Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Анна Дашевская

Проблема выбора

ПРОЛОГ

Госпожа Редфилд сидела в удобном кресле, пила чай и молчала. Сказать ей было решительно нечего, поскольку в присутствии монаршей особы употреблять обсценную лексику не рекомендуется, а другие слова на язык не шли.

В соседнем кресле точно так же помалкивал начальник дворцовой охраны короля Луи XI. Вообще-то Грунгаху было легче, он мог пробормотать под нос что-нибудь неразборчивое на родном языке, поскольку его величество орочьего не знал. Ну не знал настолько, чтобы разобрать ругательства.

Король дошел до центрального окна кабинета, выглянул в него, постучал пальцами по стеклу и резко повернулся.

— Итак, господа, мне нужна ваша помощь.

— Ваше величество, я простой охранник… — начал было Грунгах, но договорить ему не дали.

— Смею думать, что даже лакеев в этом дворце простыми не назовешь, — сказал король с любезной улыбкой. — А уж главу моей личной охраны тем более.

— То есть отказаться от этой высокой чести мы не можем? — спросила Лавиния.

Его величество покачал головой.

— Простите, баронесса, но вопрос одновременно чрезвычайно деликатный, неприятный для меня и требующий особой… я бы сказал, проницательности. Вы и эрхэм — те, кому я доверяю безоговорочно, вы оба способны выдавать нестандартные решения… — Тут восхваляемые переглянулись, и в глазах их появилась тоска. — Вы однажды спасли мне жизнь, так вот, я сравню решение этой проблемы с повторением того… поступка.

— Хорошо, — решилась наконец госпожа Редфилд. — Деваться нам некуда, ваше величество, поэтому рассказывайте подробности.

— Подробности… — Луи вздохнул и потер затылок. — Государственный совет требует, чтобы я женился. Королева погибла пять лет назад, наследник есть, и я считал, что меня оставят в покое. Но вот нет…

— Некоторым очень плохо, когда другим хорошо, — пробормотал Грунгах.

Его повелитель только махнул рукой и продолжил:

— Поскольку Шарлотта-Луиза была принцессой из Дойчланда, теперь наши старцы считают, что я должен взять в жены дочь одного из наших, галльских аристократов.

— Ага, и, разумеется, каждый старец рассчитывает пропихнуть свою внучку или племянницу, — прокомментировала Лавиния. — И все же, ваше величество, почему не старшая статс-дама или кто-то из службы мажордома? Почему мы? Я маг-боевик, следователь, мое дело — не трепетные девицы, а темные маги!

— Скажи уж честно, что трепетных девиц ты просто опасаешься, — пробормотал орк.

— Скажу, — кивнула она. — Опасаюсь. Потому что не очень знаю, чего от них ждать в следующую минуту.

Король пристукнул ладонью по столу.

— Я вам обоим абсолютно доверяю. Ни один из вас не сделает попытки провести выгодную ему кандидатуру на роль королевы. Вы спасли мне жизнь. Довольно ли этих причин?

— Да, ваше величество! — хором ответили осчастливленные.

— Тогда вот вам список тех, кого нужно проверить. — На стол перед каждым лег лист бумаги. — Вот открытое письмо о полном содействии и вперед! Мне есть чем заняться помимо обсуждения женитьбы!


Оказавшись за дверью королевского кабинета, Грунтах и госпожа Редфилд переглянулись, покосились на королевского секретаря господина Форарльберга, вроде бы полностью погруженного в бумаги, и орк предложил:

— Пойдем ко мне, обсудим это все.


Кабинета как такового у начальника королевской охраны не было, да и не сидел он обычно на месте, деля время между казармой, тренировочной площадкой и теми пунктами, где оказывался его величество: от большого бального зала до дома очередной метрессы. Поэтому отправились они в жилые апартаменты Грунгаха, где и расположились в гостиной. Лавиния развернула письмо, прочла его и непочтительно присвистнула:

— Вот уже второй раз король дает мне такой открытый лист! Я еще в прошлый раз думала, что мое криминальное воображение совершенно не развито, а то можно было бы так развернуться…

— Дай взглянуть. — Грунгах отобрал у нее документ и прочел:

«Госпожа Лавиния Редфилд является полномочным исполнителем Нашей воли в королевстве Галлия, а равно на его зарубежных территориях. Любое противодействие требованиям или просьбам указанной госпожи Редфилд Мы будем считать преступлением против королевской власти и карать по всей строгости закона.

Луи XI, король Галлии».

— У тебя такое же? — спросила магичка, разворачивая свиток. — Да, слово в слово. Ну что же, давай глянем список…

Перечень гипотетических невест состоял из десяти имен, около каждого рукой Форарльберга были сделаны пометки типа «постоянно проживает в поместье» или «учится в коллеже Сорбонны».

