Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Какой?

— На сегодня, — сказал розмариновый альт, — такой: в скором времени один твой старый знакомый попросит у тебя совета. Он принимает решение, но колеблется. Устрой так, чтобы он перестал колебаться. Утверди его во мнении, что первая мысль была правильной, и что он поступает соответственно.

— Не понимаю.

— Поймешь. Возвращайся к друзьям. Ну, чего ты еще стоишь здесь?

— Открой мне только одну…

— Рейневан!

— …ты человек? Нормальная… Хм… Человеческая женщина?

— В этом вопросе, — ответил ему из мрака насмешливый хохоток, — мнения расходятся. А взгляды разные.

* * *

На следующий день, в Страстную Пятницу, ранним и грустным утром они покинули Ратибор. На расспросы о цели и маршруте путешествия Бедржих намекнул что-то о ведущем на восток краковском тракте, однако никого не удивило, когда оставив справа мост на Одре, они поехали на север, левым берегом, а на распутье, до которого вскоре добрались, вместо главной дороги на Нису, Бедржих, не говоря ни слова, выбрал дорогу менее многолюдную. Ведущую на Козле.

О событиях предыдущего вечера Рейневан не упоминал друзьям ни словом.

Проповедник торопил, поэтому ехали быстро и еще до заката солнца увидели башни города. Рейневан еще раньше догадался, чту это за город, поэтому, когда, не доезжая до Козле, они резко повернули на запад, в леса, он уже знал куда и к кому они направляются. А если у него были какие-то сомнения, то они развеялись при появлении рыцарского кортежа, выезжающего навстречу. Он знал этих рыцарей, помнил их имена и гербы. Правджиц. Нечуя. А во главе…

— Бог в помощь! — поприветствовал, осадив коня, Кжих из Костельца, герба Огоньчик. — Бог в помощь вашим милостям. Рад вас видеть пан Рейневан. Добро пожаловать в Глогувек. Поспешим. Князь Болько ждет. Внимательно выглядывает ваших милостей.


Вид со стен глогувецкого замка представлял полную картину разрушений и бедствий, какие в результате прошлогоднего рейда испытала и пережила Glogovia Minor, до недавних пор жемчужина силезской архитектуры. Расположенное за рекой Озоблогой предместье Водное просто исчезло, трудно было поверить, что на черной коре выжженной земли когда-то стояли какие-то строения. Подобная участь постигла когда-то людное и шумное предместье Замковое. На предместье Козельске жизнь постепенно возвращалась, однако и здесь были явно видны следы пожаров, которые неистовствовали год тому в пятницу перед воскресеньем Letare Anno Domini 1428, когда на Глогувек, сначала ограбив монастырь паулинов в Мохове, пошли отряды Табора: чехи Яна Змрзлика из Свойшина и поляки Добека Пухалы.

Тогда досталось не только предместьям, вспомнил Рейневан. Ворота были разбиты, стены взяты штурмом, Змрзлик и Пухала ворвались в город, учинив резню и пожары, после которых Глогувек не оправился до сих пор. Черными от сажи и копоти были каменные дома на рынке, руину, несмотря на идущее восстановление, представляла собой южная часть города, окрестность колегиаты [католическая церковь, при которой имеется капитул.] Святого Варфоломея. Самой колегиате тоже хорошо перепало, серьезно пострадал монастырь францисканцев.

— Угнетающее зрелище, не так ли, Рейневан? — князь Болько Волошек облокотился локтями на стену. — А тебе то известно, что городу и так еще повезло. В то время, в марте, когда я договорился с вами, Прокоп прекратил поджоги и приказал освободить взятых в плен горожан. Освобожденные взялись за восстановление, только благодаря этому название Глогувек не исчезло с карты Силезии. А не скоро еще вернутся на карту Прудник, Бяла и Чижовице.

— Я не допущу, чтобы следующие города постигла участь Прудника и Бялой, — продолжил князь. — Глогувек уцелел благодаря союзу с вами, гуситами. Который я заключил по твоему совету, Рейнмар, друг и товарищ с пражского университета. Я помню об этом. Поэтому настаивал, чтобы сейчас ты находился в составе Прокопового посольства. Поговорим об этом, но в палатах, за вином. За большим количеством вина. Вид этих пожарищ регулярно будит во мне желание напиться до смерти.


