logo Книжные новинки и не только

«Боевая единица» Артем Каменистый читать онлайн - страница 32

Knizhnik.org Артем Каменистый Боевая единица читать онлайн - страница 32

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Нина увидела бездонно-черный зрачок автоматного ствола, свидетельствующий о хорошем прицеле, успела бросить гранату, потянулась к винтовке. Это было ее последнее сознательное действие — короткая очередь наискосок перечертила ее грудь, вырывая из спины клочья плоти и одежды. Тело, еще не осознав факта смерти, инстинктивно попятилось назад, увлекаемое ударами пуль. Нина вывалилась в проем окна, выбив раму с жалкими остатками стекла, пролетела пять этажей, разбила голову об угол мусорного бака и осталась лежать на асфальте изломанной, изуродованной куклой.

Убийца ненадолго пережил свою жертву — он вскрикнул, когда граната прокатилась между ног, на задворках сознания мелькнула обнадеживающая мысль, что она так и последует дальше, до самого первого этажа, где уже не сможет причинить ему вред. Не угадал — короткий запал догорел, осколки жестоко располосовали всю нижнюю часть тела. Оглушенный, не слыша своего крика, он скатился с крутой чердачной лестницы и сломал шею о железные перила.


— Повелитель, нам надо немедленно покинуть это место! — произнес Фауст.

— Зачем, здесь удобно, — возразил демон.

— Нам не дадут стоять возле магистрата. Только что была перестрелка, сейчас люди Ордена будут рвать и метать.

— Я заметил бой. Но они убили своих врагов, битва закончилась.

— Повелитель, прости, но ты плохо понимаешь, что сейчас будет. Люди Ордена обозлены и напуганы, когда-то, много лет назад, люди Последней Церкви пытались устроить покушение на магистра Навина вот на этой самой площади. Им удалось убить нескольких охранников, но сами пали все до единого. Группа поддержки, дожидавшаяся их в двух кварталах отсюда на автомобилях, была обнаружена спустя несколько минут, их тоже всех уничтожили. Повелитель, сейчас начнется прочесывание местности, нам не избавиться от нежелательного внимания, разве что ты сможешь укрыть нас как-то от человеческих глаз.

— Нет, здесь такое проделать невозможно. Тут странное место, слишком много неконтролируемой энергии.

— Магистрат стоит на Колодце Основателей, из-за него в радиусе десятков километров невозможно проделать ход меж наших миров. Наверное, ты его чувствуешь.

— Слуга, нам нельзя обнаруживать себя, но и покидать магистрат нельзя. Слишком велика вероятность того, что нужный человек появится именно здесь. Все суета, нам главное его встретить.

— Повелитель, можно отъехать на несколько кварталов и кружить по окрестностям, не приближаясь на опасное расстояние. Лучшего выхода я не вижу, ведь если мы просто будем стоять… Нет, это слишком подозрительно.

— Ты знаком с окрестными тропами?

— Плохо. Но у нас есть карта… такой чертеж, где все они нанесены. С ним мы не заблудимся.

— Хорошо, я разрешаю покинуть это место. Но помните, далеко отсюда удаляться нельзя.

— Да, повелитель.

— Слуга, будь внимательным, где-то рядом скрываются квари.

— Как?! — в голос выкрикнули напарники.

— Неизвестно. Но они здесь, их присутствие несомненно. Жаль, но узнать точное местоположение трупоедов не получается. Здесь плохое место.

— Но что они здесь делают и как ухитряются маскироваться?

— Неизвестно. Они умеют прятаться, эти хитроумные трусы достигли совершенства в подобных вещах.

— Возможно, люди Ордена сейчас их найдут…

— Это будет хорошо. Езжай, слуга.


Придавив спусковой крючок, Лина вбила короткую очередь в ноги агента, делающего вид, что разговаривает по телефону, стараясь попасть ему ниже колен. Не сомневаясь, что ранила противника, она перенесла огонь на джип, ударив по низу передней дверцы. Девушка надеялась зацепить водителя, это, несомненно, замедлит преследование, если вовсе его не предотвратит. Стекла тонированные, салон не разглядеть, но промахнуться трудно, тем и хорош автомат, что можно не думать об экономии патронов. Стреляя, Лина даже не осознавала, что старается щадить врагов, не нанося им опасные ранения — будь здесь настоятельница, она бы отпустила немало эпитетов по поводу чистоплюйства своей воспитанницы.

Пули выбили несколько снопов искр, одна из них отлетела в сторону с противным, жужжащим звуком, какой издают деформированные кусочки металла после жесткого рикошета о твердую поверхность. Лина поняла, что машина бронированная, так что агентов не достать. Подкорректировав свой первоначальный замысел, она выпустила длинную очередь по салону. По своему опыту девушка знала, что, когда по бронированной машине стреляют, пассажиры испытывают негативные эмоции — не каждому понравится сидеть в подобном барабане, так что пускай помучаются. Остатками магазина она пробила пару колес и, перезаряжая на ходу автомат, бросилась прямо на оживленную дорогу.

