Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

После такой долгой речи я едва не задыхаюсь, а Хардин смотрит на меня, раскрыв рот. Его глаза покраснели.

— Знаешь, что самое ужасное? То, что ты меня предупреждал, говорил, что меня погубишь, но я не слушала.

Отчаянно пытаюсь остановить слезы, но не могу. Обжигая глаза, они безжалостно стекают по моему лицу вместе с тушью.

— Прос… прости. Я пойду, — тихо говорит Хардин.

Он выглядит окончательно и бесповоротно поверженным — его я одолела, но это не приносит мне никакого удовлетворения, хотя я думала, что буду довольна.

Может, в самом начале я могла бы простить его, если бы он рассказал мне правду, пусть даже после того, как мы переспали, но вместо этого он утаил ее от меня, предлагал друзьям деньги за их молчание и заманил меня в ловушку, заставив подписать контакт об аренде квартиры вместе с ним. Мне никогда не забыть первые моменты нашей близости, но он испортил даже это.

Я бегу к машине Тревора и запрыгиваю внутрь. Обогреватель сдувает теплым воздухом мои горячие слезы. Тревор ничего не говорит и везет меня к мотелю, и я снова благодарна ему за молчание.

На закате заставляю себя принять горячий душ — слишком горячий. У меня из головы не выходит лицо Хардина, когда он отошел от меня и направился к своей машине. Я вижу его каждый раз, как закрываю глаза.

С того момента телефон ни разу не зазвонил. Я глупо и наивно верила, что у нас все может получиться. Что несмотря на наши различия и его характер… то есть наши характеры… мы смогли бы быть вместе. Не знаю, как у меня это получается, но я все же засыпаю.


На следующее утро я взволнована предстоящей первой в жизни командировкой и начинаю паниковать. Кроме того, я забыла вызвать механика, чтобы починить машину. Нахожу номер ближайшей автомастерской и звоню туда. Вероятно, придется заплатить больше, раз я смогу забрать машину только после выходных, но сейчас это меньшая из проблем. Мне отвечает приветливый мужчина, но я не упоминаю об этом в надежде, что они просто не станут брать с меня лишние деньги.

Я собираюсь, завиваю волосы и крашусь ярче, чем обычно. Выбираю темно-синее платье, которое я еще не надевала, — я купила его, потому что знала, что Хардину понравится, как этот тонкий материал облегает тело. Платье не слишком открытое, чуть ниже колен и с рукавами до локтя. Но сидит оно идеально, и выгляжу я в нем отлично.

Меня бесит, что все напоминает о Хардине. Стоя перед зеркалом, представляю, как он смотрел бы на меня, одетую в это платье, как расширились бы его зрачки и как он облизывал бы свою нижнюю губу с пирсингом, зажимая колечко между зубами и наблюдая за мной, пока я заканчиваю причесываться.

Стук в дверь заставляет меня вернуться к реальности.

— Мисс Янг? — спрашивает меня мужчина в синем комбинезоне механика, когда я открываю дверь.

— Это я. — Я достаю ключи из сумочки. — Держите, белая «Королла» на стоянке, — говорю я и отдаю ключи.

Механик оглядывается.

— Белая «Королла»? — озадаченно переспрашивает он.

Я выхожу на улицу. Моей машины… нет.

— Какого… Подождите, я позвоню администратору и узнаю, не отбуксировали ли ее вчера за то, что я ее тут оставила. — Просто отличное начало дня.

— Здравствуйте, это Тесса Янг из номера тридцать шесть, — говорю я в трубку. — Кажется, мою машину забрал эвакуатор. — Я пытаюсь быть вежливой, но все это меня очень расстраивает.

— Нет, не забирал, — отвечает администратор.

Голова кругом!

— Ладно, значит, мою машину угнали или… — Если кто-то забрал мою машину, я пропала. Мне уже пора выезжать.

— Нет, утром пришел ваш друг и забрал ее.

— Мой друг?

— Ага, тот самый… в татуировках и все такое. — Администратор говорит так тихо, будто Хардин может его услышать.

— Что? — Я слышала, что он сказал, но сейчас мне больше ничего не приходит в голову.

