Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Анна Гурова

Колдун со Змеева моря

Автор сердечно благодарит Марию Васильевну Семенову за советы, поддержку и вдохновение.

Пролог

Через надмирные просторы медленно текла мерцающая река, которую смертные звали Дорогой Инея. Солнце, луна; звезды, имеющие имена и все прочие безымянные, коим нет числа, сиянием наполняли тьму. Огонь встречался в пустоте с ледяной влагой, порождая вихри и бури в черной, полыхающей бесчисленными искрами вечной бездне.

Шаман стоял на звездной дороге. Он уже задал вопрос и теперь ожидал, какая из звезд ответит ему.

Порыв ветра пронесся, заставив небесные искры замигать. Затем одно из светил приблизилось. Оно напоминало парящую в пустоте гору из синего льда и готово было поведать о прошлом.

Затем приблизилось второе светило — тусклое, туманное, подобное обезображенному бельмом глазу. Шаман вздрогнул, однако не отвел взгляда. Тому, кто хочет узреть будущее, надлежит смелость.

Третье светило было багрово-красным.

Несколько мгновений шаман смотрел на них, а они смотрели на него. Затем он протянул руку и свернул вселенную с углов, сгребая в кучу светила, ссыпая звездный песок. Наконец глубоко вздохнул, открывая глаза.

— Дальше плыть нельзя, — сказал он вслух. — Впереди гибель.

Обступившие его нурманы встретили предсказание разочарованными возгласами и бранью. Совсем другое они надеялись услышать от своего колдуна, когда позади долгий и трудный путь, а долгожданная цель совсем близка!

Короткая летняя ночь была на удивление теплой. Ярко сияли звезды, отражаясь в прозрачной воде. Казалось, скалистый островок среди озера, где остановился на ночёвку корабль, летит в ночном небе.

Арнгрим Везунчик, морской ярл [Исторические слова и выражения объясняются в словаре, расположенном в конце книги.], недовольно смотрел на предсказателя.

— Это тебе твои камни сказали, финн?

Шаман кивнул и показал ему на ладони три голыша: синеватый, темно-красный и серый.

— Позади нас — чьи-то злые чары, — сказал он, заворачивая гадательные камни в особый кусок кожи, означавший три мира и три времени, и убирая сверток в поясную сумку. — Впереди — кровавая битва и смерть всем.

Голыши лишь на первый взгляд казались обычными камнями. Это были младшие родичи священных сейдов, испокон века хранивших его народ. И на самом деле они сказали ему иное: сперва смерть, а кровавая битва уже потом. Но как такое могло быть? Колдун решил, что где-то ошибся, а потому просто повторил:

— Надо убираться отсюда. Может, еще не поздно…

— Куда я тебе ночью корабль поведу? — рявкнул кормщик. — Чтобы в темноте о скалы разбить? И днем-то еле прошли, повсюду из воды зубы троллей торчат!

— Никуда мы сейчас не пойдем, — перебил Арнгрим. — Будь ты неладен, колдун! Тебе что смотреть велели? Где водяной дракон? Где его логово, набитое золотом?!

Шаман поднял на него взгляд узких светлых глаз. Он был из племени саами, называвшего своих колдунов нойдами. Невысокий, безбородый, с длинными косами, он казался маленьким и беззащитным среди грозных воинов. Но ему будто и дела до них не было. Нойду сейчас тревожило лишь то, что поведали сейды.

— Я не видел никакого дракона, — устало ответил он, вызвав новый шквал проклятий на свою голову.

— Вы его слышали? Не видел! А еще хвалят похъельских чародеев, дескать, лучше их на свете нет…

— Надо было нанять скальда, как все. Почему с нами не пошел белобрысый, как его — Вархо? Ну тот! От оружия заговорённый!

— Так сбежал накануне похода. Видно, почуял что-то…

— А ты чего не сбежал, финн? — раздался насмешливый вопрос. — Наверняка твой приятель тебя с собой звал?

Нойда пожал плечами.

— Я от судьбы не бегаю.

Арнгрим Везунчик глядел на невозмутимого колдуна, испытывая большое желание швырнуть его в озеро. Если уж по правде, поход и в самом деле не задался с самого начала. На злом море Ниен угодили в бурю. С трудом вошли в защищенный от ветра Железный проран… и тем же вечером потеряли двоих. Парни подстрелили большую незнакомую птицу, следившую за ними с высокого утеса, пошли искать добычу — и не вернулись. Арнгрим потратил на поиски целый день, обшарил все окрестные скалы — ни птицы, ни собратьев. Что делать, поплыли дальше. Вечером высадились на этом острове, уставшие и подавленные. Теперь молодой ярл ругал себя за то, что решил подбодрить своих людей, устроив гадание. Подбодрил, называется…

— Послушай, Арнгрим, — сказал нойда, вставая на ноги. — Я защитил владения твоего отца от драугов и кое-что смыслю в ворожбе. Если малые сейды не показали дракона — значит, не дракон ваша беда. Все три камня указывают на близкую смерть, я такого прежде не видел…

— Откуда она придет?

