Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

После ужина едем в клуб неподалеку. Он находится в полностью стеклянном трехэтажном здании. Сквозь окна я вижу сотни мерцающих огней, которые освещают всех танцующих внутри, создавая странное сочетание света и тени. Примерно так я и представляла себе ночной клуб — только не такой большой и не с таким количеством посетителей.

Мы выходим из машины, и Кимберли берет меня за руку.

— Завтра отправимся в более спокойное местечко. Некоторые ребята с конференции собирались сюда пойти, и мы решили последовать их примеру! — смеется она.

На входе стоит очень крупный мужчина. Он держит в руке бумаги со списками и строго проверяет имена входящих. Терпеливые любители вечеринок выстроились в очередь, которая растянулась на весь тротуар, до самого угла здания.

— Нам долго придется ждать? — спрашиваю я Тревора.

— Нет-нет, — усмехается он. — Мистер Вэнс никогда не ждет.

Вскоре я понимаю, что он имел в виду. Кристиан шепчет что-то охраннику, и тот открывает вход и тут же пропускает нас. Я изумлена громкой музыкой и яркими огнями, мерцающими сквозь дымовую завесу над танцполом.

Вряд ли я когда-нибудь сумею понять, почему люди платят за то, чтобы заработать себе головную боль и надышаться дымом в толпе незнакомых людей.

Женщина в коротком платье провожает нас наверх в отдельную кабинку. Внутри за шторами скрываются два диванчика и стол.

— Это VIP-места, Тесса, — говорит Кимберли, замечая мой любопытный взгляд.

— Вот как, — отвечаю я и, следуя примеру спутников, присаживаюсь на один из диванов.

— Что ты обычно пьешь? — спрашивает Тревор.

— Ну, обычно я не пью, — говорю я.

— Я тоже. Вообще люблю вино, но пью редко.

— Нет-нет, Тесса, сегодня ты что-нибудь выпьешь. Тебе не помешает! — громко говорит Кимберли.

— Но… — пытаюсь возразить я.

— Принесите ей «Секс на пляже» — и мне тоже, — говорит она официантке.

Та кивает; Кристиан заказывает что-то, название чего я никогда не слышала, а Тревор решается на бокал красного вина. Пока никто еще не спрашивал, есть ли мне двадцать один год. Может, я выгляжу старше или Кристиана здесь достаточно хорошо знают и не желают докучать его друзьям подобными вопросами.

Я понятия не имею, что такое «Секс на пляже», но предпочитаю не показывать свое неведение. Официантка возвращается и подает мне высокий бокал с кусочком ананаса и розовым зонтиком. Я благодарю и быстро делаю глоток через соломинку. Напиток и правда отличный — сладкий, но с легкой горчинкой.

— Нравится? — спрашивает Ким.

Я киваю и делаю еще один глоток, побольше.

Глава 14

Хардин

— Да ладно, Хардин. Еще один, — говорит Молли мне на ухо.

Я еще не решил, хочу ли я напиться. Я уже выпил три бокала и понимаю, что после следующего действительно буду пьян. С одной стороны, надраться в хлам и забыть обо всем — неплохая мысль. С другой — мне нужно сохранять способность рассуждать здраво.

— Может, уйдем отсюда? — невнятно бормочет Молли.

От нее пахнет травкой и виски. Какая-то часть меня желает отвести ее в ванную и оттрахать там, просто потому что я могу. Просто потому что Тесса сейчас в Сиэтле с этим уродом Тревором, а я нахожусь в трех часах езды от нее и напиваюсь, сидя на этом гребаном диване.

— Ну же, Хардин, ты ведь знаешь, что со мной совершенно забудешь о ней. — Молли забирается ко мне на колени.

— О чем ты? — спрашиваю я, а она продолжает обнимать меня за шею.

— О Тессе. Я помогу тебе забыть ее, просто позволь мне. Можешь трахать меня до тех пор, пока не забудешь даже ее имя.

Я чувствую ее горячее дыхание на своей шее и пытаюсь оттолкнуть ее.

— Слезай давай, — говорю я.

— Какого хрена, Хардин? — Ее самолюбие явно задето.

— Я тебя не хочу, — жестко отвечаю я.

