо ответил Влад, буквально на глазах впадая в депрессию.

— Нет, парень. Ты ее спас. От смерти, а может, и от чего пострашнее, — упрямо покачала головой Дженни.

— Что может быть страшнее смерти? — пожал плечами Влад.

— Для юной девушки? Уродство. Она могла обгореть, получить увечье, стать инвалидом. А для нее это было бы страшнее смерти.

— По-моему, только смерть навсегда, остальное можно пережить, — не согласился разведчик.

— Это ты сказал, — неожиданно рассмеялась женщина. — Так что перестань хандрить и начинай просто жить.

— Я бы и рад, Дженни. Но в моем случае смерть просто дала мне отсрочку. Я же говорил. Ко мне она прийти может в любой момент. Когда сама захочет, — улыбнулся в ответ Влад.

— Такими мыслями ты сам себя в гроб загонишь, — проворчала Дженни. — Живи, двигайся, общайся. С людьми познакомься, женщину себе найди, глядишь, все и образуется.

— В том-то и дело, что я и с женщиной не смогу долго дело иметь. Что бы вы сами сказали, если бы ваш любовник вдруг прямо во время процесса кашлем зашелся минут на пять?

— Понимаю, — чуть улыбнувшись, кивнула Дженни. — Скажи, Влад, а это правда, что сейчас там, в большом мире люди принимают специальные таблетки, которые продлевают молодость и жизнь? — спросила она без всякого перехода.

— Есть такие, — кивнул разведчик.

— И ты тоже их принимал?

— Да что вы?! Знаете, сколько они стоят? Нам давали только боевые коктейли и смеси для регенерации. Да и то не всегда. Цена слишком велика.

— А как, по-твоему, сколько мне лет? — неожиданно спросила Дженни, глядя на него с лукавой улыбкой.

— Понятия не имею. Пятьдесят, шестьдесят. Никогда не был силен в угадывании женского возраста, — смущенно признался Влад.

— Хорошо хоть со своей службой пол угадывать не разучился, — фыркнула в ответ женщина.

— Это точно, — рассмеялся в ответ разведчик. — Я быстрее пол дикого пса с Венеры-восемь угадаю, чем пойму, кто передо мной, парень или девчонка.

— А где это? Венера-восемь.

— Пограничная планета на самой окраине содружества британского флага. Нас забросили туда после того, как британцы потеряли на ней две свои группы подряд, — быстро пояснил Влад, пытаясь соскочить со скользкой темы.

— Знаешь, ты сделал мне очень приятный комплимент. Давно меня за такую девчонку не принимали, — безжалостно вернулась к начатой теме Дженни. — Мне уже сто двенадцать.

— Вы пробовали стимуляторы? — растерялся разведчик.

— Где? Кто их сюда привезет, да еще и даст поселенке с дикой планеты? Нет. Мой кузен, врач, химик и биолог. У него три высших образования. Так получилось, что мои дядя и тетя сумели отправить его на учебу, и парень воспользовался полученной возможностью по полной программе. Приезжая сюда на каникулы, он каждый раз контрабандой привозил на планету реактивы и оборудование. В конце концов, ему удалось собрать настоящую лабораторию, где он после возвращения начал изготавливать лекарства и оперировать людей. Он стал настоящим спасением для всех поселенцев. И именно ему удалось синтезировать стимуляторы из выжимки местных растений.

— Ни хрена себе заявочка? — охнул Влад, не веря собственным ушам. — И корпорация до сих пор позволяет ему оставаться на планете?

— Они несколько раз пытались забрать его. Сначала предлагали огромные деньги, потом, пытались действовать силой, но, наткнувшись на бунт, отступили. Теперь они пытаются найти его лабораторию и заполучить все наработки и формулы. Но Мишель обманул их. Перенес все оборудование в горы и спрятал. Так что теперь за ним идет самая настоящая охота.

— Странная политика. Чего проще, получить по нескольку капель каждой придуманной им микстуры и провести полный анализ?

— Делали, и не раз. Но вся беда в том, что они не знают, где именно он собирает растения, и когда их нужно собирать, чтобы получить нужный результат. Вот и выходит, что им в любом случае нужен Мишель.

— Опять не сходится. Если известен точный состав, что мешает его повторить?

— Я не сильна в науке, но Мишель добавляет в свои микстуры что-то такое, чего они никак понять не могут.

— Это все очень интересно. Но зачем все это мне знать? — подумав, осторожно спросил Влад.

— Я решила сходить к Мишелю и рассказать ему о тебе. Если кто и сможет тебе помочь, то только Мишель.