Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Анна Мичи

Сила Истинной Крови

Глава 1

Камень под моей рукой поддавался медленно, неохотно. Древние, построенные ещё при ноллийских королях стены словно имели свою волю, сопротивляясь даже мне, потомку тех, кто их строил.

Я стиснула зубы, вливая силу. Слишком медленно, слишком поздно… Отец с матерью удалились уже с четверть часа назад. Пока я заставлю эти гисовы камни расступиться, они успеют обсудить всё, что хотели, и я ничего не услышу.

А мне просто жизненно необходимо знать, о чём они будут говорить. Уверена — о Гардах. И уверена — это имеет прямое отношение ко всем нам. Или даже ко мне конкретно. Уж слишком бледное было лицо у матери, и слишком виноватым — брошенный на меня мельком взгляд отца.

Неужели Гард узнал…

По коже скользнул холодок страха, тяжёлой ледяной змеёй свился в кишках. О-о, если он узнал и теперь требует мою жизнь в обмен на заключение договора… Страшно представить, что он тогда сделает со мной. Не погнушается самыми жуткими пытками, всё для того, чтобы отомстить. Ещё бы, ведь я лишила жизни его главнокомандующего, его самого близкого соратника, его друга.

А хотела убить — его самого. Хотела мести — чтобы убийца Ральда перестал существовать.

Странно, когда я решилась на это, тогда я не боялась. Наверное, во мне просто не оставалось места для страха: был лишь океан неизбывной боли, отчаяния и желания, чтобы гисов Гард сдох. И когда я узнала, что ошиблась, и вместо Эйлера Гарда умер лишь его главнокомандующий, даже тогда единственное, что я почувствовала — это не страх, а гнев на небеса, позволившие убийце моего брата избежать возмездия.

А теперь… теперь, когда стало известно, что завтра Эйлер будет здесь — да, теперь мне страшно. Что если он знает? Что если сегодняшняя ночь — единственное, что отделяет меня от казни? Не только не отомстила, но и сама попалась… и отец с матерью вместе с сыном потеряют и дочь.

Но если он не знает… Я задохнулась, судорожно сжимая кулаки.

Если он не знает и будет так близко — в одном со мной замке, в одних стенах… Возможно, на этот раз у меня получится его убить?

Камень наконец расступился, и из тонкой щели послышались голоса.

— Ты хочешь отдать им Рисанну? — нервно спрашивала мать.

По позвоночнику прошла дрожь. Неужели я оказалась права, и Эйлер требует мою жизнь?

— Она подходит лучше всего, — ответил отец. — Рейтинна ещё слишком мала.

— Рейтинне уже тринадцать. Мы уже съели её гранатовый пирог, Гарды в своём праве. Я сама была немногим старше, когда выходила за тебя.

Гранатовый пирог Рейтинны? О чём они? Если Эйлер хочет мести, при чём здесь пирог, который готовят, когда девушка достигла возраста невесты?

— Нет, нет, — раздражённо сказал отец. — Она ещё ничего не соображает, Гарды быстро приберут её к рукам. Другое дело — Рисанна. Она достаточно взрослая, чтобы понять, в чём её долг. И выполнить его с честью.

Мне послышалась в этих словах затаённая угроза. Нахмурившись, я продолжала слушать.

— Но ведь это немыслимо, — продолжала мать. — Заложница! Риса будет заложницей?! Неужели ты вот так просто пожертвуешь дочерью? После того, как они отобрали у нас сына? — в голосе матери проскользнула глухая ненависть.

Я стиснула зубы, разделяя её чувства. Эта рана, кажется, никогда не перестанет болеть. Хотя прошло уже больше месяца с тех пор, как мы засыпали землёй навеки застывшее лицо Ральда — и всё равно, при каждом воспоминании, каждый раз — словно глухой удар в грудь, за которым приходит ослепляющая боль. Ральд, Ральд, Ральд… мой брат, мой близнец…

И то, что его убийцей стал Эйлер… какая ирония… какая насмешка.

Впрочем, с ним стало всё ясно уже тогда, когда Гарды вторглись на наши земли вопреки всем договорам. Хотя я всё же и подумать не могла, что однажды Эйлер поднимет руку на Ральда.

А теперь — они хотят взять меня в заложницы?

Тюрьма в замке Гардов?.. Не казнь, но немногим лучше. Вряд ли меня будут выпускать, чтобы я могла подсыпать яду наследнику Гардов…

— А что мне остаётся? — повысил голос отец. — Что? Никто не отвечает на мои письма, все затаились, как мыши в норах, трясутся за свои шкуры, от них не дождёшься ни помощи, ничего! Гарды слишком сильны, удивляюсь, что они раньше не пришли под наши стены! И сейчас, если они требуют одну из девиц Сенмайер в залог мирного договора, мне остаётся только выполнить это их требование. Иначе мою голову выставят на воротах, а уж что будет с вами, я и думать боюсь!