— С каких это пор? Раньше ты трахал меня, ни о чем не задумываясь.

— С тех пор как… — начинаю говорить я.

— Как что? — Она слезает с дивана и яростно размахивает передо мной руками. — С тех пор как ты встретил эту заносчивую стерву?

Прежде чем я сделаю какую-нибудь глупость, приходится напомнить себе, что Молли — всего лишь девушка, а не воплощение зла, хотя так и не разберешь.

— Не говори о ней так. — Я поднимаюсь с дивана.

— Все это правда, ты только посмотри на себя. Ты как долбаный нытик, страдающий по своей невинной уродине, а она тебя даже не хочет! — кричит она, то ли смеясь, то ли плача. У Молли эти эмоции выглядят примерно одинаково.

Я сжимаю кулаки, и Джейс с Зедом тут же подходят к нам. Молли кладет руку на плечо Джейса.

— Скажите ему, ребята. Скажите, что он стал чертовым занудой с тех пор, как мы его ей сдали.

— Не мы, а ты, — поправляет ее Зед.

Она сердито смотрит на него.

— Какая разница? — говорит она, и Зед удивленно смотрит на нее в ответ.

— В чем дело? — спрашивает Джейс.

— Ни в чем, — отвечаю я за нее. — Она расстроена тем, что у меня нет желания ее трахнуть.

— Нет, меня просто бесит, что ты такой придурок. С тобой все равно никто не хочет иметь дела. Именно поэтому Джейс и попросил меня рассказать все ей.

Мои глаза застилает красная пелена.

— Он попросил? — говорю я сквозь зубы.

Я знал, что Джейс тот еще засранец, но все же был уверен, что открыть Тессе всю правду Молли заставила ревность.

— Да, это он подговорил меня ей сказать. Он все спланировал: она немного выпьет, потом я расскажу ей все прямо у тебя на глазах, Джейс бросится за ней и попытается утешить, пока ты будешь реветь, как малыш, черт возьми. — Она смеется. — Как ты там выразился, Джейс? Ты собирался «затрахать ее до смерти»?

Молли показывает в воздухе кавычки, цитируя слова Джейса.

Я делаю шаг к Джейсу.

— Эй, дружище, я просто пошутил… — начинает оправдываться он.

Если не ошибаюсь, губы Зеда искривляются в ухмылке, как только мой кулак врезается в челюсть Джейса.

Снова и снова бью его по морде; но не чувствую никакой боли в костяшках пальцев; я продолжаю драку, придавливая противника сверху, и мой гнев притупляет все другие ощущения. Я представляю, как он касается Тессы, целует ее, раздевает, и бью его еще сильнее. Кровь на его лице лишь раззадоривает меня, усиливает желание причинить ему как можно больше боли.

Лицо Джейса разбито, осколки очков в черной оправе валяются рядом. Кто-то оттаскивает меня от него.

— Хватит, дружище! Ты же его убьешь, перестань! — орет Логан прямо мне в лицо, и я вроде бы возвращаюсь к реальности.

— Если кому-то из вас, придурков, есть что сказать мне, говорите сейчас! — кричу я всем тем, кого когда-то считал друзьями — если это вообще была дружба.

Все молчат, даже Молли.

— Давайте! Если кто-нибудь скажет про нее хоть одно гребаное слово, я проучу вас всех — долго думать не стану!

Напоследок я бросаю взгляд на Джейса, который с трудом пытается подняться с пола, и ухожу из квартиры Зеда. Снаружи меня ждет холодная ночь.

Глава 15

Тесса

— Очень вкусная штука! — практически кричу я на ухо Кимберли, допивая свой коктейль. Я размешиваю лед трубочкой, жадно пытаясь добраться до последних капель на дне бокала.

Она сияет от радости.

— Хочешь еще?

Ее глаза чуть покраснели, но на вид она вполне собрана, тогда как я чувствую какую-то странную легкость.

Опьянение. Вот как это называется.

Я энергично киваю и осознаю, что постукиваю пальцами по коленям в такт музыке.

— Ты в порядке? — спрашивает Тревор, заметив это.

— Да, чувствую себя очень хорошо! — Я стараюсь перекричать музыку.

— Надо потанцевать! — говорит Кимберли.