— Сейды не сказали.

Арнгрим только плюнул.

— Да что ж ты за гадатель паршивый!

В любом случае, сейчас оставалось только устраиваться на ночлег, чем нурманы и занялись. Вскоре все, кроме дозорных, уже спали, намаявшись после долгого и тяжелого дня.

Звездные тропы сияли, медленно сдвигаясь в густо-синем небе. По одной из них этой ночью к Арнгриму пришла богиня.

Она явилась ему то ли во сне, то ли наяву — он сам не понял, да это и не имело значения. При виде прекрасной синеглазой женщины, что в призрачном сиянии подошла к берегу прямо по воде и остановилась, не касаясь ступнями земли, молодой ярл вскочил с ложа и преклонил колено.

— Славься, пресветлая Ран, хозяйка морских палат! Я видел тебя однажды, когда тонул с кораблем в заливе Чудовищ. И совсем недавно ты почтила меня явлением у карелов, в облике колдуньи. Тот, кто раз увидел тебя, не забудет вовек!

Богиня усмехнулась.

— Что ж, Ран, так Ран… Называй меня так. Завтра твой поход закончится, ярл Арнгрим. Тебя и твоих людей ждет великая награда. О гибели не думайте, пока я с вами. Когда придет срок этого мира, вы сядете на весла моего корабля…

— Великая честь, Мать Бури!

Арнгрим запнулся.

— Что еще?

— У нас тут колдун, саамский нойда. Взяли его с собой, а то наш скальд сбежал… Так вот, он спрашивал своих богов, и те напророчили нам скорую смерть…

Синие глаза полыхнули, и богиня начала расплываться в воздухе.

— Что? Вздумал изменить мне? Обратился за помощью к похъельским богам?

— Нет! — Арнгрим вскочил на ноги. — Прошу, не покидай меня!

Прекрасный облик неудержимо таял, расплываясь над жемчужной водой предутренним туманом.

— Как мне искупить вину?!

— Подумай…

Арнгрим открыл глаза и проснулся. Уже начинало светать. Молодой ярл вскочил на ноги. Ночной разговор с грозной синеглазой Ран в полной мере подарил ему тот душевный подъем, которого нурманам так не хватало вчера. Остался всего день — и они достигнут цели! Убьют дракона, заберут сокровища, и самое главное — обретут милость богини.

Но прежде надо было исправить ошибку, чуть не погубившую все дело. К счастью, милосердная Ран указала путь. Не колеблясь, Арнгрим взял секиру и подошел к тому месту, где спал нойда. Первым ударом разнес в клочья его шаманский бубен…

Дети Змея

Глава 1. Черный островняк

— Вот он, Железный Проран! — проводник-карел взмахнул рукой, указывая в сторону тянувшихся по левому борту высокого берега. — А там и великанша вдалеке маячит… Правь влево!

Над студеной серой водой моря Нево еле-еле выступали плоские, красноватые, будто окровавленные, скалистые мели — луды. Над одними с криками вились чайки, другие были почти незаметны. Если бы не карелы, отлично знавшие здешние воды, новгородцы не сумели бы зайти так далеко.

Кормщик повернул рулевое весло, направляя лодью к берегу. Корабль осторожно пробирался среди чуть заметных среди волн каменных ловушек. Качка ослабла, грозные воды Нево поутихли. За нагромождением голых валунов, испещренных белым птичьим пометом, один за другим начали вырастать острова, покрытые лесом. Сосны цеплялись за каменные россыпи корнями, словно скрюченными пальцами, стараясь удержаться на кручах. Утесы поднимались все выше. Едва заметная расселина, на которую указывал карел, вблизи оказалась узким извилистым заливом между двух отвесных скал, уходившим куда-то в глубь горы. Казалось, в незапамятные времена великан разрубил гору пополам, и огромную трещину залило море.

Наконец бурный, ветренный простор Нево остался позади. Новгородская лодья вошла в Железный Проран, похожий на затопленное горное ущелье, и медленно поползла вперед, подгоняемая слабым ветерком. После грохота прибоя здесь было пугающе тихо. Когда рядом плеснула хвостом рыба, все аж вздрогнули — а среди скал пошло гулять долгое причудливое эхо.

Кормщик, немолодой словенин Богша, поглядывал по сторонам и хмурился. Не приведи боги, что случится — и где тут пристать? Сплошная каменная стена! Даже выбраться на сушу не получится…

— И зачем мы только сюда забрались, — ворчал он. — По пути едва не потонули, теперь здесь еще не хватало днище пропороть…Проклятое место!

— Дальше по правую руку должна быть рыбачья заводь, там можно встать на ночевку, — отозвался проводник, рыжеватый карел по имени Кевит: — А так-то ты прав, почтенный — в Черном островняке добрым людям делать нечего. Здесь и раньше-то было нечисто. А уж теперь…