Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Антон Генералов

Адъютант

Глава 1

Адъютант

Смотря на удаляющийся берег с кормы броненосца, я не верил, что за два года, проведённые в королевстве Ровалия, могло произойти столько событий. Назначение адъютантом нашего военного атташе в этой стране было для меня не самым приятным известием. Нет, возможно, для кого-то это желанная синекура, а для свежеиспечённого лейтенанта, мечтающего о подвигах и приключениях, — это серьёзный удар. Но обо всём по порядку.

Родился я в семье потомственных военных и ни о какой другой карьере даже не помышлял. Наш дворянский род древний, хотя и не титулованный. Мой дед мог легко получить титул, стоило ему только попросить. Ему, прославленному имперскому генералу, никто бы не отказал. Но просить, тем более для себя — это было ниже его достоинства. Его слова: «Триста лет жили без титула и ещё столько же проживем, а что-нибудь клянчить — это занятие для придворных лизоблюдов». Да, в этом весь он.

Итак, для меня сначала был кадетский корпус, затем Императорское пехотное училище, и всё было хорошо — продвигаясь к выпуску, не хватал звёзд с неба, но и в систематических залётчиках тоже не числился. Главное было — попасть в первые двенадцать, и тогда свежеиспечённый лейтенант мог по традиции сам выбрать место службы. И выбор был давно сделан в пользу корпуса горных егерей. А что — дальнее пограничье, горы Гинкуша, покрытые ледниками, и утопающие в зелени долины, периодические стычки с горцами. И главное — подальше от столицы с её приёмами, балами и многочисленной роднёй. С постоянными: «Что вы, что вы! В этот четверг вы обязательно должны прибыть к нам на обед, и отказа я не принимаю». Смокинг с накрахмаленной рубашкой, а есть ещё фрак… О нет! Чур меня, чур!

Как написал один поэт:


Я устал от потрёпанных истин,
От пустых непонятных речей.
Ну-ка, ветер разбойничий, свистни
Застоявшейся тройке моей!


Пусть помчится по снежному полю
Через злую пургу и метель
На свободу, а может, в неволю,
Только чтобы подальше отсель [Здесь и далее стихи Игоря Морозова.].

Ну, тройки у нас уже лет как с восемьдесят заменили паровозами, но смысла это не меняет. Нет, конечно, извозчиков в городах полно, но чтобы в дальние края — да на почтовой тройке… Увы. Так что в мечтах я уже отправлялся с Восточного вокзала к месту своей службы. Но верно говорят: «Хочешь рассмешить богов — расскажи им о своих планах». После самого выпуска и торжественного вручения погон случилось несчастье — погиб мой двоюродный брат. Как мы потом узнали, его рота была выделена в помощь пограничной страже. Совместно они должны были перехватить крупную банду контрабандистов, собирающуюся рвануть через границу. Была устроена засада, банду застали врасплох. Но контрабандисты не дрогнули и пошли на прорыв. Завязался упорный бой, в котором и погиб Станислав. После же, когда перетряхнули груз, стало понятно, что послужило стимулом к такой отваге у банды. Это было золото с нелегальных приисков, целых триста килограммов. По-видимому, это золото собиралось не один год, и им было из-за чего рисковать. Такой куш очень не хотелось терять, поэтому и дрались отчаянно, пленных почти не было. Случилось это почти в тех краях, куда я ждал назначения.

И тут маман, сильно занервничав, насела на отца, что назначение в те края — неоправданный риск, и он, как любящий отец, должен вразумить дитё и отговорить от поспешных решений. Он, конечно, возмутился — профессия, в которой все мужчины в нашей семье отдают себя без остатка на протяжении веков, связана с риском, и у него шрамы не от неудачных падений, а у его отца шрам через всю грудь от пешеханского ятагана, и это тоже не досадная случайность. И ей, пожившей в дальних гарнизонах, не пристало уподобляться курице-наседке.

Но эта отповедь не возымела должного действия, и моя маман задействовала тяжёлую осадную артиллерию. И это была бабушка. Вообще это был запрещённый приём. Они вдвоём насели на отца и деда. Причем это были осада и штурм по всем правилам. Нет, я, конечно, знал, что они что-то предприняли, но о масштабе даже не догадывался. А ведь мог бы, знаю же и ту, и другую с рождения. У них упорства как у линейных броненосцев, когда те в бою прорывают вражеский строй.

Когда получил вызов в Военное министерство — забеспокоился. Обычно назначения не требуют посещения министерства. В управление кадров вызов был бы понятен — там побывали уже все мои однокурсники. И многие уже разъехались по местам своей службы. В канцелярии осчастливили предписанием и назначением на должность адъютанта нашего военного атташе в Ровалии. Минут пять я честно пытался осознать всю глубину свалившегося на меня счастья, а потом взял пролётку и примчался домой, чтобы разобраться с авторами этого непотребства.