— Я не танцую! В смысле, я не умею танцевать — по крайней мере, не под такую музыку!

Я никогда не танцевала так, как обычно танцуют люди в клубах, и в любой другой ситуации побоялась бы присоединиться к ним. Но по моим жилам течет алкоголь, который придает мне невероятную храбрость.

— Ну ладно, идем! — кричу я.

Кимберли улыбается, затем поворачивается и целует Кристиана в губы — дольше, чем обычно. Через мгновение она встает, стаскивает меня с дивана и направляется на переполненный танцпол. Зайдя за ограждение, смотрю вниз и вижу, что под нами еще два этажа, где тоже все танцуют. Все выглядят настолько потерянными в собственном мире, что это кажется и пугающим, и захватывающим одновременно.

Конечно, Кимберли знает, как надо двигаться, так что я закрываю глаза и просто пытаюсь позволить музыке направлять мое тело. Я чувствую себя нелепо, но не хочу отставать от нее — других вариантов у меня нет.

Через бесчисленное количество песен и еще два бокала я понимаю, что комната начинает кружиться. Захватив сумочку, отлучаюсь в туалет, пытаясь протиснуться сквозь бесконечную толпу потных тел. Чувствую, что в сумке вибрирует телефон, и вытаскиваю его. Это мама — отвечать точно не буду, сейчас я слишком пьяна, чтобы с ней разговаривать. В очереди перед кабинками зачем-то просматриваю входящие сообщения и тут же хмурюсь, не увидев ни одного от Хардина.

Может, стоит узнать, чем он занимается?

Нет. Только не это. Завтра я пожалею о своей необдуманности.

Мигающие огни, отражающиеся от стен, начинают меня раздражать. Пока я стою в очереди, я пытаюсь сконцентрировать взгляд на экране мобильного в надежде, что мне станет лучше. Дверь в одну из кабинок наконец открывается, я забегаю внутрь и наклоняюсь над унитазом в ожидании, смогу ли я стошнить. Ненавижу это ощущение. Будь Хардин здесь, он принес бы мне попить и подержал бы мне волосы.

Нет. Нет, он не стал бы.

Надо ему позвонить.

Чувствуя, что меня не стошнит, выхожу из кабинки и иду к раковине. Нажав пару кнопок, я зажимаю телефон между ухом и плечом и пытаюсь оторвать бумажное полотенце. Я хочу намочить его, но вода начинает идти, только когда я несколько раз дергаю полотенцем рядом с сенсором — ненавижу эти автоматические краны. Подводка немного потекла, и выгляжу я совершенно на себя не похоже. Волосы взъерошены, глаза покраснели. После третьего гудка я нажимаю отбой и кладу телефон на край раковины.

«Какого черта он не отвечает?» — спрашиваю я себя, и мой телефон тут же вибрирует и едва не падает в воду. Я смеюсь. Не знаю почему, но это кажется мне забавным.

Высвечивается имя Хардина, и я пытаюсь провести мокрым пальцем по экрану, чтобы ответить.

— Харольд? — говорю я в трубку.

Харольд? Боже, сколько же я выпила.

Хардин говорит странно, будто он запыхался.

— Тесса? Все в порядке? Ты звонила?

Господи, у него просто ангельский голос!

— Не знаю, разве у тебя не отражается имя абонента в списке входящих звонков? Если высветилось мое имя, то, вполне вероятно, это была я, — со смехом произношу я.

Его тон меняется.

— Ты пила?

— Возможно, — тонким голоском выдаю я и выбрасываю мокрую салфетку в урну.

В туалет заходят две пьяные девушки, одна из них спотыкается о собственную ногу и падает, что вызывает у всех взрыв смеха. Пошатываясь, они заходят в самую большую кабинку, а я пытаюсь снова сосредоточиться на телефонном разговоре.

— Где ты? — резко спрашивает Хардин.

— Ну чего ты, успокойся уже, а? — Он всегда просит меня успокоиться, так что теперь моя очередь.

Он вздыхает.

— Тесса… — Понимаю, что он злится, но мой разум слишком затуманен, чтобы из-за этого волноваться. — Сколько ты выпила?