— Да, он приехал на тягаче утром, пару часов назад, — говорит он. — Простите, я думал, что вы знаете…

— Спасибо, — сердито отвечаю я и нажимаю отбой. Поворачиваюсь к механику и говорю: — Мне очень жаль. Кажется, кто-то уже отвез мою машину в другую мастерскую. Я не знала об этом, простите, что потратила ваше время.

Он улыбается и говорит, что все в порядке.

После вчерашней ссоры с Хардином у меня совершенно вылетело из головы, что сегодня мне надо как-то добраться до работы. Звоню Тревору, чтобы предупредить его, но он уже попросил мистера Вэнса и Кимберли заехать за мной по пути. Поблагодарив, заканчиваю звонок и выглядываю в окно из-за шторы. К мотелю подъезжает черная машина и останавливается возле моего номера. Опускается стекло, и я вижу Кимберли.

— Доброе утро! Мы приехали к тебе на помощь! — со смехом объявляет она, когда я открываю дверь. Умный и любезный Тревор — всегда думает наперед.

Водитель выходит из машины и, слегка касаясь фуражки в знак приветствия, берет у меня сумки и кладет в багажник. Когда он открывает мне дверь, я вижу, что сзади сиденья расположены друг напротив друга. Кимберли хлопает по кожаной обивке, приглашая сесть рядом с ней. Мистер Вэнс сидит рядом с Тревором, они оба приветливо смотрят на меня.

— Готова к небольшому отпуску? — широко улыбаясь, спрашивает Тревор.

— Еще как готова, — отвечаю я и забираюсь в машину.

Глава 9

Тесса

Мы выезжаем на шоссе, и мистер Вэнс с Тревором возвращаются к своему разговору — видимо, обсуждают стоимость квадратного метра в новом здании в Сиэтле. Кимберли толкает меня локтем и передразнивает их разговор.

— Эти мальчики всегда такие серьезные, — говорит она. — Кстати, Тревор сказал, с твоей машиной что-то случилось?

— Ага. Даже не представляю, в чем дело, — я стараюсь, чтобы голос звучал радостно, что не так уж сложно, когда Кимберли дружески улыбается мне в ответ. — Вчера она не заводилась, и мне пришлось вызвать механика. Но Хардин уже попросил кого-то забрать ее.

Она ухмыляется.

— Настойчивый парень, да?

Я вздыхаю.

— Видимо, да. Я просто хочу, чтобы он дал мне немного времени все осознать.

— Осознать что? — спрашивает она.

Я забываю, что она ничего не знает о споре, о моем унижении, но точно не собираюсь рассказывать ей об этом. Ей известно только то, что мы с Хардином расстались.

— Не знаю, вообще все. Сейчас столько всего происходит, и мне по-прежнему негде жить. Мне кажется, он относится к этому не так серьезно, как должен бы. Он думает, что может взять и стать моим кукловодом и управлять моей жизнью. Он считает, что может появиться в любой момент, попросить прощения и получить его, но так не бывает. По крайней мере, больше не будет, — выдыхаю я.

— Вот и молодец. Я рада, что ты не даешь себя в обиду, — говорит она.

А я рада, что она не спрашивает меня о подробностях.

— Спасибо. Я тоже.

Я очень горжусь тем, что смогла дать отпор Хардину и не поддаться на его уговоры, но в то же время из-за того, что сказала ему вчера, чувствую себя ужасно. Я знаю, он это заслужил, но я не могу перестать думать: «А что, если он говорит правду?» Но даже если глубоко внутри у него действительно есть чувства ко мне, этого недостаточно, чтобы я могла быть уверена, что он снова не причинит мне боль.

Потому что так он и поступает: причиняет людям боль.

Решив сменить тему, Кимберли радостно говорит:

— Сегодня вечером, после последней встречи, надо будет куда-нибудь сходить. В воскресенье эти двое все утро будут заняты на совещаниях, так что мы сможем пройтись по магазинам. Посидим где-нибудь сегодня и, может, в субботу вечером. Что скажешь?

— Где посидим? — смеюсь я. — Мне же всего восемнадцать.

— Ой, да ладно. Кристиан в Сиэтле многих знает. Если ты с ним, то сможешь пройти куда угодно. — Мне нравится, как загораются ее глаза, когда она говорит про мистера Вэнса, хотя он сидит прямо напротив нее.

— Хорошо, — соглашаюсь я.

В таком смысле я еще никуда не «ходила». Я была на нескольких вечеринках в кампусе, но никогда даже близко не подходила к ночным клубам и тому подобным местам.