Со всех сторон завизжали тормоза, девушка отчаянно рисковала, однако в случае удачи она надежно отрежет преследователей, тем непросто будет развернуться и преодолеть этот поток. Лина знала, что и с пробитыми колесами оперативные машины могут участвовать в гонках благодаря самозаклеивающимся шинам, да и джип мог быть не единственным. Добравшись до другой стороны улицы, она бросилась в проход меж домов. Лина была довольна собой — все прошло нормально, сейчас достаточно пробежать пару сотен метров, затеряться, после чего надо выбросить автомат и обычным шагом, не привлекая внимания, покинуть опасный район. На бегу она обернулась, не сдержала улыбки — ее никто не преследовал, а на дороге возникла пробка, вызванная ее рывком.

В этот момент девушка расслышала рокот авиационного двигателя.

В свое время, впервые увидев вертолет воочию, будучи еще совсем маленькой девочкой, Лина на всю жизнь сохранила яркое воспоминание об этом удивительнейшем открытии в своей жизни. Дожив до девятнадцати лет, изучив явление подъемной силы крыла самолета и тяги, развиваемой винтом в воздушной или водной среде, она так и не могла поверить в то, что ЭТО летает. Девушка даже сама себе боялась признаться, что побаивается этих странных машин, воспринимая сам факт их полета как чудо, а чудеса имеют свойство заканчиваться.

Но сегодня первый раз в жизни Лина восприняла вертолет как противника, испугавшись по-настоящему. В условиях данного района Москвы она почти не опасалась автомобилей преследователей. Тем непросто будет петлять в лабиринтах дворов, да и проехать им можно не везде. Быстроногой девушке достаточно сохранять спокойствие духа, дабы не наделать глупостей, и все… несколько минут и о погоне можно забыть. Перед ней открыты сотни дорог, а неповоротливый противник вынужден будет искать среди них одну-единственную.

Но вертолет другое дело — от него так просто не уйти. Можно перебираться через заборы, петлять среди гаражей, врываться в непроезжие щели меж домов — все тщетно. От взгляда с небес не спрятаться, а преследователь легко наведет на тебя своих наземных коллег. Лина обернулась только раз, убедилась, что винтокрылая машина разворачивается в ее сторону. Тут девушка совершила глупость — побежала еще быстрее, неразумно растрачивая свои силы. Она прекрасно понимала, что таким образом скрыться не получится — слишком велика разница скоростей, но эмоции на какое-то время взяли верх над разумом.

Лина обогнула маленький магазинчик, скользнула в щель между домов, рев с небес стал оглушительным, ее накрыла тень. Как ни странно, девушку это успокоило, паника улеглась, осознание того, что у погони есть неоспоримое преимущество, больше не пугало. Резко остановившись, она подняла автомат, целя машине в брюхо. Дистанция была невелика, вертолет едва не цеплял крыши пятиэтажных домов, однако неразумное расходование сил сделало свое черное дело — руки Лины дрожали, дыхание сбилось, о снайперской точности в таких условиях можно позабыть.

Автомат задергался, выпуская длинную очередь. Рев мотора и грохот выстрелов не позволял расслышать удары пуль по металлу, но Лина не сомневалась, что попала. Пилот бросил машину в сторону, уходя от обстрела под защиту дома. Не обращая на него внимания, девушка продолжила свой бег. Ей нельзя было стоять на месте, ведь несомненно, что сюда во всю прыть спешат наземные преследователи.

Вертолет не стал прятаться, он просто отлетел чуть назад и продолжил погоню, выдерживая приличную дистанцию. Если она опасно сокращалась, замедлял темп, а то и вовсе останавливался, ненадолго зависая. Проанализировав его маневры, Лина приуныла еще больше — пилот был явно не новичком, одурачить такого почти невозможно. Эх, если бы она хорошо знала этот район, то еще куда ни шло, а так… Впрочем, сдаваться девушка не собиралась.

Монастырская система обучения была не без странностей. По логике, воспитанницы должны были монотонно отрабатывать способы борьбы с обитателями нижних миров, не растрачивая время и силы на все постороннее. Однако на деле они получали весьма неплохое образование уровнем гораздо выше школьного. Выпускницы неплохо знали географию и биологию, физику, литературу и философию, в обязательном порядке шла латынь и пара европейских языков, плюс очень приветствовался какой-нибудь восточный, на выбор. Боевая подготовка включала получение навыков обращения с различными видами оружия и боевой техники, что, в общем-то, было понятно, но вот антитеррористические учения выглядели странно. Так же непонятны были многие занятия, где девочек учили поджигать танки, изготавливать фугасы из удобрений и лампочек, допрашивать пленных методом экстренного потрошения и другим подобным вещам. К чему им столь странные знания, оставалось непонятным. И только сейчас Лина начала понимать их смысл — воспитанниц готовили ко всему, они не должны растеряться в любой ситуации.

