Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Анна Котляревская

После эпилога

Посвящается

Моей дорогой подруге, Ане. Спасибо, что подарила своё сердце этой истории. Каждая строчка наполнена жизнью благодаря тебе.

Написано с надеждой и любовью для всех, кто открыл эту книгу.

Частично основано на реальных событиях. Самые красивые и честные персонажи совсем не выдуманы. Они среди нас.

Плейлист к книге в Spotify под названием «После эпилога». Визуализация героев в инстаграме и тик токе автора — @annakotlyarevskawriter.

Пролог

С каждым человеком в жизни случится история, по которой можно будет писать книгу.

— Э. Уайт


Двери поезда захлопываются за моей спиной, и я вздыхаю. Щеки пылают, сердце стучит, под ресницами что-то предательски мокнет. Резкий толчок и неразборчивый голос машиниста оповещает об отправке Интерсити «Киев-Одесса». Ну вот, я еду домой. И это всё ещё звучит как приговор. Досрочный эпилог моей и без того мало увлекательной истории…

Толкаю чемодан к следующей двери, чтобы покинуть тамбур и войти в вагон. До дома пять часов пути, так что пострадать ещё успею. Где-то примерно первую треть дороги буду рыдать из-за своих неудач, вторую треть — от адских болей в пояснице, ну и под конец, если повезёт, вырублюсь, размазывая сопли по окну. Да уж, спасибо судьбе, за столь паршивый финал.

Захожу в вагон, оставляя чемодан в специальном отсеке. Бреду как в тумане между креслами, установленными в ряд. Да, ехать сидя, поэтому-то моя поясница и в предвкушении. Останавливаюсь возле ряда с тремя креслами, в котором есть мой номер. Вот же паскудство, и даже место не возле окна! А ведь за окном так красиво падает первый снег…

Чёрт.

Сажусь в кресло возле самого прохода. Жмурю глаза, чтобы не плакать. Подумаешь… место возле прохода. У меня вся жизнь возле прохода

Кручу головой, впиваясь зубами в свою улыбку. Что-то на истерическом. Стягиваю шарф и пальто. Здесь слишком душно, или… это собственные чувства душат меня. Второе, скорее всего. Достаю из маленького рюкзака бутылку воды и жадно пью. Немного прихожу в себя физически, но психологически — тревожность уже запустила процесс прокрутки последнего года моей жизни.

Я бы назвала его так — сто пятьсот попыток найти себя. И да, с успехом провалено. Год назад казалось, что у меня есть всё — молодость, амбиции, поддержка близких, новые возможности… Всё для того, чтобы построить счастливую жизнь. Так я и уехала в эту самую новую жизнь — из маленького невзрачного городка Подольска в большую и перспективную столицу. Не то, чтобы в погоне за мечтой… Скорее, за её поиском. Найти себя. Своё место. Может даже, своего человека…

И, собственно, нет. Не нашла. Поэтому и сбежала, потому что чертовски устала. Искать. Всё, чего хочется сейчас — это оказаться в месте, в котором я никому ничего не буду должна. Хочется больше не лгать себе. Хочется больше не испытывать это долбанное чувство разочарования. Что хуже, от себя самой же. Ведь, вздыхаю, это же со мной что-то не так? Иначе почему не получилось… Почему, где бы и с кем бы я не была, я так и не смогла найти своё?

Глупо. Как-то глупо звучит.

Как есть.

И вот теперь, с чемоданом неудач — карьерных и любовных, домой. К родителям, которые никогда не осудят. Отдышаться и… чёрт побери, без понятия, что дальше. Пока снег падает, еще терпимо. Но стоит ему растаять и я прекрасно знаю, что будет… все душевные трещины оголятся. Вот чего я страшусь больше всего — что однажды бежать уже будет некуда.

Громкий храп дедули на соседнем кресле заставляет меня подпрыгнуть на месте. Господи! Я выдыхаю, прикладывая ладонь ко лбу. Эта жизнь меня доконает! И словно в подтверждение этому — храп становится ещё громче. Боже, ну за что? Конечно, вежливость не позволит мне разбудить этого человека, поэтому я поднимаюсь, прихватив лишь рюкзак, и решаюсь пройтись в бар-вагон, чтобы купить себе кофе.

Иду, придерживаясь за спинки высоких кресел. Выхожу в тамбур и захожу в следующий вагон. Как вдруг мой телефон оповещает о входящем сообщении. Скорее всего, это мама. Я останавливаюсь, потому что предполагаю, что связь скоро пропадёт. Достаю телефон.

«Милая, ты уже в пути? Все хорошо? Мы так рады с папой, что сможем отметить праздники все вместе! Ответь как появится связь»

Конечно, отметим. Я лично подниму бокал игристого за год-фиаско. Конечно, родные скажут, что в моём возрасте всё только начинается. Но десятки друзей и знакомых, успевших открыть супер-бизнесы, жениться-развестись, родить по двое детей и завести того злосчастного лабрадора, поспорили бы с этим. А что успела я к двадцати пяти? Ебануть каре! По-другому, и не скажешь. Так что…

«Все отлично, мам, еду. Я тоже очень рада!»