— Будет весело, не волнуйся, — убеждает меня Кимберли. — И ты точно должна будешь надеть это платье, — с улыбкой добавляет она.

Глава 10

Хардин

«Ты будешь одинок всю свою жизнь, и поэтому я тебе сочувствую. Я буду двигаться дальше, найду прекрасного мужчину, который будет обращаться со мной так, как должен был ты, а потом мы поженимся и заведем детей. Я буду счастлива».

Я никак не могу выкинуть слова Тессы из головы. Я знаю, она права, но я ужасно не хочу, чтобы это было так. Раньше я всегда был не прочь побыть один — теперь же знаю, чего мне не хватает.

— Ты с нами? — прорывается голос Джейса сквозь путаницу моих мыслей.

— Э, что? — переспрашиваю я. Я почти забыл, что сижу за рулем.

Он закатывает глаза и затягивается сигаретой.

— Я спросил, ты с нами? Мы собираемся к Зеду.

Я вздыхаю в ответ.

— Не знаю…

— Почему? Хватит быть таким слабаком. Ноешь все время, как младенец какой-то.

Я сердито смотрю на него. Если бы прошлой ночью я выспался, то сейчас мне хватило бы сил протянуть руку и схватить его за горло.

— Я не ною, — медленно говорю я в ответ.

— Еще как ноешь, дружище. Сегодня ты должен напиться и с кем-нибудь переспать. Там точно будут подходящие девчонки.

— Мне не надо ни с кем спать. Мне не нужен никто, кроме нее.

— Да ладно, давай, поехали к Зеду. Если не хочешь девчонок, то хотя бы выпьешь пару пива, — уговаривает он.

— Тебе никогда не хочется чего-то большего? — спрашиваю я, и он смотрит в мою сторону с таким видом, будто у меня отросли рога.

— В смысле?

— Ну, знаешь, тебе не надоело просто тусоваться и цеплять новых девчонок?

— Стой-стой: все хуже, чем я думал. А ты серьезно увлекся, чувак!

— Нет. Просто говорю. Уже надоело заниматься одной и той же фигней.

Он не знает, как это приятно — лежать в кровати и смешить Тессу; он не знает, как это забавно — слышать ее болтовню о любимых книгах, пытаться схватить ее и получить шлепок в ответ. Это намного лучше любой вечеринки, на которой я когда-либо был или буду.

— Она тебе всю голову заморочила. Вот фигня, а? — Он смеется.

— Нет, не заморочила, — вру я.

— Ну конечно… — Он выбрасывает окурок в окно. — И теперь она свободна, да? — спрашивает он и смеется еще сильнее, когда я с силой сжимаю руль. — Да я просто дурачусь, Скотт. Хотел посмотреть, как сильно тебя можно разозлить.

— Отвали на хрен, — бурчу я и, чтобы подтвердить свои слова, поворачиваю на улицу, где живет Зед.

Глава 11

Тесса

The Four Seasons в Сиэтле — это лучший отель, который я в жизни видела. Стараюсь идти медленнее, чтобы рассмотреть все детали, но Кимберли практически тащит меня по коридору к лифту, оставляя Тревора и мистера Вэнса далеко позади.

Остановившись у одной из дверей, она говорит:

— Вот твоя комната. Распаковывай вещи, а потом встретимся в нашем номере и обсудим маршрут на выходные, хотя я знаю, что ты уже наверняка все продумала. Да, стоит переодеться, это платье лучше оставить на вечер, когда мы пойдем куда-нибудь. — Кимберли подмигивает и уходит по коридору.

Эта комната значительно отличается от номера мотеля, в котором я провела последние две ночи. Здесь одна только картина в холле, наверное, стоит больше, чем ремонт всей комнаты в мотеле. Вид из окна просто невероятный. Сиэтл — такой красивый город! Я запросто могу представить, что живу здесь, снимаю квартиру в многоэтажном доме, работаю на «Сиэтл паблишинг» или даже «Вэнс паблишинг», раз они открывают тут новый офис. Это было бы потрясающе.

Вешаю одежду в шкаф, переодеваюсь в черную юбку-карандаш и сиреневую рубашку. Я хочу скорее попасть на конференцию, но в то же время нервничаю. Я знаю, что должна хорошо провести время, но здесь мне все в новинку, и к тому же внутри до сих пор пусто после обиды, которую нанес мне Хардин.

