Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Фыркнув, я пришла к выводу, что это как раз тот случай, когда лучше жевать, чем говорить, и сосредоточила все свое внимание на остывшем завтраке. И о чудо! Мое решение приняли и одобрили! Меня никто не беспокоил и не отвлекал целых… пять минут.

— Дашка, ты влюбилась. Нравится тебе или нет, но это факт. И Глун к тебе неровно дышит. Даже слишком неровно для человека его статуса.

Слова насчет статуса я пропустила мимо ушей, а за все остальное Дорс получил тычок локтем в бок. Но этот намек парень, конечно, проигнорировал. Более того — рассмеялся и продолжил:

— Детка, не отпирайся: ты — втюрилась! Причем не вчера. Ну и потом, ты с такой прытью бегаешь к нему на свидания…

— Занятия! — перебила я. Получилось чуть громче, чем хотелось, но за общим гомоном никто, кроме собеседника, не расслышал. — Я на занятия к нему… и не бегаю, а хожу.

— Ага-ага. Но если это занятия, то почему ты держишь их в секрете?

Я подарила Дорсу недоуменный взгляд, а потом сообразила — он намекает на наши с Глуном воскресные встречи. Про них я действительно никому не сказала, но ушлый водник нас с деканом подловил.

— Никаких секретов, — пробормотала я. — Просто на тот момент мы считали Глуна врагом, и я была убеждена, что вы с Кастом не одобрите. А мне учиться нужно, понимаешь? Без магии я пропаду.

В изумрудных глазах появилось снисхождение. Оно было до того красноречивым, что захотелось схватить кружку с чаем и вылить кое-кому на голову. Но я, разумеется, сдержалась. Сказала не терпящим возражений тоном:

— Тема закрыта.

— Ладно, — согласился король факультета Воды. — Но как они с моей матерью познакомились, все-таки узнай. А то помру от любопытства.

Я мысленно взвыла и кивнула, хотя выяснять вообще-то не собиралась. Да, мне тоже интересно, но, блин! Я, конечно, попробую выведать, если случай представится, но нарочно с этим вопросом не полезу. К кому угодно, только не к Эмилю!

— Что-то не так? — вновь подал голос Дорс.

Поморщившись, я отрицательно качнула головой. Рассказывать о своей вчерашней выходке, которая, безусловно, исчерпала лимит терпения куратора и декана, я не собиралась.

— Ну вот и прекрасно, — заключил «синий». Чтобы через миг вновь наклониться и, чмокнув в щеку, шепнуть: — Кстати, спасибо, что прикрыла.

— Не за что, — хмуро отмахнулась я и наконец вернулась к завтраку.


Смешно сказать, но слова Дорса задели.

Как он там выразился? Глаза у меня при появлении Глуна загораются, да?

Не может такого быть! Вот просто не может, и все! Потому что я в отличие от подавляющего большинства сокурсниц никаких особых симпатий к ядовитому аристократу не питаю!

Не спорю, наш декан очень даже хорош — эти его синие-синие очи, черные, блестящие, словно шелк, волосы, правильные черты лица и более чем сносное тело, но…

Черт. Кого я обманываю?

Да, нравится. Чуть-чуть, на полноготка! И даже когда считала его врагом — нравился. Но совсем не потому, что сильный-красивый и вообще «ах»! Мою симпатию он заработал на первом дополнительном занятии, когда отнесся к студентке-иномирянке не как обычно, а по-человечески.

Все остальные положительные поступки Глуна тоже мимо меня не прошли, но именно то занятие посеяло зерна интереса.

Ну и… да! Да, сны тоже свою роль сыграли! Но сны — не повод, всего лишь дополнение! Маленькое и… Черт. Опять вру. Причем самому близкому человеку — самой себе. А это совсем неправильно и даже опасно.

Но ведь влюбленность в Эмиля фон Глуна еще опаснее. Или нет? Или все совсем не так?

Поглощенная этими мыслями, я вошла в лекционную аудиторию, села на привычное место, достала тетрадь, учебник и ручку. Когда в аудитории появилась профессор Милин, я сумела-таки задвинуть неуместные размышления подальше и сосредоточиться на предмете.

Вот только примерно в середине занятия поймала себя на том, что конспектирую совершенно бездумно, через слово, и в тетради… нет, там не физика Огня, там чушь полная! А на моем лице глупейшая из улыбок.

Причина? Все тот же эпизод в столовой и убийственный взгляд синих глаз, посвященный нашему с Дорсом междусобойчику. И очень четкое понимание если это не ревность, то я — королева галактики.

Да, черт возьми! Эмиль фон Глун ревновал! Причем сильно и не в первый раз! И нужно быть полной дурой, чтобы не понять — наш новый декан действительно на меня запал. А при таком раскладе признать собственные чувства гораздо проще, и…

Мне пришлось наклонить голову, а после и вовсе закрыть рот ладонью — это был единственный способ спрятать шальную, совершенно неприличную улыбку, которая с моего лица уходить ни за что не хотела.

