Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Уйди! — вновь зашипела воздушница, впиваясь ногтями в мою ладонь, которая по-прежнему на ручке двери лежала. — Сгинь, тварь!

Все. Достала!

Я шагнула к Селене и с громадным удовольствием вонзила каблук в ее ногу, и тоже зашипела, даже не намекая, а сообщая практически прямым текстом — сейчас вцеплюсь.

Магиня чуть слышно взвизгнула, но не отступила — толкнула меня, и сильно. Я же недолго думая пихнула ее в ответ.

Воздух вокруг нас искрился напряжением, в тишине больничного коридора слышалось дружное, предельно злое шипение. Обе, и она, и я, шипели не только от ярости, но и от боли — мой каблук по-прежнему давил на ее ногу, а ногти Селены все также впивались в сжимающую дверную ручку ладонь.

— Ты все равно труп! — выдала девица после паузы. — Не сегодня, так завтра за тобой придут, и тогда…

Выслушивать угрозы этой фурии я не желала — резко ударила воздушницу локтем и, когда та охнула от боли, оттолкнула в сторону. Тут же дернула дверь и стремительно вошла в палату. И застыла, невольно уронив челюсть.

До меня лишь сейчас дошло, что медсестра сказала «они», а не «он» — то есть Каста и Лерру в одной палате разместили, несмотря на разность полов. Но это ерунда! Картина, которая предстала моему взору, была куда более аховой и, в отличие от слов сестры, осознанию вообще не подлежала.

А узрела я следующее: больничная койка, на ней Каст, на Касте девица с огненными волосами в длинной белой сорочке. Вот только занималась парочка совсем не тем, о чем можно было подумать. Телохранительница сидела верхом на объекте охраны и… сжимала руками его горло!

— Сволочь! — Пробилось через пелену моего шока. — Скотина! Негодяй! Да я тебя собственными руками придушу!

А в ответ хохот! Причем настолько бодрый, что сразу ясно — уж чего, а помирать парень точно не собирается.

— Прыщ рыжий! — продолжала бесноваться Лерра. — Урод! Обрезок гхарнова хвоста!

Каст заржал опять, а Лерра, сообразив, что удушение не помогает, отпустила пижонское горло и впечатала кулак в его ребра. И в этот же момент застывшую на пороге меня толкнули, а в палату ворвалась Селена.

Мне пришлось закрыть рот ладонью, чтобы не рассмеяться в голос! Просто у меня-то шок уже прошел, да и попытка убийства Каста самые радостные чувства вызвала, а вот Селена…

Воздушница, увидав восседающую на короле огненного факультета девицу, откровенно позеленела. Спустя мгновение пространство прорезал исполненный возмущения визг:

— Что вы себе позволяете?!

И лишь теперь парочка недобитых огневиков соизволила заметить посетителей.

Дальше случилось то, чего лично я вообще не ожидала. Лерра с ловкостью акробатки соскочила с кровати и, мазнув взглядом по мне, впилась глазами в Селену.

— Ты кто такая? — прошипела телохранительница. — По какому праву врываешься без стука и приглашения?

Воздушница изумленно распахнула рот, а Лерра ка-ак рявкнет:

— Вон отсюда!

Селена, не иначе как инстинктивно, сделала шаг назад, но тут же опомнилась.

— Вы! — выпалила шатенка. — Да как вы сме…

— Вон! — рыкнула Лерра и стремительно направилась к двери.

Я разумно отскочила с траектории движения телохранительницы, а Селена не поняла. И отчаянно взвизгнула, когда девушка с огненными волосами ловким профессиональным движением вытолкнула ее в коридор.

— Да я… — начала было воздушница.

— Ушла! — взревела Лерра. — И чтобы больше я тебя тут не видела!

С этими словами телохранительница захлопнула дверь, шумно выдохнула и повернулась ко мне.

— Привет, — сказала она почти спокойно. Тут же кивнула на хрюкающего на кровати Каста и добавила самым страдальческим тоном: — Ты даже не представляешь, как он меня достал!

Все. Я не выдержала — закрыла лицо руками и расхохоталась.

— Не смешно! — возмутилась Лерра.

В голосе огневички прозвучали нотки неподдельной обиды, и я едва не сползла по стеночке. Блин! Она наваляла Касту! И Селена, бедняжка, под горячую руку попала! Боже, как все-таки интересно жить! И да, Лерра, безусловно, очаровательна!

Увы, насладиться моментом мне не дали. Не успела я отсмеяться, как Лерра ухватила за локоть и поволокла вглубь палаты. Помещение было просторным, рассчитанным человек на десять, так что уголок, в котором можно пошептаться, имелся.

Каст наш демарш точно видел, но вмешиваться не стал — он по-прежнему лежал на кровати и все так же похрюкивал от смеха.

— Что с нами произошло? — едва мы оказались в том самом условно-укромном уголке, выдохнула красноволосая. — Как так получилось, что меня вырубило? И что было дальше?