Подхожу к номеру Кимберли и мистера Вэнса и смотрю на часы — сейчас половина третьего. Я волнуюсь, потому что знаю, что в три мы уже должны будем спуститься в банкетный зал.

Кимберли открывает дверь с радостной улыбкой и приглашает меня войти. В их номере — большая прихожая и отдельная гостиная. Кажется, дом моей матери и то меньше.

— Тут… круто, — говорю я.

Мистер Вэнс смеется и наливает себе что-то в стакан, вроде бы воду.

— Здесь хорошо.

— Мы заказали обед в номер, чтобы немного подкрепиться перед началом. Скоро уже должны принести, — говорит Кимберли, а я улыбаюсь и благодарю ее.

Я не думала о том, как хочу есть, пока она не сказала об этом. Я весь день ничего не ела.

— Готова заскучать до смерти? — спрашивает Тревор, заходя в гостиную.

— Мне там не будет скучно. — Я улыбаюсь, и он смеется в ответ. — Может, я вообще не захочу уезжать, — добавляю я.

— Я тоже, — признается он.

— И я, — говорит Кимберли.

Мистер Вэнс качает головой.

— Мы можем это устроить, дорогая. — Он нежно кладет руку ей на спину, и я отворачиваюсь.

— Нам надо просто перенести сюда главный офис и всем вместе переехать! — шутит Кимберли. По крайней мере, мне так кажется.

— Смиту понравится Сиэтл, — говорит мистер Вэнс.

— Смиту? — спрашиваю я, затем вспоминаю его сына, которого видела на свадьбе, и краснею. — Конечно, это же ваш сын, простите.

— Ничего страшного, имя у него необычное, знаю.

Он смеется и тянется к Кимберли. Надежные отношения, полные любви, — это, должно быть, так замечательно. Я завидую Кимберли, мне стыдно, но я все равно завидую. В ее жизни есть мужчина, который явно заботится о ней и сделает для ее счастья что угодно. Ей очень повезло.

Я улыбаюсь.

— Это красивое имя.

После обеда мы спускаемся вниз, и я попадаю в огромный конференц-зал, набитый людьми, которые любят книги. Настоящий рай.

— Связи. Связи. Связи, — повторяет мистер Вэнс. — Главное — наладить связи.

И в течение следующих трех часов знакомит меня почти со всеми присутствующими. И, что самое важное, он не представляет меня как стажера и вообще относится ко мне, как к взрослой. И все они тоже.

Глава 12

Хардин

— Ну и ну, какие люди! — Молли в изумлении раскрывает глаза, когда видит, как мы с Джейсом заходим в квартиру Зеда.

— Уже напилась и прилетела? — говорю я ей.

— И что? Пять часов уже есть, — она зловеще ухмыляется.

Я качаю головой, а Молли говорит:

— Выпей со мной, Хардин, — и хватает коричневую бутылку и два бокала.

— Ладно. Всего один, — соглашаюсь я, и она с улыбкой наполняет небольшие бокалы.

Десять минут спустя понимаю, что разглядываю фотки в своем телефоне. Жаль, я не дал Тессе сделать побольше совместных снимков, — сейчас бы я все их просмотрел. Боже, я и правда серьезно увлекся, как сказал Джейс. Чувствую, как медленно схожу с ума, но если это поможет мне снова сблизиться с ней, я не против — вот это настоящее безумие.

«Я буду счастлива», — сказала она. Я знаю, что не сделал ее счастливой, но мог. В то же время мне не стоит ее доставать. Я починил ее машину, потому что не хотел, чтобы она сама этим занималась. Я рад, что так сделал, потому что если бы я не позвонил Вэнсу и не попросил бы подвезти ее на работу, то не узнал бы, что она едет в Сиэтл.

Почему она не сказала? На месте этого придурка Тревора должен быть я. Я знаю, она ему нравится, и вижу, что он тоже ей симпатичен. Именно такой парень ей нужен, они очень похожи. В отличие от нас с ней. Он может сделать ее счастливой. Эта мысль меня бесит, и мне хочется пробить головой Тревора какое-нибудь окно…

Но, может, я должен предоставить ей свободу и шанс на счастье. Вчера она ясно дала понять, что не простит меня.