— Я слышал, — Волошек покачал венгерским в бокале, — что во Вроцлаве на тебя наложили анафему. Так что добро пожаловать в братство! Сейчас мы мало того, что товарищи, жаки [шутливое название бедного студента.] с пражского Каролинума, но и оба под анафемой. Мне досталось за соглашение с вами, ясное дело. И за то, что я тогда тому ксендзу дубинкой череп проломил. Но мне плевать на их анафемы. Могут проклинать до Судного дня, имел я их. Меня, приятель, и так с помпой Меньшие Братья в отстроенном глогувецком конвенте похоронят, в крипте, будут петь над гробом, молиться, жечь свечи и ладан. Полная помпа и парад будут, не знаю, курва, почтят ли так епископа, когда он протянет ноги, что, впрочем, дай нам Боже как можно быстрее. Ты удивляешься, откуда я это знаю: о своем погребении. Есть у меня, браток, один прорицатель в услужении, sortiarius и чародей. [См. примечания к девятой главе.] Такой он, правда, мелковатый чародеешка, кур и уток ловит, потрошит, по потрохам будущее предвидит. Но предвидит удачно, надо признать.

— Так это он, этот гаруспик, [в Древнем Риме жрец, гадавший по внутренностям жертвенных животных.] такие похороны тебе наворожил? Дайка угадаю: в преклонном возрасте? После счастливой жизни? В славе и богатстве? Дайка угадаю: платишь ему щедро? Обеспечиваешь благосостояние семьи, родственников и знакомых?

— Ты зря ехидничаешь, — нахмурился князь. — Вещун вещал не для выгоды и не для того, чтобы подлизаться. Потому что не побоялся предсказать мне такие вещи, за которые я его едва не приказал волочить конями. Он предсказал мне… А, это не твое дело. Впрочем, что должно быть, то будет. Судьбу не изменишь.

— Но судьбой можно управлять.

— На это, откровенно говоря, я и рассчитываю, — признался Волошек. — Чародей, разумеется, предсказал мне по утиной требухе жизнь долгую и в достатке, потом смерть в славе и почете, и пышные похороны. Но я по этому поводу не стану почивать на лаврах и пассивно ожидать того напророченного счастья. Я хочу управлять судьбой. Мир стоит на распутье, сам знаешь. Силезия тоже оказалась на распутье. Я вроде знаю, что хочу делать, решение почти принял. Но сначала хотел с тобой повстречаться, как со старым товарищем. Поэтому потребовал, чтобы ты был в посольстве. Доверяю тебе.

Рейневан глотнул венгерского без комментариев.

— Ровно год тому, — продолжил Волошек, — над Страдуней, когда как и сегодня на вербе цвели котики, ты мне рассказывал о революции. О колеснице истории, которая вихрем сметает Старое, чтобы освободить место для Нового. Ты мне советовал, чтобы я присоединялся к победителям, потому что побежденным горе, а победителей ожидает слава, власть и могущество. Расстилал миражи предо мной. Прошел год. Сегодня Великая Суббота. Завтра Пасха. Прибыл Бедржих из Стражницы, посол от Прокопа. С пропозицией, с конкретным предложением. Я хочу знать, честная ли это игра? Рейневан? Должен ли я заключать союз с Прокопом и Корыбутовичем?

Болько Волошек, хозяин Глогувека, наследник опольского княжества, Пяст из Пястов, впился в Рейневана пронзительным взглядом.

Рейневан не опустил глаза.

— Заключая союз с Табором, — серьезно спросил князь, — я сяду на колесницу истории или оступлюсь в пропасть? Что представляет собой это грядущее и взлелеянное в мечтах Новое? Рай? Или апокалипсис, который провозгласит: «Горе победителям наравне в побежденными»? Должен ли я заключать союз с Прокопом и Бедржихом, с их идеей, с их верой? Положи руку на сердце, Рейнмар, посмотри мне в глаза. И скажи как другу, как товарищу с универа, ответь одним словом: да или нет? Я затаил дыхание.