Та-ак… кажется, я начинаю понимать причины их с рыжим ссоры.

— А сама не помнишь? — спросила я. — Совсем-совсем?

Телохранительница резко погрустнела и отрицательно покачала головой.

Смеяться мне расхотелось. Просто я представляла ее состояние, но при этом понимала — я не имею права говорить. Всю правду рассказывать точно нельзя. Версия, которую озвучили студентам, Лерру не удовлетворит. А в каком виде эту ситуацию преподнесли Совету Магов, я понятия не имею.

И что делать?

К счастью, мычать и мяться не пришлось — послышался уверенный стук в дверь, а еще через миг на пороге возник лорд Глун, собственной аристократической персоной.

Пижон резко успокоился и сел, а мы с Леррой дружно уставились на декана факультета Огня и куратора первого курса по совместительству.

— Доброго вечера, — бросил Эмиль.

Он взглянул сперва на Каста, после на нас с Леррой и обратился именно к телохранительнице:

— Я очень рад, что вы очнулись. Нам необходимо кое-что обсудить.

С этими словами декан извлек из рукава мантии свернутый в трубочку листок и, прикрыв дверь в палату, направился в наш угол.

Лерра тут же приободрилась, зато я — наоборот. Мое сердце испуганно сжалось, в коленях появилась предельно неуместная слабость, и воздуха хватать перестало. Кто там недавно хотел увидеть фон Глуна? Так вот — получите, распишитесь, а в следующий раз желайте с умом! Ибо желаниям, как известно, свойственно сбываться.

К счастью, скрыть свою реакцию на появление лорда декана мне удалось. Еще я смогла изобразить беззаботную улыбку и благополучно улизнуть на другой конец помещения, к рыжему.

Мысленно убеждая себя в том, что мне совершенно плевать на Эмиля и тот факт, что он собирается о чем-то шептаться с этой удивительно красивой, родовитой и боевой девицей, присела на краешек Кастовой койки.

— Привет, — сказала я.

— Ну надо же, — не без ехидства протянул король нашего факультета. — Меня все-таки заметили.

Я с деланым удивлением заломила бровь, а парень столь же «искренне» фыркнул. И никак не среагировал на дистанцию, которую я выбрала. То есть он даже не попытался подсесть ближе и уж тем более водрузить свои лапищи на мою талию.

Этот момент заставил насторожиться — нетипичное поведение всегда пугает. Но загадка разрешилась практически сразу…

— Я тебя подвел, — даря натянутую улыбку, прошептал рыжий. — Прости.

Черт! Только этого не хватало!

— Не смей себя винить, — сказала я и, понимая, что приставать реально не будет, сама к нему придвинулась. — Ты не всесилен и предсказать, что именно…

— Кончай, — перебил Каст. Он посмурнел, но по-прежнему пытался улыбаться. — Вы с Леррой влипли из-за меня. Я должен был если не предотвратить, то позаботиться, а вместо этого пребывал в состоянии овоща.

Я не выдержала, поморщилась. Жутко захотелось обнять парня, чтобы хоть как-то поддержать, но я все-таки не решилась. Вместо этого протянула руку и ухватилась за кончик его длиннющей косы. Всегда мечтала это сделать, с самого первого дня.

— Ты не виноват, — предельно серьезным тоном повторила я. — И Дорс не виноват, что помочь не сумел. Просто Фиртон оказался хитрей и опытней.

— Да уж… — протянул пижон. — Да уж…

Некоторое время мы молчали и дружно таращились на Глуна с Леррой. Наш декан стоял с выражением каменного спокойствия на лице, а телохранительница, хмурясь, читала поданную Глуном бумагу. Закралось подозрение, что девушке предоставлен тот самый отчет, который отправился в Совет Магов. Ну а тот факт, что всей правды о нашем спасении ей не расскажут, был более чем очевиден.

— Как тебе новость про Глуна? — наклонившись к самому уху, шепнул Каст. И пояснил совсем тихо: — То, что он стихийник.

Я пожала плечами.

Как-как… Да никак! По мне, на фоне того, что Глун вообще не Глун, а шпион Норрийской империи, весть о его магических способностях — ерунда полная.

Но сказать об этом Касту я, конечно, не могла. Зато не постеснялась прояснить один мучивший меня вопрос:

— Ты всегда говорил, что Глун очень сильный, — напомнила рыжему я. — Но о том, что он способен управляться со всеми четырьмя стихиями, ты не знал?

— Нет. Не знал, — признался пижон.

Я недоуменно нахмурилась. Как так? Ведь если опасался, значит, что-то все-таки чувствовал. Или нет? Или я снова чего-то не понимаю?

А Каст словно мысли прочитал. Ухмыльнулся напряженно, пояснил:

— Я ощущал, что Глун очень силен, но о природе его силы не догадывался. Думал, он огневик с невероятным уровнем дара. Не больше.

— Ясно.