Мать промолчала, и отец тогда сказал уже тоном мягче:

— Не бойся. Не всё так плохо. Да, она будет заложницей, но не просто так. Младший Гард предлагает официальный брак. Он берёт её не как пленницу, не как трофей — вводит в свой дом как жену. Не за горами день, когда он станет главой рода, и нам лучше пока дружить с ними, чем воевать. Тем более что…

Отец продолжал говорить, но у меня в голове зашумело, и я перестала слышать его голос. Брак?.. Жена?.. Что за чушь? Эйлер хочет жениться на мне?

В груди помимо ненависти и отвращения вспыхнуло ещё что-то — обжигающее и трепетное, как огненный цветок. Неужели он считает, что имеет на меня какие-то права… что наше прошлое ему что-то позволит?! Помимо воли я почувствовала, как загорелись мои щёки.

Но тут же наступило отрезвление.

Нет, Эйлеру всё равно, на ком жениться. Недаром отец с матерью спорят, кого отдавать, меня или Рейтинну. Ему просто нужна дочь рода Сенмайер — чтобы родила ему сына, который унаследует наши земли.

В нашем роду больше нет мужчин, кроме отца, а они с матерью уже не молоды, у них вряд ли будут ещё дети. Значит, мой сын — или сын Рейтинны — станет наследником всего, что у нас есть. И как только он появится на свет — мой сын от Эйлера, — меня придушат, а отца тихо прирежут. Матушке и Рее — дорога в монастырь.

Вот и всё, легко и просто — и в глазах короля и всех вельмож Гарды по праву становятся владельцами земель Сенмайер.

Меня затрясло от холодной ненависти. Ох, он продумал всё! Не просто пограничная стычка, которых так много в наших краях, лорды вечно грызутся между собой — а полное поглощение. Сенмайер станет принадлежать Гардам, и через столетие все уже позабудут, что когда-то существовал наш род.

И мы не можем ничего сделать. Столица слишком далеко, король слаб и давно перестал интересоваться, чем занимаются вассалы на другом конце страны. Когда-то захудалый род, Гарды подмяли под себя почти всех окрестных вельмож, теперь все их боятся. Отец сам говорил — ни один соратник не откликается на призыв о помощи, никто не хочет перейти дорогу Гардам.

А мы, наивные, пока Гард накапливал силы, и в ус не дули. Верили в прежние договоры, верили в те ложные клятвы о дружбе.

Я сама верила Эйлеру, пусть даже он и перестал отвечать на мои письма. В глубине души всё равно царила уверенность, что он не повернётся против нас, не предаст всё, что между нами было. Пока не пришла весть о гибели брата… от руки того самого Эйлера!

Из щели в стене снова донеслось моё имя, и я напрягла слух.

— К тому же это обоюдоострый меч. Да, она будет заложницей, но в то же время — она станет нашими ушами и глазами. Мы будем знать всё, что происходит у Гардов, а это отличный шанс в нужный момент оказаться в нужном месте. Вот так-то… Поэтому, ты как знаешь, а завтра младший Гард со свитой будет здесь. Заключим договор, помолвку, и они увезут Рисанну с собой. Хорошо, что приданое уже готово…

— Да, только оно должно было отойти Ланвейсам, — не удержалась мать от насмешки.

— Да, только что-то Ланвейсы не поспешили прийти на помощь роду своей невесты! Вот пусть теперь и пожинают плоды.

— Хорошо, я всё поняла, мой господин, — холодно отозвалась мать. — Позвольте удалиться, необходимо отдать распоряжения на завтра.

Я отшатнулась от стены. Поспешно шевельнула рукой, заращивая щель.

Гарды завтра будут здесь… и да, моё поганое предчувствие сбылось — они и впрямь хотят меня, пусть не убить, а забрать якобы с честью, в залог мира между нашими семьями.

Ну уж нет. Я не стану женой Эйлера, ни за что. Покорно улыбаться, раздвигать ноги, рожать детей от убийцы брата? Да я скорее перегрызу ему горло на брачном ложе!

К тому же… Мало того, что он убийца Ральда, если он узнает, что тогда на Эмеранском холме была я… свадьба тут же сменится казнью. Впрочем, сама свадьба с Эйлером — казнь, хуже каких не придумаешь!

Я бросилась в свои комнаты.

Нет, Эйлер не получит меня на блюдечке, вместе с правом на наши земли. Когда завтра он явится, обнаружит, что драгоценная невеста исчезла. И тогда пусть они сколько угодно заключают союз на бумаге — без заложницы это ничего не значит. Союзы рушатся с такой же лёгкостью, с которой заключаются.