— Шесть в поместьях, две студентки, две светских дамы, — подвел итог орк. — Твои предложения?

— Предложения… — задумчиво повторила Лавиния. — Нам вроде никаких точных сроков не ставили, так? Сегодня третье июня, последний экзамен я должна принять шестого, после чего проведу собрание факультета и могу быть свободна.

— Ну и?.. — не понял ее Грунгах.

— И проеду по этим поместьям, познакомлюсь с девицами и погляжу, кто из них и почему нам не подходит.

— Долго получится, — с сомнением покачал головой орк.

— Ничего не долго! С таким открытым листом я могу пользоваться стационарными порталами до любого ближайшего городка, там брать у мэра экипаж и добираться до поместья. Двух дней общения с девицей и ее родителями — более чем достаточно, можно отправляться дальше.

— Они тебя съедят.

— Подавятся. Тем более что я не собираюсь никому раскрывать цель визита. Да и вообще могу приезжать не под своим именем, а прикрыться маской. — Увлеченная идеей, госпожа Редфилд встала и прошлась по комнате. — Только надо заранее знать, на какой козе к кому подъезжать, так что ты, пока я буду возиться со студентами, добудешь мне подробные досье по каждой семье.

— Магические не смогу.

— И не надо, их я возьму в магбезопасности. Обычные — краткая история рода, кто чем отличился, кто на чем попадался, есть или нет магические способности. Уверена, на любого галлийского аристократа можно нарыть две бочки грязи, вопрос только в том, какого она будет цвета.

— Ладно, принято. Одна поедешь? — Грунгах подлил гостье травяного чая и поставил перед ней вазочку со степным медом.

— Мм… знаешь ты мои слабости, — простонала она, отправляя ложку меда в рот. — Нет, думаю, возьму с собой пару студентов. Вот кто лучше всех сдаст экзамен, тех и возьму. Что ж, пора мне. Спасибо за мед… и помни, с тебя причитается за то, что ты втянул меня в эту историю!

— Какой экзамен-то? — крикнул он Лавинии вслед, и уже из-за закрывающейся двери услышал ответ:

— Правовое обеспечение расследования магических преступлений!

ГЛАВА 1

— Н-ну? — поинтересовалась я, попинав ногой колеса того, что мэр города Шана-ла Мутер гордо именовал экипажем. — Кто готов поуправлять этим… транспортным средством?

Мои ученики переглянулись, и высокий блондин пожал плечами.

— Давайте я попробую.

— Хорошо, Траси, приступайте к изучению агрегата. А вы, Дюнуа, порепетируйте роль студентки-ботаника. Текст помните?

— Да, профессор. — Скромная Валери Дюнуа позволила себе каплю ехидства. — Что-то мне подсказывает, что первой из роли выйдете вы, профессор.

В ответ я только рассмеялась.

Изучив список невест, я отложила в сторону досье на тех, кто живет в своих поместьях с родителями. Начну с них, а Грунгах пока понаблюдает за теми четырьмя девушками, что находятся в Лютеции.

Недолго думая я решила придерживаться географически-алфавитного принципа, то есть начать с первой по алфавиту фамилии и двигаться далее. В конце концов, в любом более или менее заметном городе Галлии есть стационарный портал, а у меня — и я похлопала себя по карману — есть открытое письмо от его величества, позволяющее не то что экипаж у мэра забрать, а даже из дома его выгнать и самой там поселиться.

По результатам экзамена у четвертого курса лучшими вполне ожидаемо были Анри де Бюссон де Буа-Траси, младший сын заместителя главы казначейства его величества, и Валери Дюнуа, девушка, выросшая в приюте Святого Сердца. В самом начале их обучения я сознательно столкнула лбами этих двоих для того, чтобы молодой человек перестал пыжиться, а девушка — дичиться.

Могу сказать, что это мне удалось.

Первой в списке гипотетических невест значилась Мари-Адельфина л'Этан Сарсена, дочь барона, проживающая с семьей в окрестностях Клермон-Ферран. Ну что ж, в Оверни — лесной заповедник, почему бы нам не представиться проверяющими из королевского лесного бюро? Обсудим с бароном, которому, между прочим, принадлежат окрестные земли на много квадратных километров, лесопользование, выборочные рубки, обновление старых насаждений и прочие подробности.

Шана-ла Мутер, город с населением в три тысячи жителей, оказался ближайшим к шато Сарсена, где был стационарный портал. Изучив то, что мэр города мог предоставить мне в качестве транспорта, я уже было пригорюнилась, поскольку выбор был между странного вида фаэтоном, запряженным парой меланхоличных одров, и тем самым экипажем, на который с большим сомнением взирал сейчас Анри.