Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Итак, ты едешь в Силезию. — Шарлей сдул пену. — Как ты и хотел. А мы едем с тобой, потому что не оставим же мы тебя одного. Хм, надо будет как следует экипироваться. Утром пройдусь по базару, осмотрю контрабандные товары из Малопольши, сделаю закупки…

— Средств тебе хватит?

— Не бойся! В отличие от тебя я забочусь, чтобы мое участие в гуситской революции приносило пользу. За дело Чаши я рискую своей шкурой, но при этом придерживаюсь принципа virtus post nummos. [отвага после денег (лат.).] Ха, это наталкивает меня на некоторые мысли…

— Слушаю тебя.

— Может, готовящаяся секретная и таинственная экспедиция в Силезию — это счастливый подарок судьбы? Может, это тот самый счастливый случай, который мы ждали?

— Случай?

Шарлей посмотрел на Самсона. Самсон отложил палку, которую стругал, вздохнул и покрутил головой. Демерит тоже вздохнул. И тоже покрутил.

— Перед Горном, — он посмотрел Рейневану в глаза, — ты недавно разразился тирадой о расчетливом прагматизме. Ты заявлял, что твоя эйфория прошла, что пыл остыл, что ты перестал быть наивным идеалистом. Собственный интерес стоит в иерархии выше, чем чужие, — это твои слова. И вот подворачивается случай воплотить слова в дело.

— Ну и как?

— Подумай.

— Предать, да? — Рейневан приглушил голос. — Продать Инквизиции информацию о миссии, с которой Прокоп шлет меня? Рассчитывая, что благодарная Инквизиция отдаст мне Ютту. Ты это мне советуешь?

— Предлагаю, чтобы ты рассудил. Чтобы задумался и оценил, чей интерес стоит выше в иерархии. Что важнее: Чаша или Ютта? Поразмысли, выбери…

— Хватит, Шарлей, — мягко перебил Самсон Медок. — Прекращай. Не подговаривай к размышлениям, которые не имеют смысла. И не склоняй к выбору там, где выбирать нельзя.


Месяц спрятался за крышами купеческих каменных домов. Рейневан шагал смело и резво, направляясь к подвалу.

Он завернул в переулок. Однако, вместо того, чтобы идти дальше, бесшумно спрятался в углублении ворот. Ждал, бесшумно и терпеливо.

Через какую-то минуту к его ушам долетела тихая поступь, едва слышимое шарканье туфель по брусчатке. Он подождал, пока идущий по его следу человек вынырнет из темноты. А потом подскочил, схватил сзади за капюшон, дернул со всей силы. Человек захрипел, обеими руками потянулся к горлу. Рейневан кованой рукоятью ножа стукнул его по ребрах, на две ладони выше бедра. Ударенный втянул воздух, захлебнулся им. Рейневан дернул его за плечи, развернул, размахнулся и врезал рукоятью, — как опытный врач, в plexus solaris, [солнечное сплетение.] в само сердце. Человек в капюшоне захрипел, упал на колена.

Где-то высоко, на крыше, мяукал кот.

— Повтори Прокопу… — Рейневан клинком ножа поднял подбородок стоящего на коленях незнакомца. — Повтори Прокопу, что я могу еще раз поклясться на кресте. Могу поклясться даже несколько раз. Но этого должно быть достаточно. Я не желаю, чтобы за мной следили. Следующего шпика, которого застану, убью. Повтори это Прокопу…

— Господин…

— Что? Громче!

— Я не от Прокопа… Я из замка… По приказу…

— Чьему? Кто приказал?

— Его вельможество князь.


Мрак замковой часовни рассеивался только светом двух свечей, горящих перед строгим алтарем. Мерцающий свет играл отблесками на позолоте статуи святого, пожалуй, апостола Матфея, потому что с палаческим топором. Сидящего на почетной скамье мужчину свет едва достигал. Он выхватывал из мрака наружность, крой и детали богатого одеяния. Не выявлял лица. Да и не надо было. Рейневан знал, кто это.

— Приветствую, медик. Как говорится, гора с горой… Вот мы и снова повстречались, через столько лет. Сколько же это прошло после битвы под Усти? Три? Я правильно считаю?

— Правильно считаете, князь.