* * *

Светлое Христово Воскресение с самого рассвета приветствовало Глогувек солнцем, весенним теплом и пением птиц. Раззвонились колокола, тронулась процессия пасхальной заутреней.


Surrexit Dominus, surrexit vere
Et apparuit Simoni
Alleluia, alleluia!

Процессию вел настоятель миноритов и одновременно колегиатский лектор. За ним следовали другие Меньшие Братья. За ними шли рыцари, судя по гербам, в основном польские. За ними знать, горожане, купцы. Немногочисленные, которые остались в разрушенном и лишенным значения городе.


Advenisti desiderabilis,
quem expectabamus in tenebris,
ut educeres hac nocte vinculatos de claustris.
Te nostra vocabant suspiria,
te larga requirebant lamenta…
Alleluia! [См. примечания к девятой главе.]

Процессия подошла к монастырю францискацев. Волошек преднамеренно выбрал это место. Вид побитых, обгорелых, но по большей части уцелевших стен должен был нести послание. Он должен был напоминать, благодаря кому и чему эти стены стоят, как прежде.

Из свиты выступил герольд, одетый в табарт [кафтан с гербом феодала.] со знаком золотого опольского орла. Подождав, пока стихнет шум и гам и настанет полная тишина, герольд развернул обвешанный печатями пергамент.

— In nomine Sancte et Individue Trinitatis, amen, — громко прочитал он. — Nos Boleslaus filius Boleslae, Dei gratia dominus Glogovie et dux futurus Oppoliensis, significamus praesentibus litteris nostris, quorum interest, universis et singulis. [Именем Святой и Единой Троицы, аминь. Мы, Болеслав сын Болеслава, Божьей милостью хозяин Глогувека и будущий князь опольский уведомляем настоящим нашим письмом всех и каждого, кого это касается (лат.).]

— Уведомляем, что для спасения мира, земли и наших подданных мы даем обет и клятву союза, братства оружия и веры с Сообществом Табора и всеми союзниками Табора. Клянемся верно стоять на стороне Табора и совместно бороться за мир и стабилизацию, то есть совместно нападать на других, стабилизации препятствующих.

Настоятель францисканцев побледнел, стал белым, как саван покойника, похоже выглядели остальные монахи и священники. Хотя князь предварительно подготовил их к тому, что должно было произойти, шока они не избежали.

— В награду и для компенсации настоящему союзу земли и крепости наши, в дополнении перечисленные, Табору даруем, за исключением тех, которые для себя оговариваем. Взамен Табор обещает нам земли и крепости в дополнении перечисленные, а ныне другим принадлежащие, которые мы в борьбе за мир у нынешних владельцев отберем.

— Factum est, — закончил герольд, — in Dominica Resurrectionis Anno Domini MCCCCXXIX ad laudem Omnipotentis Dei amen. [Составлено в Воскресенье Господне Года Господнего 1429 во славу Всемогущего Бога, аминь (лат.).]

Тишину не нарушил даже шорох.

Из свиты выступил князь Болеслав Волошек, сын Болеслава, внук Болеслава, правнук Болеслава, Пяст из Пястов. Он был в полных доспехах, золотая цепь на груди и горностаевый воротник делали его похожим на короля. По правую сторону от него стоял маршал, тоже весь в латах, за ним сенешаль, [Сенешаль — в 13–18 веках глава административносудебного округа.] по бокам гости князя, польские рыцари, один Леливита, второй Корнич. По левую сторону от князя стоял бледный настоятель францисканцев. Позади выступал хорунжий с хоругвью.

— Также уведомляем всех вместе и каждого отдельно, что для укрепления союза с Табором мы принимаем святое причастие способом Христа, то есть под обоими видами, sub utraque specie, никого, однако, из наших подданных к такому причастию не принуждая и свободу обряда гарантируя. Клянемся также четырьмя статьями, провозглашенными и принятыми свободными людьми в Чешском Королевстве.

Герольд отодвинулся. Волошек сделал шаг вперед, сенешаль и аббат остались позади. Со свиты появился Бедржих из Стражницы, которого до неузнаваемости изменила черная, затянутая кожаным ремнем сутана. Гуситский проповедник держал поднос и золотую красиво выгравированную чашу. Волошек поднял правую руку.

