Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Антон Демченко

Небесный Артефактор

Пролог

Инженер-контр-адмирал Несдинич навис над своим подчиненным и, смерив «географа» совершенно нечитаемым взглядом, тяжело мотнул головой:

— Итак, подведем итоги трех месяцев трудов… Правильно ли я понимаю, что, несмотря на своевременное получение сведений, наши агенты оказались не в состоянии изъять груз или его остатки, даже с применением силы?

— Так точно, ваше превосходительство, — оттарабанил бледный «географ».

— И помешала им в этом сущая малость… исчезновение груза, так?

— Точнее, его отсутствие на момент получения приказа, ваше превосходительство. Итальянцы работали под наблюдением наших агентов и собрали все, что можно, на месте падения, но груз среди найденных предметов обнаружен не был. Только разбитые контейнеры.

— Что же он, испарился, что ли? Или его вовсе не было на «ките» похитителей?

— Груз был. Незадолго до крушения наша станция засекла сигнал вскрытия пломб на ящиках. Судя по пеленгу, в тот момент они, несомненно, были на «Солнце Велиграда».

— И куда же тогда делось их содержимое? Выпрыгнуло с парашютом? Или, может, его этот ушлый юнец утащил?

— Этот вариант маловероятен, но мы его рассмотрели и оперативно проверили по всем возможным направлениям. Пусто. Ни у самих Завидичей, ни по пути их следования в Падую, ни на «Фениксе» не было никаких следов аномального оттока энергии, а они должны были там быть, в случае контакта Завидичей с незащищенным грузом. Пустые накопители вне специальных контейнеров тянут энергию весьма активно из любого доступного источника.

— А сами… контейнеры… были разрушены при падении «Солнца Велиграда», так?

— Именно, ваше превосходительство, — кивнул «географ».

— Хм… итальянцы точно ни при чем?

— Местом передачи накопителей исследователям «Малого Форпоста» была назначена Высокая Фиоренца, в том числе и потому что наша агентурная сеть в Северной Италии…

— Не надо общих слов, лейтенант, — рыкнул Несдинич. — Я прекрасно знаю состояние нашей агентуры в этом регионе! Отвечайте на вопрос.

— Да. Мы со стопроцентной уверенностью можем утверждать, что накопители в руки итальянцев не попали. Ни властям, ни частным лицам.

— И куда же они тогда делись? — неожиданно мягко, даже вкрадчиво поинтересовался его начальник. — Если их нет у Завидичей, нет у итальянцев… испарились?

— Ваше превосходительство… у нас есть одно предположение… тем более что накопители — это не единственная пропажа на «Солнце Велиграда».

— Вот как? Изумительно… — Несдинич рухнул в жалобно скрипнувшее кресло и, наградив своего подчиненного тяжелым взглядом, махнул рукой: — Продолжайте, лейтенант. Продолжайте…

— Слушаюсь, — кивнул «географ». — Анализ результатов исследования обломков «Солнца Велиграда» позволил нашим специалистам утверждать, что незадолго до катастрофы на мостике «кита» был применен артефакт личной защиты высокого ранга. Что-то вроде нашей «Сферы» для высшего командного состава.

Брови Несдинича поползли вверх, а взгляд непроизвольно скользнул по неприметному серебряному кольцу, сжимавшему безымянный палец его левой руки. Подобные артефакты были редкими и безумно дорогими, найти их в свободной продаже просто нереально. Зато в артхранилищах любого уважающего себя государства обязательно найдется несколько сотен артефактов подобного класса.

Контр-адмирал потянул носом воздух и кивнул собственным мыслям.

— Гросс.

— Да, ваше превосходительство. Тело Вальтера Гросса, о котором докладывали Завидичи, на месте катастрофы не обнаружено.

— Следы?

— Катастрофа слишком сильно повлияла на потоки энергии… — проговорил лейтенант и, чуть помолчав, добавил: — Там, в радиусе пяти километров от падения «кита», до сих пор одна сплошная аномалия, хотя времени прошло…

— А Завидичи? Не могла эта самая аномалия… — Несдинич не договорил, заметив, как его подчиненный покачал головой.