Мужчина на скамье поднялся. Свет упал ему на лицо.

Это был Сигизмунд Корыбутович, литовский князь Рюриковой крови, из племени Мендога, правнук Гедимина, внук Ольгерда, рожденный рязанской княжной Анастасией сын Димитрия Корыбута, младшего брата Владислава Ягеллы, прославившийся, еще подростком, в грюнвальдской битве. Сейчас, в возрасте чуть более тридцати лет это литвин, воспитанный среди поляков в Вавеле, объединял в себе наихудшие черты обеих наций: отсталость, мещанство, лицемерие, болезненные амбиции, спесь, дикость, неукротимую жажду власти и совершенное отсутствие самокритичности.

Князь из-под ниспадающего чуба глазел на Рейневана, Рейневан смотрел на князя. Продолжалось это несколько минут, во время которых в голове Рейневана в молниеносном темпе пролетели картинки короткой, но бурной карьеры князя.

Гуситская Чехия свергла Люксембуржца с престола и нуждалась в новом короле. Прошенные Ягелло и Витольд отказали; в Чехию как их наместник отправился Корыбутович. Он въехал в Золотую Прагу в 1422 году, на святого Станислава.

На столичных улицах крики радости и здравицы. Прекрасная музыка для спеси и тщеславия. В музыке неожиданно разлад, фальшивые ноты. Вдруг из толпы послышалось: «Приблуда! Вон! Не желаем!» Дальше разочарование и злость, когда вместо королевского Града резиденцией оказывается небольшой дворец на Старогородском рынке. Потом общение с Табором. Жижка, его устрашающий единственный глаз и цеженное из-под оттопыренных усов: «Свободным людям король не нужен». Прага, злая, угрожающая, притаившаяся и порыкивающая, как зверь.

Это длится каких-то полгода. Ягелло, на которого надавил папа, приказывает племяннику возвращаться. Покидающего Прагу Корыбута никто не задерживает, никто не прощается со слезами на глазах. Но политическая игра продолжается. В Краков едут чешские послы. С просьбой, чтобы Корыбут вернулся, чтобы вернулся в Чехию как postulatus rex. [приглашенный царь (лат.).] Ягелло категорически отказывает. Но Корыбут возвращается. Против воли короля. В 1424, накануне Благовещенья, он снова въезжает в Прагу. Титулуют его там «паном». Но не «королем». В Польше он проклят и лишен чести. В Чехии — неизвестно кто. Но Корыбут очень хочет кем-то быть. Замышляет заговор. Шлет послов и письма. Все время новых послов и новые письма. В 1427 году происходит катастрофа.

Будучи очевидцем пражских событий 1427 года, Рейневан не понимал побуждений Корыбута. Как и многие, он видел в молодом литвине кандидата на чешский трон. Поэтому совсем не понимал, что будущего короля гуситской Чехии побудило к сговору с людьми, которые будущее Чехии видели совсем иначе, людьми, готовыми на любые уступки и соглашения, лишь бы иметь возможность вернуться под крылышки Апостольской Столицы и в лоно христианства. Потом, после разговоров с Флютеком и Урбаном Горном, Рейневан стал мудрее и понял, что князёк был просто марионеткой. Куклой, за нитки которой дергали не примиренцы, не католические господа, но Витольд. Потому что именно Витольд Кейстутович, великий князь литовский, послал Корыбута в Чехию. Витольд хотел Чехию гуситскую лишь настолько, чтобы она не допустила на трон Люксембуржца. Чехию, признающую верховенство Рима лишь настолько, чтобы ее монарх был помазан папою. Другими словами: он хотел Чехию, королем которой мог стать он, Витольд, сын Кейстута. Стать коронованным властителем государства, простирающегося от Берлина до Брно, от Ковно до Киева, от Жмуди до Крыма.

Заговор раскрыл, перехватывая письма, Ян Рокицана, заклятый враг примиренцев. В Страстной четверг 1427 года забили колокола, а подбитая Рокицаной толпа двинулась на Старый рынок. Схваченный во дворце Корыбут мог говорить про счастье: хотя чернь ревела и жаждала крови, его только взяли под стражу, а через несколько дней после Пасхи вывезли из Праги. Ночью, замаскированного, чтобы предохранить от самосуда, если бы кто-то его узнал. В тюрьме в замке Вальдштайн он просидел до поздней осени 1428 года. Когда его выпустили, якобы благодаря заступничеству Ягеллы, то в Литву он не вернулся. Остался в Чехии. В Одрах, у Пухалы. Как…

«Вот именно, — подумал Рейневан. — Как кто?»