— Тихон, а где все? — поинтересовался я у нашего дворецкого.

— Ваша мама вместе с Евгенией Валерьевной отбыли с визитом к вашей тётке, — ответил тот. — А отец с дедом в данную минуту находятся в кабинете.

— Спасибо, Тихон, — усмехнулся я и решительно направился наверх, чтобы поговорить с оставшимися.

По скоропостижному отъезду родственников в гости мне стало понятно, что маман с бабкой решили таким способом переждать бурю, оставив держать оборону двух генералов.

Кабинет встретил меня гнетущей тишиной — сидевшие в креслах отец с дедом молчали и выжидательно смотрели на меня. На столе стоял початый графин с бренди и тарелка с лёгкой закуской. Батю и деда ждали трубка и сигары.

— Ну что?! Сами сдались и меня сдали?! — решил я сразу захватить инициативу. — Ладно папа… Но ты, дед, почему?! Ты же никогда и не перед кем не пасовал, а тут взял и пошел на поводу у наших дам! И как это понимать?!

Вид двух прославленных военачальников, на какой-то момент стушевавшихся как гимназисты-первоклассники, представлял собой весьма занимательное зрелище. Однако долго мне им любоваться не пришлось, потому что генералы они и дома генералы.

— Сашка, не начинай! Большой уже, и сам должен понимать, что насели на нас очень сильно! — начал дед. — Ты свою бабку знаешь. Если ей что-то в голову втемяшилось, то всё… А когда твоя мать к ней присоединилась — вообще житья не стало!

— К тому же не нас одних они теребили, а чуть ли не всю родню, — добавил отец.

— Может, я вас и понимаю… Но что же мне теперь делать? — уселся я за стол. — И вправду в посольство ехать, что ли?!

— Именно так, — кивнул дед. — Отправишься в Ровалию, послужишь годик при посольстве, а за это время наши клуши немножко успокоятся.

— Да-да, — добавил отец. — А потом мы тебя потихоньку переведем в полк.

— А как быть с навыками командования? Там же их невозможно получить будет! — возмутился я.

— Ничего, — проворчал дед. — Ты у нас мальчик смышлёный. Справишься.

— А более пристойного места не было?

— Паруа мест имелось, — усмехнулся отец. — Одно в управлении тыла, а второе в управлении кадров. Думаешь, это было бы лучше?

— Нет, конечно!

— А если нет, то тогда успокойся и следуй туда, куда предписано, — сказал дед.

— А пока расскажи нам, что ты вообще знаешь о королевстве Ровалия…

— Ну, только то, что было в курсе политической географии в академии.

— Тогда давай, блесни знаниями, — стал подзуживать дед.

И я начал вспоминать. Ровалия находится на южном материке и отделена от других стран Алтанийским хребтом. Хребет практически непроходим, кроме одного места, через которое и происходит караванная торговля с остальным материком. Именно караванная — вьючные лошади, верблюды, мулы. Потому как проложить железнодорожный путь на высоте тысяча двести метров — это ненаучная фантастика. Площадь страны чуть более тридцати тысяч квадратных километров; имеется один крупный глубоководный порт на побережье, он же по совместительству и столица — Верхофстадт. Население столицы составляет около миллиона человек, население всей страны — пять миллионов. Правит страной его величество Максимилиан IX, крепкий дядька, которому перевалило на пятый десяток. Я его видел прошлой осенью, когда он приезжал принимать построенные у нас два броненосных крейсера. Ну, а вооружённые силы у ровалийцев небольшие — тридцать восемь тысяч штыков и сабель, разделённые на два корпуса.

Ровалия — один из наиболее значимых производителей металлопродукции, в горах много железных рудников. А в Верхофстадт — один из мировых центров торговли алмазами. Их там не добывают естественно, а доставляют караванами из-за Алтанийских гор. И рулит там как доставкой, так обработкой и продажей гномий банкирский дом «Балин, Орин и сыновья». Если я правильно помню, то он третий по могуществу среди гномьих банков и то ли десятый, то ли одиннадцатый среди банкирских домов мира. Отряды их кондотьеров в королевстве если и уступают по численности армии, то не на много. Именно на них лежит ответственность за сопровождение и охрану караванов, пересекающих горы.

— Вот, собственно, почти всё, что я помню. Ну, там ещё по мелочам — численный состав флота, что отряды наёмников кондотьеров состоят как из гномов, так и людей, и так далее.

— Всё правильно, — подтвердил отец.