Девушка легко определила модификацию вертолета, вспомнила все его уязвимые места. В свое время на занятиях она и заподозрить не могла, что когда-нибудь ей придется обстреливать подобные машины из автомата. Демоны не испытывали желания использовать земную технику, так что подобное можно было вообразить только в теории. Продолжая движение спокойным, легким бегом, Лина на ходу проделывала интенсивную дыхательную гимнастику, изготавливаясь к стрельбе. У нее оставалось всего полмагазина к автомату, эти патроны надо потратить с толком.

Тем временем путь привел к очередной оживленной улице. Искать подземный переход либо светофор было неразумно, и Лина привычно бросилась вперед, вызвав хоровой рев клаксонов. Когда до спасительной обочины оставались считаные шаги, справа вылетел светлый лимузин, даже не думающий тормозить. Девушка нырнула рыбкой в отчаянном прыжке, уходя от столкновения. Полностью избежать его не удалось — зеркальце жестоко приложилось по ступне. Удар исказил траекторию полета, Лина неловко завалилась боком на бордюр, зашипела от боли, тут же вскочила, продолжила свой сумасшедший бег.

Обогнув приземистое здание торгового комплекса, она по усилившемуся рокоту поняла: вертолет вновь сократил дистанцию. Пора было покончить с этой проблемой. Лина остановилась, быстро развернулась, одновременно приседая на колено, вскинула автомат, прижимая скобу приклада к плечу. Момент был выбран лучше не придумаешь — пилот как раз притормаживал, не желая приближаться к опасной дичи, так что машина зависла в воздухе. Девушка начала бить скупыми, в два выстрела, очередями. Рядом кто-то завизжал, сбоку ее поспешно обогнул маленький грузовичок, но она не обращала на паническую суету ни малейшего внимания — мир исчез, осталась только цель и пули, старающиеся ее поразить.

Им это удалось.

Автомат сухо лязгнул в последний раз, успокоился, исчерпав магазин. Вертолет завалился на бок, разворачиваясь вокруг своей оси, машину трясло, будто в приступе эпилепсии, из-под винта потянулась струйка темного дыма. Сомнительно, что воздушный преследователь сможет продолжать погоню.

Лина отбросила разряженное оружие, бросилась дальше, не оборачиваясь на поврежденную машину. Из-за этого она не увидела, что вертолет смог сесть без особых проблем на большую автостоянку, зацепив при этом парочку автомобилей, но избежав катастрофы. Дверь распахнулась, по асфальту загремели ботинки спецназовцев. Молодые, тренированные мужчины, полные сил, бросились за девушкой, к этому моменту порядком уставшей от непрерывного бега. Второй вертолет высаживал десант впереди, приблизительно по курсу погони.

Ловушка захлопнулась.

Ничего этого Лина не знала, но у нее была голова на плечах, и она не считала своих преследователей тупицами. Нетрудно предположить, что ее попытаются взять в кольцо, ей не уйти на своих ногах от противника, располагающего наземным транспортом и авиацией. Скорость… вырваться можно лишь благодаря скорости. Девушка плохо знала этот район Москвы, да и остальные тоже, но кое-что ей было известно. Достаточно преодолеть около трех с половиной километров, и она достигнет невзрачного дома старой постройки. В его подвале расположен вход в подземную галерею, прежде соединявшую казармы дружинников с магистратом, из нее можно попасть в подземный лабиринт, располагающийся под Москвой. Лина в нем не ориентировалась, однако то же самое можно сказать и о врагах, а, учитывая, что там они не смогут использовать преимущество в технике, шансы уравниваются. Только бы успеть.

И тут удача повернулась к Лине лицом — возле подъезда худощавый парень заводил мотоцикл. Девушка выхватила из-за пояса пистолет, подбежав, приложила хозяина техники рукояткой по затылку, при этом выскочила обойма, покатившись по асфальту. Нагибаться за ней не было времени — оттолкнув оглушенное тело в сторону, Лина вскочила на железного коня, рванула вперед.

Едва увернув лицо от замешкавшегося голубя, девушка вынеслась на проспект. Здесь пришлось притормозить — дорогу преградила пробка. Лавируя меж гудящих машин, Лина миновала препятствие, начала выкручивать ручку газа, зажмуривая глаза в ожидании удара встречного потока воздуха. Однако вместо этого последовал удар по мотоциклу, тут же последовал следующий, при этом что-то дернуло за штанину. Несмотря на то, что выстрелов Лина не расслышала, сомнений в факте обстрела не было — снайпер старался вывести из строя технику.