— Не знаю… может, пять. Или шесть. Вроде того, — отвечаю я, опираясь о стену. Сквозь тонкую ткань платья я чувствую холод плитки — приятный, ведь все тело у меня горит.

— Пять или шесть чего?

— Коктейлей «Секс на пляже»… мы вот никогда не занимались сексом на пляже… Это было бы здорово, — ухмыляюсь я.

Вот бы сейчас увидеть его глупое выражение лица! Не глупое… а прекрасное. Но сейчас лучше думать, что глупое.

— Боже, да ты просто в хлам, — говорит он. Почему-то я знаю, что прямо сейчас он проводит рукой по волосам. — Где ты? — снова интересуется он.

Я знаю, что это звучит по-детски, но все же отвечаю:

— Там, где тебя нет.

— Логично. А теперь скажи мне. Ты в ночном клубе? — рявкает он.

— О-о-о… кто-то очень разозлился. — Я смеюсь.

Конечно, он слышит громкую музыку, и когда он грозится, что с легкостью найдет меня, я ему верю. Но меня это мало волнует.

Слова вырываются из меня прежде, чем я успеваю закрыть рот.

— Почему ты мне сегодня не позвонил?

— Чего? — переспрашивает он, явно озадаченный моим вопросом.

— Ты сегодня не пытался мне дозвониться. — Как жалко это звучит!

— Я думал, ты не хочешь со мной разговаривать.

— Не хочу, но все равно.

— Тогда я позвоню тебе завтра, — спокойно говорит он.

— Не клади трубку.

— Я не кладу… Я просто сказал, что позвоню тебе завтра, хотя ты все равно не ответишь, — объясняет он, и мое сердце сжимается в комок.

Я пытаюсь не выдать своих чувств.

— Ладно. — Да что я такое творю?

— А теперь можешь сказать, где ты?

— Не-а.

— Тревор с тобой? — Его голос звучит серьезно.

— Да, но тут еще Ким и… Кристиан тоже. — Я пытаюсь защититься, но сама не знаю почему.

— Вот, значит, какой план? Взять тебя на конференцию, напоить и повести в этот чертов клуб? — Он повышает голос. — Ты должна вернуться в отель. Ты никогда столько не пила, и теперь ты там с Тревором…

Я нажимаю на кнопку, не дослушав. Да кем он себя возомнил? Радовался бы, что я вообще ему позвонила, и неважно, в пьяном состоянии или нет. Тот еще зануда.

Мне надо выпить.

Телефон вибрирует снова и снова, но я каждый раз нажимаю «отклонить». Получай, Хардин!

Я возвращаюсь к нашим VIP-местам и прошу официантку принести еще один коктейль.

— Ты в порядке? — спрашивает Кимберли. — Тебя кто-то разозлил?

— Нет, все отлично! — вру я.

Официантка приносит коктейль, и я мгновенно опустошаю бокал. Хардин — настоящий придурок, это он виноват, что мы расстались, и ему еще хватает наглости кричать на меня по телефону. Не поступи он так со мной, сейчас мы могли бы быть здесь вместе. Но со мной сейчас Тревор. Тревор очень милый и симпатичный.

— Что? — Тревор улыбается, заметив, что я на него смотрю.

Я смеюсь и отвожу взгляд.

— Ничего.

Пью еще один коктейль, мы говорим о том, как здорово проведем завтрашний день, а потом я опять встаю.

— Я хочу еще потанцевать!

Я зову их всех на танцпол. Тревор будто хочет что-то сказать мне или даже пойти со мной, но краснеет и остается на месте. Судя по виду Кимберли, она уже устала танцевать — махнула мне рукой, — но я не прочь пойти одна. Я пробираюсь к середине танцпола и начинаю двигаться в ритм музыке. Наверное, со стороны я выгляжу нелепо, но наслаждаться музыкой, забыв обо всем, в том числе и о пьяном разговоре с Хардином, — замечательное ощущение.

Примерно на середине песни чувствую, что ко мне кто-то подошел сзади. Поворачиваюсь и вижу высокого симпатичного парня в темных джинсах и белой рубашке. Его каштановые волосы коротко пострижены, а улыбается он очень даже мило. Конечно, это не Хардин, но, опять же, Хардина никому и не заменить.

