logo Книжные новинки и не только

«Роковое обещание» Анжела Марсонс читать онлайн - страница 14

Knizhnik.org Анжела Марсонс Роковое обещание читать онлайн - страница 14

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Прежде всего, нет никакой уверенности, что Эмма говорит правду, ну а кроме этого, Стейси показалось, что она узнала выражение на лице девочки, когда мать оттаскивала ее от двери. И если б ей задали вопрос, что это было за выражение, то она ответила бы, что больше всего оно походило на триумф.

Глава 20

Было почти шесть часов, когда Брайант, пробившись сквозь пробки часа пик, припарковался на стоянке перед больницей Рассел-Холл. По мнению Ким, то время, которое они уже провели в машине, и то расстояние, которое преодолели, никак не коррелировались с теми успехами, которых они успели добиться.

— Сколько еще она будет здесь? — спросил Брайант, заглушив двигатель.

— Сказала, что будет ждать нас в кафе, — с этими словами Ким выпрыгнула из машины, — до половины шестого. И мы вполне могли успеть, если б ты немного притопил.

— Да пробка эта чертова помешала…

Ким чувствовала, как ей не хватает возможности самой сесть за руль. Если б машиной управляла она, то они нырнули бы в переулки и, срезая там, где можно и где нельзя, успели бы вовремя. А Брайант предпочел смириться с тем, что все дороги превратились в одну большую пробку, и стал ждать.

— Если она уже ушла, то это будет твоя вина, — на ходу бросила Ким, устремляясь к автоматическим дверям.

— Ну да, запиши на мой счет, — проворчал сержант.

В больнице царил тот самый бардак, который случается, когда пациенты из поликлиники расходятся по домам, а в клинику начинают прибывать посетители стационарных больных. Ким скрестила пальцы, в надежде избежать встречи с доктором Шахом. Ведь все это мало походит на сидячую работу.

В кафе было многолюдно и шумно, но Стоун сразу заметила женщину. Не в последнюю очередь потому, что та с нетерпением смотрела на вход. И хотя они никогда не встречались, Ким поняла, что женщина тоже узнала ее.

— Миссис Уилсон, спасибо, что дождались, — поблагодарила детектив.

Она знала, что главный врач больницы — человек занятой, и им повезло, что женщина смогла наскрести несколько минут для беседы.

— Простите, что не смогу уделить вам много времени. У меня через десять минут встреча.

Ким бросила взгляд на Брайанта, который прошел мимо нее к автомату с кофе.

— Я прямо к делу, — сказала в ответ инспектор, подумав, что в мире уже не осталось руководителей, которые работали бы строго с девяти до пяти.

По виду женщине было лет тридцать пять. И хотя прическа в виде пучка волос на затылке еще держалась, несколько локонов успели за день выбиться из нее. Мейк-ап, наложенный утром, давно стерся.

— Бесконечные интервью, — пояснила женщина.

— Ищете замену Корделлу? — уточнила детектив.

— Может быть, это покажется вам бессердечным, — ответила Уилсон, — но хирургов надо заменять как можно скорее. Мы уже отменили три больших и пять рутинных…

Ким догадалась, что речь идет об операциях.

— Да, цифры не радуют, — заметила она. Вопрос отмены операций в государственных клиниках муссировался по телевизору в каждой новостной программе.

— Еще меньше радуются пациенты, — холодно заметила Уилсон. — Две из трех больших операций были сложными случаями, требующими удаления матки. — Она помолчала. — Рак. — Покачала головой. — Остальные хирурги работают изо всех сил, чтобы заменить выбывшего из строя, но потеря одного человека — это серьезная потеря.

Ким кивнула в знак понимания. Она могла только представить себе, какому давлению со стороны политиков, общественности и пациентов подвергается ее собеседница. Ее вовсе не удивило бы, если б женщина на таком посту превратилась в заезженную клячу, — а Уилсон еще как-то умудрялась оставаться человеком.

Главврач вызывала у Ким симпатию.

— Как мы понимаем, доктор Корделл много лет работал здесь по совместительству?

