Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— А теперь? — спросил Нико, когда очередная пауза перешла в неловкое молчание. — Как ты теперь себя чувствуешь?

— По пути сюда, когда мне на глаза впервые попался хороший кадр, я не стал машинально хвататься за телефон, а просто подумал: как жаль, что нельзя сделать фото. Когда идти стало тяжелее, сосредоточился на том, чтобы не выдохнуться. Все-таки я постарше вас. При этом совершенно позабыл про телефон. Пока мы здесь, еще ни разу о нем не вспомнил. И это прекрасно.

— Мне кажется, это эффект Павлова, — высказала свои мысли Йенни.

Анника приподняла брови.

— Я вроде бы слышала имя, только не вспомню, в какой связи. Что это такое?

— Речь идет об условных рефлексах, — стала объяснять Йенни, и все ее слушали. Ей было неловко ощущать себя в роли всезнайки, но отделаться она уже не могла. — Если в двух словах, то русский ученый Павлов в экспериментах над собаками доказал, что можно развить связь между провоцирующим событием и каким-либо рефлексом, в том числе неосознанным. Павлов установил, что у собак начинается слюнотечение, когда они видят пищу. А когда он звонил в колокольчик, понятно, ничего не происходило. Тогда он стал звонить в колокольчик всякий раз, перед тем как дать собакам корм, и что бы вы думали — спустя какое-то время слюна текла от одного лишь звонка. И это очень похоже на то, о чем говорил сейчас Пет… Йоханнес. Когда он видел что-то красивое, то неосознанно хватался за телефон, чтобы сфотографировать это. Как делал каждый раз, когда хотел запечатлеть момент. Думаю, после того как Йоханнес несколько раз пережил такую ситуацию без телефона, ассоциативная цепочка оборвалась, и он уже не испытывает тяги.

— Звон, звон, слюни, слюни, — прокомментировал Давид, сидевший с Анной в другой части зала, и остальные тихо засмеялись. — Или в нашем случае: фото, фото, телефон, телефон. По мне, так все очевидно. И если уж говорить обо мне, то я еще в Шёнау думал, что не продержусь без этой штуки и двух часов. Обычно я пользуюсь смартфоном постоянно, практически все делаю с ним. Господи, да я даже засыпаю с телефоном в руке. Но знаете что — черт с ним. С той минуты, как мы отправились, мне на него плевать…

Он подмигнул Анне и прищелкнул языком.

Следующей в очереди была Сандра. Хоть ей и не хватало смартфона, однако еще не было таких ситуаций, чтобы она ощутила дискомфорт или панику. После нее взяла слово Анника. В конечном счете впечатления были схожие: да, телефона уже недоставало, и порой болезненно, но все ожидали, что в последующие дни станет легче.

Томас был последним, и его доклад прозвучал на удивление лаконично:

— Я свихнусь без смартфона.

— Но это и ожидаемо для программиста, днями напролет занятого разработкой приложений, — заметила Сандра с пониманием.

— Ну да, — согласился Йоханнес. Он встал и подошел к столику, чтобы добавить себе виски. — Собственно, поэтому нам и хотелось, чтобы ваша команда была с нами. Потому что для вас это экстремальная ситуация. Томас, пожалуйста, заполняй опросные листки каждый день. Интересно посмотреть, как будут отличаться ответы сегодня вечером и в последний день.

Томас пообещал каждый вечер заполнять анкету. Затем некоторое время они общались между собой по своим группам, пока Давид не предложил расставить кресла таким образом, чтобы все могли разговаривать друг с другом. Предложение было встречено всеобщим одобрением, и уже через пару минут тяжелые кресла стояли полукругом перед камином, и каждый мог наблюдать, как пламя, точно в любовной игре, облизывало поленья.

— Кстати, Флориан, — сказал Давид, едва они расселись, и наклонился, чтобы лучше его видеть, — твой отец при бабках?

Флориан посмотрел на Давида так, словно тот пригласил его потанцевать.

— Чего?

— Деньги. У твоего отца большое состояние?

— Э… нет. А с чего ты взял?

— Твое имя… я ведь уже говорил, что твое имя мне знакомо. И я теперь припоминаю, что оно, кажется, было связано с большими деньгами.

— Это вряд ли. У нас в семье богачей нет, а ко мне это тем более не относится.

Давид поднял указательный палец.

— Нет, дорогой. Я знаю тебя из какой-то истории, связанной с деньгами. С большими деньгами. В таких делах я не ошибаюсь. Это моя работа.

5

Флориан покачал головой и невесело рассмеялся, словно не мог поверить, что Давид снова затронул эту тему.

— Мы же говорили об этом, и я уверен, что мы незнакомы. Может, не будем больше к этому возвращаться?

Давид широко улыбнулся и погрозил Флориану пальцем, словно хотел сказать: «Я выведу тебя на чистую воду».

— А ты не думал, что на свете живет немало людей с одинаковыми именами? — спросила Сандра.