«Перестань думать о нем», — напоминаю я себе, когда парень кладет руки мне на бедра и шепчет на ухо:

— Я могу составить компанию?

— Э-э… конечно, — отвечаю я. Но на самом деле за меня говорит алкоголь.

— Ты очень красивая, — говорит он, а потом поворачивает меня и привлекает ближе к себе.

Он прижимается к моей спине, и я закрываю глаза, пытаясь представить себя кем-то другим. Девушкой, которая танцует в клубах с незнакомцами.

Следующая песня — более медленная, более чувственная, и я тоже замедляю движения. Мы поворачиваемся лицом друг к другу, он подносит мою руку к губам и касается кожи. Он ловит мой взгляд, и через секунду я понимаю, что его язык уже у меня во рту. Внутри все противится этому, меня едва не тошнит от незнакомого запаха, и я чувствую, что должна оттолкнуть его. Но разум, мой разум подсказывает совершенно другое: «Поцелуй его, чтобы забыть про Хардина. Поцелуй его».

Так что я не обращаю внимания на неприятные ощущения внутри. Я закрываю глаза и провожу своим языком по его. За три месяца в колледже я целовала больше парней, чем за все предыдущее время. Руки незнакомца оказываются у меня на спине и затем скользят чуть ниже.

— Хочешь пойти ко мне? — спрашивает он, как только отрывается от моих губ.

— Что? — Я расслышала, но почему-то надеюсь, что если переспрошу, то мне не придется давать ответ.

— Ко мне домой, идем, — бормочет он.

— А… это не самая лучшая идея.

— Нет, это отличная идея.

Он смеется. Разноцветные огни мелькают по его лицу, отчего он выглядит еще более странно и угрожающе.

— С чего ты взял, что я пойду с тобой? Мы даже не знакомы! — Я пытаюсь перекричать музыку.

— Ты только что висла на мне, и тебе это понравилось, плохая девочка, — говорит он, будто это очевидно, а не с целью меня оскорбить.

Я готова наорать на него или врезать ему между ног, но все же стараюсь успокоиться и на секунду задействовать разум. Я только что клеилась к этому парню и потом поцеловала его. Естественно, он хочет большего. Да, черт возьми, что со мной не так? Я только что заигрывала с незнакомцем в клубе — это совсем на меня не похоже.

— Извини, нет, — говорю я и ухожу.

Я возвращаюсь к своим и вижу, что Тревор готов уснуть прямо на этом диване. Он выглядит так замечтательно, что я не могу не улыбнуться.

А такое слово вообще есть, «замечтательно»? Боже, я слишком много выпила.

Сажусь и вытаскиваю из ведерка со льдом бутылку воды.

— Повеселилась? — спрашивает Кимберли, и я киваю в ответ.

— Да, я здорово провела время, — говорю я несмотря на то, что произошло пару минут назад.

— Идем домой, милая? Завтра нам рано вставать, — обращается Кристиан к Ким.

— Ага. Раз ты идешь, и я иду. — Она проводит рукой по его бедру. Я отвожу взгляд и чувствую, что краснею.

Я толкаю Тревора.

— Ты идешь или будешь спать здесь? — дразню его я.

Он смеется и выпрямляется.

— Я еще не решил — этот диван такой удобный. И музыка очень приятная…

Кристиан звонит водителю, и тот отвечает, что будет через пару минут. Мы встаем и спускаемся вниз по винтовой лестнице. В баре на первом этаже Кимберли заказывает еще один коктейль напоследок, и пока мы ждем, я раздумываю, стоит ли мне тоже выпить, но понимаю, что уже хватит. Если я выпью еще, то просто вырублюсь или меня стошнит. Ни один из вариантов меня не радует.

Кристиану приходит сообщение, и мы все идем к выходу. Холодный воздух приятно освежает разгоряченную кожу — хорошо, что ветер несильный. Мы садимся в машину.

Мы приезжаем в отель почти в три часа ночи. Я пьяна и жутко хочу есть. В номере стоит небольшой холодильник: совершаю на него налет и съедаю почти все, что в нем было. Потом, шатаясь, ползу к кровати и плюхаюсь в нее, даже не сняв туфли.