— Во время падения дирижабля они были или слишком далеко, или слишком высоко. Никаких следов воздействия на них мы не обнаружили…

— Понятно… — Контр-адмирал побарабанил пальцами по тяжелой и массивной столешнице, глядя куда-то в пространство. — Значит, Вальтер Гросс.

— Это наиболее вероятный вариант, ваше превосходительство, — кивнул лейтенант. — Тем более учитывая его прежнее место службы…

Несдинич поморщился и махнул рукой, отчего докладчик тут же замолк.

— Что ж… — Хозяин кабинета помедлил, о чем-то задумавшись, и, кивнув собственным мыслям, заговорил резким, не терпящим возражений тоном: — За Гроссом присмотрит агентура, если он вдруг всплывет в ее зоне внимания. Сводки будут поступать вам лично. С вас — доклады мне на стол еженедельно. И никакой самодеятельности, только наблюдение. Я ясно выразился?

— Так точно. А что с владельцем «Солнца Велиграда»? — уточнил лейтенант и вытянулся во фрунт, заметив взгляд начальника. В принципе интерес понятный. — Владелец «кита», раньше безупречно исполнявший заказы седьмого департамента, оказался не так надежен, как от него ожидалось, мягко говоря. А это, прежде всего, ошибка аналитиков, не сумевших просчитать такую возможность…

— С каких пор аналитиков службы интересуют оперативные данные, не имеющие отношения к их текущей работе? — тихо пророкотал контр-адмирал, пристально глядя на изрядно побледневшего «географа». — Свободен, лейтенант.

Подчиненный щелкнул каблуками и, резко кивнув, покинул кабинет, оставив Несдинича в хмурой задумчивости. Контр-адмирала можно было понять. Утеря двух экспериментальных накопителей из четырех, каким-то чудом попавших в руки русской разведки, стала сильным ударом по его репутации. И даже тот факт, что утечка информации о способе доставки накопителей на исследовательский объект «Форпост» произошла не в его ведомстве, а у безалаберных умников-артефакторов, совсем не грел душу старого служаки.

От невеселых размышлений Несдинича отвлек короткий стук в дверь. Четкий, размеренный… Похоже, секретарь что-то хочет сказать?

— Ваше превосходительство…

— Не юродствуй, Фома Ильич. Что там? — поморщился хозяин кабинета, и Литвинов тут же поправился:

— Завидичи, всей фамилией, Матвей Савватеевич. Примете, или…

— Зови, — пропустив мимо ушей проскользнувшую в тоне секретаря надежду на отказ в аудиенции, проговорил Несдинич. А когда Литвинов уже шагнул обратно к двери, добавил: — И чаю не забудь принести… крохобор.

— Будет исполнено… ваше превос…

— Фома!

— Сделаю, Матвей Савватеевич, — тут же пошел на попятную секретарь.

— И за что ты так Мирона не любишь, а? Неужто никак не можешь ту шутку ему простить?

— Она мне сотни гривен стоила, между прочим.

— Двадцать лет прошло, Фома… И если бы не выходка Завидича, ты сейчас, вполне возможно, не у меня бы в приемной сидел, а зачуханным шлюпам на Груманте пропеллеры крутил, — заметил Несдинич. Посмотрел на упрямое выражение лица секретаря и махнул рукой: — Иди уже и позови сюда своего недруга. Нечего его в приемной мурыжить.

— Будет исполнено. — Литвинов кивнул и исчез за массивной дверью, чтобы через минуту открыть ее вновь, пропуская в кабинет своего старого сослуживца и неприятеля вместе с сопровождающими его дочерью и подопечным.

— Ну, здрав будь, твое превосходительство, господин инженер-контр-адмирал, — с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, поприветствовал Несдинича Мирон.

И хозяин кабинета почему-то сразу вспомнил доклад штатного агента на «Фениксе» о недавней беседе Завидича с офицерами «кита». Не к добру, ой не к добру…