— Молли! — зову я с дивана.

— Чего?

— Принеси мне еще бокал.

Даже не поворачивая головы, я чувствую, как она победно улыбается.

Глава 13

Тесса

— Это было так классно! Спасибо большое, что взяли меня!

Мы заходим в лифт, и я просто накрываю мистера Вэнса волной эмоций.

— Не за что, ты ведь у нас одна из лучших сотрудников. И неважно, что ты стажер, — ты очень умна. И прошу, ради бога, называй меня просто Кристиан, я уже тебя просил. — Он притворяется сердитым.

— Да, хорошо. Это было просто невероятно, мистер… Кристиан. Было здорово услышать, как все обсуждают цифровые публикации, особенно учитывая, что отрасль будет расти дальше, да и читателям это очень легко и удобно. Это очень важный шаг, и рынок все расширяется… — бормочу я.

— Верно, верно. И сегодня мы еще немного помогли «Вэнс паблишинг»: представь, сколько новых клиентов мы получим, как только полностью оптимизируем все производственные процессы, — соглашается он.

— Ну что, вы закончили? — дразнит Кимберли и берет Кристиана под руку. — Переоденемся и вперед! Впервые за многие месяцы мы позвали няню на выходные. — Она притворно надувает губы.

Он улыбается ей.

— Так точно, мэм.

Я рада, что мистер Вэнс — то есть Кристиан — после смерти жены получил шанс снова стать счастливым. Я смотрю на Тревора, и он слегка мне улыбается.

— Мне надо выпить, — говорит Кимберли.

— Мне тоже, — соглашается Кристиан. — Ладно, давайте встретимся в холле через полчаса, водитель будет ждать нас у входа. Ужин за мной!

Я возвращаюсь в комнату и нагреваю утюжок для завивки, чтобы поправить прическу. Я наношу темные тени и смотрюсь в зеркало. Макияж кажется непривычно ярким, но не слишком. Подвожу глаза черным карандашом и наношу румяна, а потом делаю укладку. С пышной прической и ярким макияжем темно-синее платье, в котором я была сегодня утром, смотрится еще лучше. Жаль, что Хардин…

«Нет. Не жаль», — повторяю я себе и надеваю черные туфли на каблуках. Я беру телефон и сумочку, а потом выхожу из номера, чтобы встретиться со своими друзьями… Друзья ли они мне?

Не знаю, но мне кажется, что Кимберли — мне друг, а Тревор очень по-дружески ко мне относится. Кристиан — начальник, так что это немного другое.

В лифте набираю эсэмэску Лэндону — пишу, что отлично провожу время в Сиэтле. Что скучаю по нему и надеюсь, что мы сможем остаться близкими друзьями, несмотря на то, что мы с Хардином уже не вместе.

Выхожу из лифта и замечаю у выхода Тревора — узнаю его по темным волосам. На нем черные брюки и светлый свитер, из-за чего он немного напоминает мне Ноя. Я замедляю шаг, а затем подхожу ближе. Когда Тревор ловит мой взгляд, его глаза округляются, и он издает нечто среднее между кашлем и писком. Он краснеет, и я не могу сдержать смеха.

— Ты… ты замечательно выглядишь, — говорит он.

Я улыбаюсь и отвечаю:

— Спасибо. Ты тоже ничего.

Он снова заливается краской.

— Спасибо, — бормочет он.

Странно видеть Тревора таким — застигнутым врасплох. Он всегда так спокоен и собран.

— Вот и они! — Я слышу голос Ким.

— Ого, Ким! — говорю я и машу рукой перед лицом, будто пытаюсь рассеять иллюзию.

Она потрясающе выглядит в красном платье с лямкой через шею, доходящем до середины бедра. Короткие светлые волосы зачесаны наверх, отчего она выглядит сексуально и тем не менее элегантно.

— Кажется, мы весь вечер будем отбиваться от других мужчин, — говорит Кристиан Тревору по дороге к выходу, и они оба смеются.

Кристиан просит водителя отвезти нас в отличный ресторан, где я пробую вкуснейшего лосося и пирог с крабами под забавные истории о тех временах, когда Вэнс работал в издательстве в Нью-Йорке. Мы замечательно проводим время, Тревор с Кимберли слегка подшучивают над тем, как Кристиан в любой ситуации проявляет чувство юмора.