— Смотришь, — отозвался Сигизмунд Корыбут. — Я знаю, о чем ты думаешь.

— Прокоп унижает меня, — продолжил он через минуту. — После приезда едва парой слов со мной перекинулся. И двух пачежей разговор не длился. Даже бургграфа удостоил более продолжительной беседой. Даже конюших.

Рейневан молчал.

— Не может мне Прагу забыть, — проворчал Корыбут. — Но я требую уважения, черт возьми. Достойного уважения. В Одрах стоит тысяча польских рыцарей. Они прибыли сюда на мой клич. Если я отсюда уйду, они потянутся за мной. Не останутся в этой Богом проклятой стране, даже если бы Прокоп умолял их на колянях!

— Пан Ян из Краваж, — заводился князь, — принял причастие под двумя видами и сейчас является союзником Табора. Хозяин Йичина договаривался со мной, с князем. С Прокопом он не разговаривал бы вообще, руки не подал бы таборским головорезам и душегубам. А в сторону пражских мещан даже не плюнул бы. Союз с Краважем — это моя заслуга. И что я за это имею? Благодарность? Нет! Оскорбление за оскорблением!

Совсем сбитый с толку Рейневан сначала развел руки, потом поклонился. Корыбут шумно вдохнул воздух.

— Я был их последним властителем, — сказал он поспокойнее. — Последним властителем Чехии. После того, как они меня с позором выгнали, уже не нашли никого, кого могли бы таковым признать и провозгласить. Вместо возможности иметь добротное королевство, пребывающее в согласии с христианским миром, они предпочли погрузиться в хаос.

— А все благодаря родственникам, — горько добавил он. — Дяденька Ягелло хотел моими руками таскать каштаны из огня. А дяденька Витольд мастерски меня использовал. Все время угрожал мною Люксембуржцу, приманивая вместе с тем чехов. Ведь это он, Витольд, свел меня с Римом. По его указанию я клялся папе, что снова сделаю Чешское королевство христианским, что весь гусизм сведу к мелким изменениям в литургии. Что верховенство Апостольской Столицы над Чехией обеспечу и всё имущество Церкви верну. Я обещал Святому Отцу то, что Витольд приказал мне обещать. Так что это Витольд должен сидеть в Вальдштайне, на Витольда должна быть наложена анафема, он должен быть лишен всего. А сидел я, меня прокляли, меня лишили. Я хочу за всё это сатисфакции! Компенсации! Хочу что-то с этого иметь. Что-то иметь и кем-то быть! И добьюсь этого, ёбана мать.

Корыбут успокоился глубоким вдохом и уставился на Рейневана.

— Добьюсь этого, — повторил он. — А ты мне в этом поможешь.

Рейневан пожал плечами. Он даже не собирался притворяться покорным. Он хорошо знал, что под протекцией Прокопа является неприкосновенным, что никто, даже такой вспыльчивый как Корыбут, не посмеет обидеть его и тронуть хотя бы пальцем.

— Князь соизволил меня переоценить, — сказал он холодно. — Не вижу, каким образом я мог бы быть князю полезным. Разве что вы хвораете. Я медик. Поэтому, если состояние вашего здоровья является преградой в реализации ваших планов, то я готов услужить.

— Ты прекрасно знаешь, какого вида услуг я от тебя хочу. Твоя слава тебя опережает. Все знают, что ты чародей, колдун и звездочет. Заклинатель, raganius, как мы говорим в Жмуди.

— Чародейство, в соответствии с пражскими статьями, является преступлением, карающимся смертью. Князь желает мне смерти?

— Наоборот, — Корыбут встал, подошел, прошил его взглядом. — Я желаю тебе счастья, успехов и всего наилучшего. Я просто предлагаю это. В виде моей благодарности и милости. До тебя дошли вести о Луцке? О конфликте Витольда и Ягелло. Знаешь, что из этого будет? Я скажу тебе: поворот в польской политике относительно Чехии. А поворот в польской политике относительно Чехии — это я. Это моя персона. Мы снова в игре, медик, снова в игре. И стоит, поверь мне, ставить на нашу карту.