Блокирую телефон и прячу в рюкзак. Стараюсь успокоиться, напоминая себе, что я приняла единственно возможное решение. Я бы больше не выдержала смотреть на весь этот успешный успех в столице. Мне и вправду нужна передышка. Самая скучная и бесполезная. Пускай так… Я смирилась с мыслью, что на мне судьба решила, по-видимому, передохнуть и сильно не запаривалась, когда прописывала динамику в сюжете.

Я застегиваю молнию на рюкзаке, как вдруг поезд входит в крутой поворот. И, кто знает, возможно, уже в следующую секунду, вопреки всем моим убеждениям, он станет крутым поворотом моей жизни, потому что…

…мне не удаётся устоять на месте, тело заносит и я падаю на ближайшее кресло с писком и паникой. В голове худший сценарий — опозорюсь, что-то сломаю себе, ненароком кого-то убью рюкзаком. Но весь этот сценарий вместе с писком разбивается вдребезги, стоит мне приземлится в крепкие объятия.

Моя голова всё же успевает удариться об подлокотник, потому что на соседнем кресле никого нет. Это вагон первого класса с повышенным комфортом, и здесь в ряду лишь два места. Одно из них занято моим спасителем. Голова кружится от шока, удара и неловкости… И когда незнакомый мужчина нависает надо мной, мой всё ещё слегка расфокусированный взгляд сталкивается с глазами цвета леса… насыщенно темно-зелеными, с отблесками от проносящихся фонарей за окном. Словно ель в новогоднюю ночь. Такой уютный, сказочный и… даже успокаивающий цвет.

Возможно, мой любимый. А я и не знала…

Глава 1

Анна

Глаза незнакомца уставились на меня, не моргая. Между бровями пролегла весьма глубокая морщина, придающая его лицу ощущения взволнованности. Но густые черные брови всё же немного приподняты — удивлены? Или недовольны? Хочется встряхнуть головой, чтобы собраться с мыслями, но удаётся лишь моргнуть. И от шока кажется, что моргала я как в тех турецких сериалах, на минуту хронометража как минимум. От этой мысли я улыбаюсь, слишком поздно осознав, что выглядит это, пожалуй, странно.

— Девушка, вы в порядке? Сильно ударились? — глубокий голос с легкими восточными нотками на окончаниях гласных заставляет мой взгляд сфокусироваться на губах незнакомца.

Густая черная борода, в цвет его волосам, прячет его уста. И я, наверное, сильно ударилась головой, потому что это вдруг кажется очень манящим. Сглатываю, не до конца осознавая, что происходит. Нет, передо мной определенно привлекательный мужчина. Лет тридцати пяти или чуть больше, и с не очень, но всё же явными восточными корнями. Красивое сочетание. Манящее.

Боже, Аня, тебя манит мужчина? Ну, наконец-то!

Последний год моей жизни уже даже волновать меня начал. Думала, раз меня перестали привлекать мужчины, неужели лесбиянкой стала? Не смейтесь, но я даже лесбийское порно включала! Ну, так… чтобы проверить! И в общем не знаю… то ли актрисы никудышные были, то ли… нет, я всё же не лесбиянка! Смотрю на этого незнакомца и понимаю, что точно не лесбиянка!

Боже…

Я снова заулыбалась. Почему я продолжаю это делать?? На радостях видимо…

— Добрый вечер, — голос проводницы, подбежавшей к нам, влетает в пространство между нами как пощечина. Для меня. — Что произошло? Вызвать медработника?

И в этот момент я понимаю, что все ближайшие ряды уставились на нас. О, нет. Не то чтобы я люблю быть в центре внимания. Еще и мои длинные ноги загородили проход, от чего несколько человек столпились. Да уж, спасибо или нет природе за них, я пока не определилась… плюс это мой или минус — под настроение.

Я пытаюсь резко встать, чтобы наконец-то оказаться в менее неловком положении. Но в меня вцепились. Наши взгляды с незнакомцем снова сталкиваются. И, мне кажется, я его почти умоляю отпустить меня, потому что у меня острая необходимость — выдохнуть.

— Был поставлен вопрос, — напоминает он.

Что? Ого. То есть…

— Извините, я дико извиняюсь, — тараторю в ответ, заставляя мозг проигнорировать его слегка грубое заявление. Всё же это я свалилась на него. — Всё в норме, правда.

И, мне кажется, впервые за последнюю минуту он моргает. Выпускает воздух через нос с хриплым шумом и помогает мне подняться. Я наконец-то отпускаю его пальто, в которое от испуга вцепилась мёртвой хваткой. Чувствую, что от напряжения руки вспотели. Боже, я близка к тому, чтобы сгореть со стыда.

— На повороте занесло, — объясняю проводнице. — Медработника точно не нужно, — уверяю.