logo Книжные новинки и не только

«Россия. 1917. Катастрофа. Лекции о Русской революции» Андрей Зубов читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Андрей Зубов

Россия. 1917. Катастрофа. Лекции о Русской революции

Данная книга основана на курсе лекций, прочитанных А. Б. Зубовым в рамках проекта «Кафедра истории „Новой газеты"».

Вместо предисловия. Русская революция 1917 года: наследие революции сегодня

Русская революция 1917 года стала поворотным моментом не только русской, но и мировой истории, подобно Реформации за 400 лет до неё или Французской революции конца XVIII века. Впервые в истории был создан прочный террористический экспансионистский режим, силой уничтоживший частную собственность, религию и само право на жизнь как собственных подданных, так и всех иных людей, до которых достигала его власть. За время своего существования режим, созданный Революцией 1917 года, лишил жизни различными способами во всём мире, прямо или косвенно (через созданные и поддерживаемые им аналогичные режимы) до ста миллионов людей, а собственности — до полутора-двух миллиардов людей.

Русская революция стала причиной прихода к власти в 1920–50-е годы во всем мире различных тоталитарных/авторитарных режимов — фашистского в Италии, нацистского в Германии, франкистского в Испании, кемалистского в Турции, баасистских на Переднем Востоке. Вторая Мировая война во многом стала результатом победы большевиков в России в 1917–1922 годы. Одновременно опасность захвата власти опирающимися на массовое недовольство радикальными силами заставила правившие в демократических государствах элиты пойти по пути широкой имплементации новой социальной политики, имевшей целью создание обществ с большим уровнем равенства в социальных правах, т. н. обществ всеобщего благоденствия, что и было осуществлено в странах Европы и Северной Америки в 1960-е годы.

Возникшая в результате Революции 1917 года и расширившаяся на треть земной суши к 1980-м годам мировая коммунистическая система рухнула в 1989–1991 годах из-за полной внутренней несостоятельности и неконкурентоспособности с иными сообществами. Тогда освободились от коммунизма страны Восточной и Центральной Европы, распалось коммунистическое государство на территории исторической России — СССР. Коммунистический режим сохраняется до сегодня только в нескольких государствах Азии (Китай, Вьетнам, Северная Корея) и на Кубе. Из бывших коммунистических сателлитов поныне существует, благодаря РФ, режим Асадов в Сирии.

После краха коммунистического режима в России и Европе две группы послекоммунистических государств развивались несходно. Бывшие коммунистические государства Европы вне СССР (включая и Балтийские страны) избрали путь системной декоммунизации — т. е. восстановление элементов докоммунистической государственности, правопреемство с докоммунистической правовой системой, восстановление прав собственности, нарушенных в коммунистический период, люстрация лиц, активно участвовавших в деятельности коммунистических режимов, роспуск политической полиции и раскрытие её и партийных архивов, ликвидация символики коммунистического прошлого (топонимика, скульптура, геральдика и т. п.). Эти страны успешно интегрировались в Европейский Союз и НАТО и в настоящее время, несмотря на ряд проблем, стали органической частью демократического мира.

Иначе сложилась судьба 12 республик бывшего СССР. Они не пошли по пути системной декоммунизации. У власти в них сохранились или вскоре восстановились старые коммунистические элиты. Собственность была не возвращена потомкам бывших владельцев, а распределена между представителями этих элит. Ряд этих стран и не начинали экспериментов с демократией (Туркмения, Узбекистан), другие постепенно от них отказались (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Россия, Украина, Казахстан, Грузия). Коммунистическая идеология была заменена на националистическую, и собственность передана в руки доверенных лиц, фактически не являющихся её владельцами, а только управляющими. Политическая же власть, соединенная с правом распоряжения всей приносящей доход собственностью, осталась или возвратилась в руки авторитарного правителя, его личных друзей и слуг (условная частная собственность). Большинство общества в этих странах вновь лишилось политических, имущественных и гражданских прав, обретённых в результате краха коммунистического режима, и живёт в бедности, побуждающей к эмиграции.