— Клянусь, что в княжестве, Богом мне данном, свободно, безопасно и беспрепятственно будет провозглашаться слово Божье. Что Тело и Кровь Господа Христа будут раздаваться верным под обоими видами, хлеба и вина, по установлениям Писания и учения Спасителя. Что папские священники будут лишены светской власти над богатством и временным имуществом, и что временное имущество и богатство будет у них отнято, ибо мешает им жить, верить и учить так, как поступал Христос со своими апостолами. Что все смертные грехи и явные проступки против закона Божьего будут покараны. Да поможет мне Бог и Святой Крест.

Закончив, князь встал на колени. К нему подошел Бедржих, подал князю поднос с облаткою, а после нее чашу с вином. Потом поднял сосуд обеими руками.

— Fiat voluntas Tua! [Да будет воля Твоя (лат.).]

— Аминь! — ответили собравшиеся.

Волошек встал, бряцая оружием.

— Сделано, — обернулся он к стоящим поближе. — Пойдем, поедим что-нибудь. И выпьем.


Учта [торжественный, многолюдный завтрак, обед или ужин в честь кого-либо или чего-либо.] проводилась у францискацев, в трапезной. Стены были покрыты мозаикой трещин, а внутри все еще стоял запах горелого. Но монахи настаивали, чтобы принять у себя князя, и все знали почему. Обращенный в Чашу и чешскую веру Волошек не скрывал своих намерений повыгонять из Глогувека ксендзов, прелатов и колегиатских каноников. Меньшие Братья рассчитывали, что им он позволит остаться.

Францисканские повара превзошли самих себя в кулинарном мастерстве. На столе красовались четыре огромных кабана, каждый нафаршированный свининой и колбасами. Четыре оленя. Восемь сарн, двенадцать поросят, двенадцать тетеревов, куча ветчины, окороков, колбас и полотков. Картину дополняло множество куличей, пирожных, пряников и мазурок. Середину стола занимал целиком запеченный вол с позолоченными рогами, украшенный сделанными из сала надписями. Первая была: O IESU, SPECULUM CLARITATIS AETERNAE. [О Иисус, зеркало вечной славы (лат.).] Вторая, слишком уж подхалимская: DEI GRATIA DUX BOLKO HUIUS LOCI BENEFACTOR. [Милостью Божьей князь Болько, добродетель этого города (лат.).]

Выпивка тоже была соответствующая: четыре бочки кипрского вина, exemplum четырех времен года. Двенадцать, по количеству месяцев в году, бочонков венгерского вина и италийских вин. Множество, не хотелось считать, но наверное пятьдесят две штуки, столько недель, — кувшинов молдавских и венгерских вин, жбанов меда и бутылей знаменитого ковеньского липца.

Сорок дней поста сделали свое дело. С большим усилием выдержав, пока бледный настоятель отчитает Pater Noster и Benedic Domine, вымученные постом участники застолья набросились на еду и напитки так, как ястреб на вальдшнепа, как Карл Молот набросился под Пуатье на арабов, как лебедь набросился на Леду, а критский бык — на обернувшуюся коровой Пасифию. Стол, который вначале выглядел, как cornu copiae, неисчерпаемое изобилие рога козы Амальтеи, начал очень быстро опустошаться, видом обглоданных костей всё больше и больше вызывая в воображении разрытое кладбище.

Князь Болько расстегнул пуговицы вамса и срыгнул. Протяжно и попански.

— Да, поднатужился нищенский орден, — сказал он. — Хотя я понес издержки, чтобы не разрушить их до основания. Плохие времена настают для монахов и попов. Разгоню всех на все четыре стороны. Вы обратили внимание на настоятеля, какая рожа бледная, какой кислый там сидит? Как на стену уставился, будто бы «мане, текел, фарес» там увидел? Францисканцев, впрочем, мне даже жаль, потому что они порядочная братия, одни поляки и чехи, верные принципам святого из Ассизи. Лечили больных, помогали страждущим, где беда, где горе, где несчастье, всегда были там, где в них нуждались. Так что жаль мне будет их выгонять. Но прогоню. Идет Новое, великие изменения, революция, последние станут первыми и vice versa. Невиновные пострадают наравне с виновными. Потому что идет Новое, а что же это за Новое, которое не начинает с того, чтобы дать под зад Старому? Я прав, Рейневан? Правда, брат Бедржих?