Я предлагаю тебе благодарность и милость, Рейнмар из Белявы. Совсем другую, чем та, которую ты имел от чехов, от Неплаха и Прокопа, которые посылали тебя на смерть, но отворачивались, когда ты был в нужде. Если б это ты мне оказал услуги, какие оказал им, то твоя панна уже была бы рядом с тобой, свободная. Чтобы сберечь девушку верно служащего мне человека я бы сжег Вроцлав или погиб бы, пытаясь сделать это. Видит Бог, что именно так и было бы. Потому что таков у нас обычай, в Литве и Жмуди. Потому что так поступил бы Ольгерд, так поступил бы Кейстут. А я — их плоть от плоти. Задумайся. Еще не поздно.

Рейневан долго молчал.

— Чего, — наконец хрипло сказал он, — вы от меня хотите, князь?

Сигизмунд Корыбутович улыбнулся. С княжеским превосходством.

— Для начала, — сказал он, — вызовешь для меня кое-кого с того света.


На одерском рынке неожиданно зазвучали возбужденные голоса, крики и проклятия. Несколько поляков толкали и пинали, дергали за куртки, кричали, угрожали кулаками и титуловали друг друга дерьмом, хреном и сукиным сыном. Их дружки пробовали их помирить и развести, тем самым только усиливая суматоху. Внезапно с шипением показались из ножен мечи, блеснули клинки. Разнесся громкий крик, вооруженные, смешались, сошлись, отскочили и мгновенно разбежались. На брусчатке осталось дергающееся тело и растущая лужа крови.

— Девятьсот девяносто девять, — сказал Рейневан.

— Да брось ты, — фыркнул пренебрежительно Шарлей, которому Рейневан доложил о вчерашнем разговоре в замковой часовне. Корыбут преувеличивает. В Одрах на сегодня стоит не более пятисот поляков. Сомневаюсь, чтобы хоть один потянулся за Корыбутом, если б он действительно обиделся и ушел. Этот жмудин слишком высоко мнит о себе. Всегда мнил, это не секрет. Подумай, Рейневан, стоит ли тебе затевать с ним аферы. Мало тебе забот?

— Ты опять даешь себя использовать, — покивал головой Самсон. — Неужели ты никогда не поумнеешь?

Рейневан глубоко вздохнул. И сказал о княжьей милости, о благодарности, о пользе, которые из этого могут вытекать. Рассказал о съезде в Луцке и о том, что Луцк приблизит короля Ягелла к гуситам, из-за чего карта Корыбута имеет большие шансы стать картой козырной. Говорил о том, что договоренности с Корыбутом могут быть спасением для Ютты.

Шарлей и Самсон не дали себя переубедить. Это было видно по выражению их лиц.


— Удивит тебя, может, этот вопрос, князь, но… Не было ли с тобой в последнее время какого-либо происшествия? Рана, ранение железом?

— В последнее время? Нет. С прежних лет, хм, осталась на коже пара знаков. Но уже долгое время ничего, даже царапины. А почему ты спрашиваешь?

— Да, так себе.

— Ничего себе так себе. Кончай глупости, Рейневан, и сосредоточься. Я хочу рассказать тебе о вещуне Будрисе.

Вещун Будрис, рассказывал Корыбут, в действительности носил имя Ангус Дейрг Фейдлех, а происходил из Ирландии. В Литву он прибыл как бард в свите английского рыцаря, одного из многочисленных заморских гостей, которые тянулись на восток, чтобы под флагами Тевтонского ордена распространять веру Христову среди литовских язычников. Вопреки обещаниям мальборских священников, гарантировавшим распространителям стопроцентную божественную протекцию, уже в первом столкновении с воинами Кейстута англичанин от удара дубиной забрызгал собственными мозгами булыжник над Неманом, а взятый в плен и потащенный в Трок Ангус должен был вместе с другими плененными крестоносцами сгореть живьем на жертвенном костре. Его спас невиданный, истинно неземной огненнокрасный цвет волос, который привлек жрецов Перкуна. Скоро оказалось, что пришелец из-за моря поклоняется Белой Трибогине, что почитает Мильде, Курко и Жверине. Называя богинь, правда, именами Биргит, Бадб и Морриган, но не в именах ведь дело, богини есть богини. Во время пребывания в Вильне, в святой роще на Лукишках, ирландец проявил способности вещать и пророчествовать, поэтому ассимилировался в среде жрецов без проблем. Под выдуманным именем Будриса Важгайтиса пришелец с Зеленого острова быстро стал известен как способный вейдалётас, то есть, предсказатель и вещун.