Это ему удалось — при попытке увеличить скорость мотоцикл завилял, его занесло вбок, приложило об угол киоска, лишь чудом при этом не пострадала нога. Девушка не стала сражаться с поврежденной машиной под прицелом хорошего стрелка, спрыгнула с сиденья, перекатилась по асфальту, рванула в сторону высоченного бетонного забора. Очередная пуля ударила в асфальт возле ступни — ее пытались обездвижить. Зная, что на повторный выстрел уйдет не менее трех секунд, Лина не стала пытаться обмануть снайпера — этого времени ей вполне хватит. Прыжок, ладони вцепились в торец плиты, рывок, и она на гребне. Все, теперь вниз, здесь она защищена от вражеских глаз.

Девушка еще на лету увидела, что здесь ее поджидают — со стороны какого-то технического здания бежал спецназовец в полевой униформе с черным, облегченным шлемом на голове. Приземлившись, Лина выхватила пистолет, но стрелять не стала, помня, что он лишился боеприпасов. Выхватив из кармана запасную обойму, она вставила ее в рукоять, оттянула затвор, но выстрелить не успела — тяжелый ботинок выбил оружие из рук.

Лина отскочила назад, встав в низкую стойку. Противник был выше ее на голову, следовало попытаться превратить его преимущество в помеху. Однако он тоже знал эти фокусы и не стал переть без оглядки, пытаясь задавить девушку массой, вместо этого припал к земле, рванул вперед, бросая все тело в мощнейший удар, не поддающийся блокировке. Даже сверхъестественная реакция Лины с трудом смогла ее спасти — она увернулась от летящего ботинка в последний миг, но спецназовец успел взмахнуть рукой, приложив ей чуть пониже левой груди.

Знал он об этом, или нет, но угодил прямиком в уязвимое место недавней раны. Ребра срослись, легкое зарубцевалось, но полностью тело еще не восстановилось. Лина согнулась от боли, рухнула на колени, прижимая ладони к груди. Спецназовец рванул к ней, намереваясь провести захват, но девушка не сдавалась, хлестко взмахнула рукой с выставленным лезвием верного ножа. Противник успел среагировать, ушел в сторону, но полностью погасить инерцию не сумел — сталь рассекла ногу чуть выше колена. Будь эта рана с задней стороны, он бы упал с подсеченными сухожилиями, а так лишь вскрикнул, отскочил на пару шагов.

Вдохновленная Лина, пытаясь отрешиться от боли в разбереженной ране, вскочила, пошла в атаку. Ей надо победить быстро, пока не подоспела подмога. С двумя подобными бойцами ей не справиться даже с помощью самурайского меча. Выпад, противник отскочил к самой стене, лишая себя маневра; режущий удар — он пошел в сторону, девушка крутанула тело, вбивая весь свой вес в удар ногой. Ребро ступни впилось в середину бедра спецназовца, очень удачное попадание. Взвыв, он рухнул на бок, хватаясь за поврежденную ногу. Лина только этого и ждала: не став тратить драгоценное время на добивание, она рванула дальше. Быстрее, ей надо наверстывать потерянное время.

Выскочив за угол здания девушка нос к носу столкнулась со вторым спецназовцем, с ходу распласталась в выпаде, намереваясь пронзить его плечо. Не получилось — противник легко ушел в сторону, перехватил ее запястье, закрутил ее тело в жестоком броске, успев второй рукой заехать в живот, выпустив весь воздух из легких. Падая, Лина поняла, что столкнулась с очень серьезным бойцом, будь она даже со свежими силами и в хорошей форме, вряд ли ей что-то здесь светило. Согнутые ноги смягчили удар об асфальт, но все равно он вышел сокрушающим. В голове загудело, тело отказывалось повиноваться, но это не оправдание для прекращения схватки. Лина повела рукой параллельно земле, она не видела врага, но догадывалась, в какой он стороне, и хотела зацепить ножом его голень.

Номер не удался, тяжелый ботинок припечатал запястье к асфальту. Лина не сдержалась, вскрикнула. Мало того, что эта рука не так давно была сломана, так в придачу вчера ее жестоко выкрутил охранник отца. Сплошное невезение — как тут не закричать? В следующую секунду она позабыла о боли— противник заехал ей в бок, незатейливо, будто по мячу бил. Хрупкое девичье тело отбросило в сторону, голова ударилась о стену.

Сознание мгновенно помутилось, Лина не почувствовала, как сильная рука ухватила ее за воротник куртки, вздернула, будто нашкодившего котенка. Уже проваливаясь в темноту, она увидела перед собой черный блестящий шлем, поднялось забрало, показав симпатичное мужское лицо с ниспадающими на лоб непослушными каштановыми кудрями. Ледяные глаза изумленно сверкнули, спецназовец охнул:

— Практикантка?

Свет погас.