— Он начал задолго до меня, — Уилсон кивнула. — Сразу же после того, как у его жены случился второй выкидыш двадцать лет назад. Он рассказывал, что тогда Солу было семь, а Люку — пять, но Лилит отчаянно хотела дочку. Ее привезли сюда, и хотя ребенка спасти не удалось, он так и не забыл наших усилий.

— И около месяца назад Корделл стал работать здесь на постоянной основе? — уточнила Ким.

— Когда он ушел из «Окленда», мы мгновенно ухватились за него. Мы были бы идиотами, если б не сделали этого. — Уилсон посмотрела на часы. — Несмотря на все недостатки, он был блестящим хирургом.

— Но до вас дошли слухи относительно Хиткреста? — поинтересовалась Ким.

— Слухи… — Главврач фыркнула. — Посмотрите вокруг, офицер. У нас работают врачи, медсестры, вспомогательный персонал, администраторы, регистраторы, уборщики, добровольцы. Да у нас здесь маленький город. И мы не можем позволить себе роскошь прислушиваться к слухам.

— А вы связывались с «Оклендом», чтобы получить рекомендации?

— Конечно, — ответила Уилсон, подвигаясь на диване, потому что подошел Брайант. Еще один взгляд на часы. — Нам сказали, что там против него начали служебное расследование, но не стали распространяться по этому поводу.

Ким поняла, что главврачу пришлось принимать решение, основываясь на той информации, которой она располагала. Слухи слухами, расследования расследованиями, но здесь, в больнице, на его стороне была незапятнанная репутация и сотни спасенных жизней.

Сама она поступила бы точно так же.

— А теперь офицер, мне действительно уже…

Не договорив, Уилсон встала. Их время истекло.

— То есть вы можете подтвердить, что здесь на доктора Корделла никто не жаловался? — спросила Ким.

В этот момент зазвонил телефон Уилсон.

— Конечно, нет, инспектор, — женщина нахмурилась. — Более того, все было с точностью до наоборот.

«Черт, мне бы еще несколько минут», — подумала Стоун, наблюдая, как Уилсон исчезает в левом коридоре.

Справа от Ким какой-то человек поднял голову и посмотрел детективу прямо в лицо. В его глазах мелькнуло узнавание — Ким оказалась той, кому он накануне предложил стул, и она от него благополучно отказалась.

Стоун улыбнулась и кивнула ему. Брайант проследил за ее взглядом и нахмурился.

— Это мой приятель Терри, — сказала инспектор, беря в руки кофе.

— Итак, тринадцать обвинений в «Окленде» и ни одной жалобы здесь. Какие мысли по этому поводу?

Ким сделала глоток кофе и глубоко вздохнула:

— Честно сказать, Брайант, я ничегошеньки не понимаю.

Глава 21

— Ну, как прошел день, мальчик? — спросила Ким у Барни, кладя на землю его сухой корм и кусочки цыпленка.

Если б он мог говорить, то рассказал бы ей, что Чарли, сосед, зашел за ним около двух часов дня, и они отправились на долгую и приятную прогулку, вернувшись с которой он провел пару часов на тенистом заднем дворе в доме Чарли.

Подобные договоренности всех полностью устраивали. Потеряв два года назад своего любимого лабрадора, Чарли, которому было семьдесят шесть лет, не захотел заводить новую собаку и взваливать на себя груз ответственности. Семьи у него не было, и его очень волновало, что будет, если с ним что-нибудь случится. Кроме того, прекратив ездить за рулем, он уже не мог возить собаку в ветеринарную клинику. При всем при этом Чарли был истинным собачником и страшно скучал в отсутствие пса.

Сумасшедший рабочий график Ким заставил ее задуматься о необходимости иметь кого-то, кто сможет позаботиться о ее лучшем друге. На том и порешили. Особенно был рад Барни, который теперь мог гонять белок возле кормушек для птиц на заднем дворе у Чарли.

Инспектор устроилась с кофе на диване. Через несколько мгновений Барни был уже рядом, уткнувшись носом в ее свободную руку. Если Ким правильно помнила, то «запрет на диван», установленный ею в день появления в доме щенка, продержался всего две с половиной минуты.

— Вот какая у нас с тобой проблема, мальчик, — с серьезным видом сказала она. — Мне надо выйти, а за руль мне нельзя.