— Конечно, живет, — согласился Давид, переглянулся с Флорианом и снова посмотрел на Сандру. — Но вот профессия, возраст… нет-нет. Я доверяю своему чутью.

Флориан закатил глаза и сделал глубокий вдох, как если бы сохранение спокойствия стоило ему значительных усилий.

— Так, еще раз: ни меня, ни мою семью, ни кого-либо другого, с кем я как-то связан, нельзя назвать богатыми. Я не представляю для тебя никакого интереса. Я простой работник, честно зарабатываю на жизнь. У меня нет состояния, ничего нет. Для тебя ведь это главное, не так ли? По-моему, ты днем и ночью разыскиваешь потенциальных клиентов, чтобы за грабительский процент распоряжаться их же деньгами.

— Многовато предположений при полном неведении, — невозмутимо прокомментировал Давид.

— Оставь в покое Флориана, — с несвойственной ему прямотой сказал Йоханнес.

Возможно, такая перемена была обусловлена тем, что он возвращался уже с третьим стаканом виски от барного столика.

— Да и вообще, какая разница, слышал ты его имя или нет.

Йенни показалось, что язык у него немного заплетается.

— Радуйся, пока у самого проблем нет.

При этом Йоханнес задержал взгляд на Сандре — вероятно, потому, что именно она высказала предположение насчет кого-то другого с тем же именем.

— Согласна. По-моему, нам лучше обсудить завтрашнюю прогулку, — сказала Анника. — Я за то, чтобы немного поразмяться. Скажем, какой-нибудь подъем, тогда можно испытать себя. Нико, мы с тобой могли бы даже взобраться на какую-нибудь скалу. Я давно хотела попробовать себя в этом, а здесь наверняка найдется старое снаряжение.

— Сомневаюсь, — с улыбкой возразил Нико. — К тому же в такую погоду даже профи воздержался бы от восхождения. А для новичка это вообще немыслимо.

Анника отмахнулась.

— Потому я и сказала: мы с тобой. У меня хорошая физподготовка, это уже многое дает. Не стоит меня недооценивать. Пару недель назад я обошла на лыжах группу молодых людей. Им было чуть за двадцать на вид. Они поднялись следом за мной на склон. Довольно крутой, как будто отвесный. Эти тоже смотрели на меня так, будто думали, что старушке лучше постоять наверху. Поглядел бы ты на них, когда я пролетела мимо них по склону и потом спокойно дожидалась их внизу.

— Да, она в хорошей форме, — подтвердил Маттиас и глотнул виски.

«И для нее крайне важно, чтобы каждый об этом знал», — мысленно добавила Йенни.

— Этот виски… — проговорил Йоханнес и задумчиво посмотрел на пустой стакан в руке, — и в самом деле превосходен. — Он поднялся и в очередной раз прошелся до столика. — По счастью, у нас наверху достаточный запас.

Йенни вновь обратила внимание, что количество алкоголя, какое позволил себе Йоханнес, не могло остаться незамеченным. И задумалась: стал нынешний вечер исключением в данном отношении или для него это обычное дело?

— Признаюсь, я уже заметно нервничаю оттого, что не могу проверить почту или посмотреть, кто мне звонил, — сказала Анна.

Томас отозвался с нескрываемым отчаянием в голосе:

— Вот и я о том же…

— Ой, да бросьте вы, что тут сказать? — Давид. Само собой. — Ну вот не можете вы прочесть, что Лиза П. с «Фейсбука» написала к посту Зузи Н. Или поиграть в новую стрелялку. Я вас умоляю. Хотите знать, что запущено у меня на смартфоне? Биржевой телетайп, курсы акций в реальном времени. И думать не хочу, какие суммы упускают вот прямо сейчас мои клиенты, поскольку я не вижу, что там творится, и не могу мгновенно отреагировать. А ведь речь идет реально о крупных барышах. И что? Я разве жалуюсь? Нет. А почему? Потому что изначально знал, на что подписываюсь, и сделал это осознанно. Собственно, как и вы. Так что привыкайте и радуйтесь, что можете отдохнуть.

— Я не пользуюсь смартфоном, чтобы читать идиотские комментарии на «Фейсбуке», — возмущенная Анна вскинулась на Давида, которого превозносила минуту назад.

«Неприятности в раю», — подумала Йенни и попыталась было вступиться за свою сотрудницу, но Анна еще не закончила.

— Веришь или нет, но мы тоже используем телефоны по работе. Это и есть наша работа.

— А я думаю, — вставил Томас, которого задело замечание Давида насчет стрелялок, — что ты любишь похвастаться и не упустишь возможности показать всем, какой ты весь из себя важный.

— Верно, я важный, — ответил Давид с неизменной ухмылкой. — Можешь спросить у моих клиентов.

Конечно, Томас был прав — Давид казался хвастуном, вероятно, напрочь лишенным эмпатии или навыков нормального общения. Но в одном ему стоило отдать должное: он умел не только раздавать тычки, но и сам великолепно держал удар. Казалось, замечания просто отскакивали от него. И потому Йенни не могла оставить без комментариев его слова.