Проще прыгнуть с Останкинской башни, чем признать, но да! И это не «полноготка». Эмиль очень сильно мне нравится. Очень-очень.

Вот только это мазохизм чистой воды, потому что характер у Глуна — сволочней не придумаешь. А еще он откровенно надо мной измывался, а подобное только законченная идиотка простить может. Но я не имею права и дальше заниматься самообманом, так что признаю. Он мне нравится! И гораздо больше, чем мне бы того хотелось.

Из круговорота мыслей вырвал шепот Кэсси.

— Даша, что с тобой? Тебе нехорошо?

Я активно замотала головой, давая понять — нет, все в порядке. И тут же нарвалась на внимание профессора Милин.

— Дарья, какие-то проблемы? — отлично поставленным голосом вопросила старушенция.

Я снова замотала головой, а преподавательница вздернула подбородок, сказала строго:

— В таком случае будьте добры не отвлекаться!

Пришлось подчиниться.

Только сосредоточиться на занятии все равно не удалось, единственное, что я смогла, — создать видимость внимания. Но это полбеды! Куда страшнее то, что попытка убедить себя в необходимости задвинуть подальше симпатию к Эмилю фон Глуну провалилась с оглушительным треском.

Рисуя формулы и пытаясь вести злосчастный конспект, я молчаливо, но яростно убеждала себя в том, что сейчас не время для любви и прочих глупостей. Сначала нужно выбраться из конфедерации и дорастить свою магическую силу до уровня, при котором можно открывать порталы между мирами. А уже потом решать — поддаваться искушению или нет.

Разум с этой позицией соглашался, а вот душа неожиданно взбунтовалась. Ей хотелось если не любви, то хотя бы игры. Словно в моей жизни и без этого проблем недостаточно.

В общем, полный раздрай и неразбериха. И безумное, совершенно нелепое желание снова и срочно увидеть господина декана — словно эта встреча способна снять внутренние противоречия и расставить все точки над «ё».


Остаток учебного дня прошел вполне сносно — меня никто не трогал, никто не задевал. Даже утренний акт дезертирства за столик Дорса сошел мне с рук. Отдельной приятностью стало то, что я оказалась единственной огневичкой, которую не пытались прижать очень злые в результате утренней диверсии водники.

Впрочем, ложка дегтя в этой бочке меда тоже имелась — на меня снова начали коситься. Но причиной тому не разногласия между факультетами, а вчерашнее выступление Селены.

Саму воздушницу я видела и за завтраком, и за обедом, но оба раза делала вид, будто девицы с кукольным личиком и змеиным характером попросту не существует.

Однако закон подлости, который на Поларе срабатывает определенно чаще, нежели на Земле, подготовил мне новую встречу с ядовитой магичкой. И состоялась она, увы, не за ужином, а чуточку раньше.

Едва отгремел звонок, означавший завершение последней пары, я подхватила сумку и отправилась… нет, не в общагу, в лазарет. Зяба еще вчера объяснил, как туда дойти, так что трудностей с маршрутом не возникло.

Шагая по коридорам Академии Стихий, я размышляла о том, стоит ли наградить рыжего-бесстыжего затрещиной за то, что он устроил во владениях Дорса, или же, наоборот, похвалить — как ни крути, а зрелище было достойным. Но когда добралась до нужного крыла и очутилась в больничном коридоре, стало ясно — не о том беспокоюсь.

У стола, который явно выполнял функцию ресепшна и за которым разместилась женщина, определенная мною как медсестра, стояла девушка в желтой мантии. Стояла и явно что-то выговаривала!

Селену я не боялась, но все равно внутренне поежилась — просто слишком неожиданной и не слишком приятной эта встреча была. Но тут же собралась, взяла себя в руки и тоже к «ресепшну» направилась.

Причины недовольства воздушницы так и остались загадкой — Селена замолчала раньше, чем я оказалась рядом, а выяснять желания не было. Единственное, что меня интересовало, так это номер палаты Каста.

— Они в девятой, — прежде чем я успела спросить вслух, сказала медсестра.

Я вежливо кивнула, тут же развернулась и отправилась искать нужную дверь.

За спиной послышалось шипение. После, судя по звуку, кто-то ногой топнул. Ну а когда я добралась до палаты и уже взялась за ручку, намереваясь открыть дверь, меня догнали и попытались оттолкнуть.

— Ты! — процедила шатенка злобно. — Ты!..

Я вспыхнула моментально. Это, разумеется, не смущение было — ярость!

Да что она себе позволяет? Какого дьявола с таким упорством ко мне лезет? Я же ее и пальцем не тронула! Даже не смотрю в ее сторону!