Пес склонил голову набок, как будто обдумывал возникшую проблему.

— Мы оба знаем, что о мотоцикле не может быть и речи, — с сожалением продолжила Ким. — И хотя я по нему жутко скучаю, даже мне понятно, что сейчас он мне недоступен. А вот когда доктор говорил о том, что мне нельзя за руль машины, то, мне кажется, это была скорее рекомендация, а не приказ. Как ты думаешь?

Ответа не последовало.

— Ты же понимаешь, я не собираюсь заняться скалолазанием или бродить по горам. Надо проехать всего несколько миль, а если я еще и тебя прихвачу с собой, то мне не будет одиноко… Ну, как думаешь — рискнем?

Пес гавкнул, и Ким улыбнулась.

— Я так и думала, шалун.

Она встала, и Барни, спрыгнув с дивана, выжидающе посмотрел на нее.

Взяв куртку и ключи от машины, Стоун открыла дверь.

Барни, помахивая хвостом, уселся возле передней пассажирской двери двенадцатилетнего «Гольфа».

— Назад, — велела Ким, открывая заднюю дверь. — Теперь, если что-то пойдет не так, во всем будешь виноват ты, — сообщила она его отражению в зеркале заднего вида.

Собака тявкнула, а инспектор поставила ноги на педали. Левая успела устать после всех дневных событий, но если она поедет с приемлемой скоростью, то ей не придется постоянно давить на педали.

Пока они ехали эти пять миль, Стоун говорила со своим попутчиком. Наконец с облегчением увидела, что они прибыли на место. Пульсирующую боль в ноге она старалась игнорировать.

Выбравшись из машины, Ким открыла дверь для Барни.

Когда она подошла и постучала в знакомую дверь, пес сел рядом.

Появился хозяин дома и улыбнулся им обоим.

— Привет, Тед. Нет ничего удивительного в том, что мне опять нужна твоя помощь.

Глава 22

Когда в восемь пятнадцать вечера Стейси подошла к двери, она заколебалась. Девушка не знала, можно ли в такое время стучаться к мужчине. Хотя было еще светло, ее мать вбила ей в голову несколько непреложных правил. Стейси не разрешалось ходить к подругам до десяти утра и после восьми вечера. Мама всегда говорила, что таким образом она демонстрирует свою порядочность и уважение к другим людям.

«Но ведь исчезла его дочь-подросток», — успокоила Стейси сама себя и негромко постучала в дверь с витражом.

Неброский фасад дома выглядел ухоженным, а сам дом располагался всего в полумиле от того места, где жила Стейси, между Нетертоном и Дадли.

Дверь открыл стройный, привлекательного вида мужчина ближе к сорока, одетый в джинсы и простую белую футболку. У него были светло-каштановые волосы, а на висках кое-где пробивалась седина.

— Мистер Данн? Джеффри Данн? — уточнила Стейси, показывая свое удостоверение.

Мужчина нахмурился и кивнул.

— Я по поводу Джесси, — пояснила констебль. — Вашей дочери, — добавила она, прежде чем поняла, что в этом нет никакой нужды. Мужчина явно знал, кто такая Джесси.

На его лице появилось беспокойство.

— Можно войти? — спросила Стейси. — У меня к вам несколько вопросов.

— Ну конечно. — Мужчина сделал шаг в сторону, словно только что вспомнил о хороших манерах.

Стейси прошла на кухню, по пути оглядываясь в поисках возможных улик. На вешалке висела всего одна куртка. В воздухе констебль не уловила никакого запаха парфюмерии. На кухне все было аккуратно убрано, на столе лежали продукты для приготовления сэндвича. Ни бокалов, ни чашек, ни тарелок, которые могли бы ей что-то подсказать.

— Так что же случилось с Джесси? — спросил хозяин, прерывая ее тайное обследование дома.

Он не пригласил ее сесть, так что Стейси осталась стоять.

— Боюсь, что ваша дочь пропала, мистер Данн, — сказала она.

И хотя он стоял к ней спиной, констебль увидела, как напряглись его плечи, прежде чем он покачал головой.

— Уверен, вам известно, что последний раз я видел ее, когда ей было четыре года.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.