В результате революционных выступлений в Грузии и Украине, а в апреле-мае 2018 года и в Армении были сброшены такие авторитарные послекоммунистические режимы, однако и эти страны не обратились к опыту системной декоммунизации и остаются в промежуточном пространстве между успешными странами Центральной Европы и авторитарными режимами иных стран — наследниц СССР (исключая Молдавию, которая по форме политического порядка близка к нынешним Грузии и Украине). Перед этими четырьмя странами — Грузией, Украиной, Молдавией и Арменией — ныне открыта возможность интеграции в Европу, и, очень вероятно, они этой возможностью воспользуются, хотя перспектива интеграции без системной декоммунизации остается проблематичной.

В Белоруссии и Российской Федерации в последние годы набирает силу противоположный процесс — «большевицкого реваншизма». Сохраняя право условной частной собственности для своих друзей, правящие в этих странах режимы всё более упрочивают авторитарную тенденцию политической власти, меняют для этого конституционные и иные правовые нормы, устанавливают полный контроль над СМИ, не останавливаясь и перед внезаконным насилием над инакомыслящими и политическими оппонентами. При этом преступления коммунистического периода замалчиваются, личности большевицких тиранов (Ленина, Сталина) и их приспешников (Дзержинского, Кирова, Берии) возвеличиваются и обеляются, нынешние службы безопасности всячески подчеркивают своё органическое продолжательство с аппаратом насилия коммунистического времени (20 декабря 2017 г. ФСБ РФ отмечала столетие своего существования, которое она ведёт от созданного Лениным ВЧК), а в конце октября 2018 г. на государственном уровне праздновалось столетие ленинского Комсомола.

При этом, как и в позднесталинское время (1943–1953 годы), в идеологии коммунизм подменяется государственничеством. Русское царство, Петербургская Империя и СССР считаются одним государством, а их правители — князья, цари, Императоры, генеральные секретари — преемственным рядом «вождей», завершающимся ныне правящим В. Путиным. Знаменательно, что в сентябре 2017 года в Москве была открыта «аллея правителей», монументально прославляющая это преемство верховной власти от Владимира Святого до Владимира Путина. Из истории России вымарывается или однозначно осуждается только то, что связано с борьбой общества за свободу и достоинство личности: движение декабристов 1825 года, Великие реформы Александра II, земское движение, парламентское предреволюционное десятилетие (1906–1917), антибольшевицкое Белое движение 1917–1922 годов… и сама Революция 1917 года, потому что это — свержение законной власти и движение широких народных масс.

Массовое общественное движение и тем более захват власти в результате умелого использования какой-то политической силой радикальных общественных настроений — предмет ужаса для нынешних авторитарных правителей, контролирующих власть и собственность в большинстве стран — наследниц СССР. Они бы хотели, чтобы их подданные видели непрерывное преемство «богоданной» власти из древности до сего дня без каких-либо социальных потрясений и не соединяли его с положительным опытом массового революционного действа, обрушивающего «законную власть», всё равно, царскую или путинскую.

Поэтому столетие Русской революции, так или иначе отмечаемое во всём мире, игнорируют власти Российской Федерации, Белоруссии и иных авторитарных государств — наследниц СССР.

В марте 2014 года «Новая газета» предложила мне кафедру Русской истории. Совершенно понятно, что накануне и в сам год столетия русской катастрофы я уделил несколько лекций этому величайшему событию мировой истории, скорее всего единственному событию всемирного значения, свершившемуся в России. И когда издательство «РИПОЛ классик» предложило мне издать эти лекции, я с радостью согласился, желая тем хотя бы отчасти заполнить то мотивированное для власти, но незаслуженное забвение, которым в нашей стране было покрыто столетие Русской революции.

Я благодарен «Новой газете» за любезное разрешение издать текст этих лекций, а также и двух статей, опубликованных в газете в конце 2017 года и посвященных той же теме.

При подготовке книги я существенно отредактировал распечатки лекций, превращая устную речь в письменный текст, снабдил этот текст рядом поясняющих ссылок и указаний на источники. Надеюсь, в этом виде лекции окажутся интересны тем, кто слушанью предпочитает вдумчивое чтение.

И наконец, последнее. Ныне российская самочинная авторитарная власть уже совершенно беззастенчиво демонстрирует собственное преемство от ленинско-сталинского режима. Нам, гражданам России, полезно здесь вспомнить, что есть источник этого преемства, каким было начало того режима, который нынешние правители желают сделать объектом ностальгических рефлексий и, боюсь, образцом для подражания.