— Будрис, — рассказывал Корыбут, — точно предвидел множество событий, начиная от исхода битвы на Куликовом поле и заканчивая женитьбой Ягелло с Ядвигой. Но была с ним однако проблема. Он пророчествовал очень запутанно и чертовски непонятно.

Воспитанник западной культуры, ирландец вплетал в свои пророчества многое, что было с этой культурой связано, скрытые аллюзии, закамуфлированные метафоры, использовал латынь или другие иностранные языки. Литвинам это не нравилось. Они предпочитали менее утонченные методы ворожбы. Если священная змея высовывала на зов макушку из норы — судьба содействовала, если же змея имела зов ввиду и макушку высовывать даже не думала — это вещало недоброе. Ягелло и Витольд, чуть более западные от соплеменников, относились к Будрису серьезнее и слушали его пророчества, однако в делах государственной важности и они предпочитали змею.

— А я всегда его ценил и восхищался им, — признался Корыбут. — Хотел, чтобы он мне ворожил, составил гороскоп и предвидел будущее. Я просил его об этом много раз, но проклятый дед отказывал. Этот старый хрен называл меня карьеристом и нес какую-то херню о кузнеце своей судьбы. И лишь только дядя Витольд его переубедил, незадолго перед моим отъездом в Чехию. Звездочет должен был бросить жребий и составить гороскоп для нас всех, для Ягелло, Витольда и для меня. Но вдруг ни с того, ни с сего умер. Отбросил копыта. Ты, Белява, некромант и дивинатор. Вызови его с того света. Пусть предсказатель как дух выполнит то, что не успел выполнить при жизни.


Рейневан долго старался отговорить князя от его замысла, но безуспешно. Корыбут не хотел слушать о связанных с некромантией трудностях, о грозящих во время дивинации [наитие, вдохновение, данное свыше (лат.).] опасностях, о рисках, которое несло vehemens imagination, необходимое для удачной конъюрации напряжение воображения. Он оставался глух к примеру царя Саула и Аэндорской волшебницы. Он махал рукой, надувал губы, наконец что-то бросил на стол. Это что-то имело размер, вид и цвет старого засушенного каштана.

— Ты мне тут крутишь, — процедил он. — А я кое-что в чарах тоже смыслю. Духа вызвать совсем нетрудно, когда имеется кусочек покойника. Вот — это кусочек Будриса Важгайтиса. Должны были сжечь его на костре, старого язычника, с полным жертвенно-погребальным церемониалом. Он лежал на помосте в парадном одеянии, убранный в пихтовые ветки, полевые цветы и листья. Я прокрался ночью, стянул с деда лапоть и отрезал большой палец на ноге.

— Поглумился над останками?

Корыбут фыркнул.

— Не над такими вещами глумились в нашей семье.


В полночь поднялся ветер, свистя и завывая в щелях стен. В отдаленном крыле замка, в старой оружейной комнате, сквозняк наклонял пламя свечек из черного воска, закручивал в спирали дым ладана, который тлел на треноге. Пахло воском и каждением из алоэ. Рейневан приступал к работе, вооруженный прутиком из орешника, амулетом Питоном и одолженным у аптекаря потрепанным экземпляром «Энхиридиона». Внутри круга, нарисованного мелом на крышке стола, стояло зеркало и лежал мумифицированный большой палец ноги, который когда-то был собственностью и неотделимой частью умершего Будриса Важгайтиса. Таким образом, контакт с духом покойного делался возможным — благодаря комбинации дивинации, некромантии и катоптромантии.

— Колпризиана, — проговорил Рейневан, производя амулетом знаки над нарисованным мелом кругом. — Оффина, Альта, Нестера, Фуаро, Менуэт.