— Так это вы, — сказал один из польских гостей, Леливита, — пресвитер Бедржих из Стражницы?

— Я, — подтвердил Бедржих, перестав на минуту ковыряться в зубах. — А вы Спитек Лелива из Мельштына, сын краковского воеводы. А вы пан Миколай Корнич Сестшенец, бедзиньский бургграф. Как видите, мне известны не только ваши имена и гербы, но и ваши должности. Разрешите и мне представиться по должности. В результате заключенного сегодня союза и совместных действий вскоре вся Верхняя Силезия будет покорена и будет принадлежать Табору, Сигизмунду Корыбутовичу и присутствующему здесь князю Болеславу. Я же буду иметь ранг и титул directora, главного предводителя подразделений Табора в Силезии.

Волошек, новоиспеченный адепт учения Гуса, внимательно посмотрел вокруг, проверяя, позволяет ли говорить свободно нетрезвость других пирующих.

— Мы уже поделили, как видите, — сказал он полякам, — Верхнюю Силезию между собой. Корыбуту достанется Гливице, таборитам Бедржиха — Немча и что там еще только вырвут у епископа. Княжество опольское, понятное дело, тоже должно что-то поиметь. Причем много. Я хочу намысловские земли, Ключборк, Рыбник и Пшчину. И половину Бытома, ту, которую сейчас держит тот гребаный крестоносец, Конрад Белый, самый младший братик епископа. Пограничные столбы, как мне обещали, будут передвинуты в пользу победителей. Ну, тогда давайте побеждать и передвигать!

— Может, завтра, — возразил Миколай Корнич Сестшенец. — Потому что я так объелся обпился, что не встать.

— А послезавтра нам в дорогу, — заявил Спитек из Мельштына. — Не так ли, пан Бедржих? Пан Рейневан? Нам ведь вместе путешествовать.

Рейневан посмотрел на Бедржиха, вопросительно поднял брови. Проповедник вздохнул.

— Мы поедем назад под Ратибор, — сказал он. — А оттуда на краковский тракт.

— Краковский тракт, говоришь. В Польшу, значит?

— Посмотрим.

— Ты, Рейневан, все время насупленный, — обратил внимание уже красный от вина Волошек. — Сейчас Пасха, День Воскресения Господнего. Весна, изменения в природе, изменения в политике, Новое приходит, Старое уходит, lux perpetua тьму разгоняет, Добро пробеждает, Зло бежит, сила боится. Ангелы радуются, поют под небеса, Gloria, Gloria in excelsis, [Слава в вышних (лат.).] борзая ощенилась, а самая красивая из придворных супруги княжны дала наконец себя потрахать. Короче, радуется тело, радуется душа, радуйтесь tandem [в конце концов (лат.).] все заодно, радуйся и ты, Рейневан. Радуйся, черт возьми. Пей, давай чекнемся. И говори, что тебя гложет, студент.

Рейневан рассказал, что его гложет.

— Инквизиция похитила у тебя девку? — нахмурил брови князь. — Гжегож Гейнче опустился до хищения? Не могу поверить. Если б епископ Конрад, тот ни перед чем не останавливается… Но Грегориус? Наш дружбан из Каролинума? Хм, времена меняются, люди тоже. Слушай, брат, ты же меня поддержал, помог принять решение. Вот и я тебе помогу. У меня есть источники информации, есть свои люди, удивился бы епископ, если бы знал, насколько близки ему, удивился бы и Гейнче. Ютта де Апольда, говоришь? Прикажу, чтобы навострили уши на это имя. В конце концов, кто-то на след выйдет, все-таки надолго ничего нельзя спрятать, правильно говорит пословица: quicquid nix celat, solit calor omne revelat. [всё спрятанное снегом откроет солнечное тепло. — Примеч. автора.]

— Святая правда, — подтвердил, странно улыбаясь, Бедржих из Стражницы.