logo Книжные новинки и не только

«Дожить до вчера. Рейд «попаданцев»» Артем Рыбаков читать онлайн - страница 10

— Что за зверь?

— Аллах его знает, мне до этого ничего, кроме названия, не попадалось. Да и то там была хозкоманда «Белгард». Я больше по наитию переводил, — признался друг. — Что такое Wi Fu Stab «Ost», знаешь?

— Нет. Какой-то там штаб «Восток».

— «Штаб по управлению экономикой «Восток» — я только потому знаю, что давно про него читал, а тут бумага была подписана «Wi Kdo «Belgard», — то есть «экономическая или хозяйственная команда «Белгард». — О тонкостях перевода Демин мог говорить часами, так что пришлось его вернуть в основное русло разговора:

— А староста тут каким боком?

— Так он оттого в эти игры играет, что рассчитывает — при солдатах на постое можно часть хавчика заныкать или еще какое-нибудь послабление получить.

— Не скажи… Можно и вообще все потерять. Особенно если самогонки много.

— Ну, при старосте, довольно свободно говорящем по-немецки и сочувствующем Рейху, эксцессов можно избежать.

— Ты сам-то в это веришь, а? Тут что, роту с офицерами поставят? Десяток тыловиков с унтером во главе воткнут, а какая дисциплина вдалеке от начальства, мы уже видели в лагере. Точнее — я видел, за колючкой сидючи, а ты в тот момент на свободе гулял. Добавь к этому бухло и грудастых крестьянок, и картинка выйдет замечательная. — Ты не находишь?

— А местные про это откуда знают?

— То есть ты считаешь, что, когда их хрустальные мечты о европейском порядке разобьются о чугунность реальности, они мнение свое изменят?

— Не уверен… — Алик задумчиво почесал в затылке. — Этот староста, похоже, из идейных..

— Не понял?

— Он мне такую «телегу» толкнул про превосходство немецкой организации и германского духа над русским варварством, что я, признаюсь, чуть ему в торец не прислал!

— Ого! И что, все на немецком?

— Так точно! Причем, по моим ощущениям, он эту речугу заранее написал и наизусть заучил, поскольку с языком Шиллера и Мюллера у него не то чтобы очень хорошо. То есть про погоду или там пиво он бодрячком, конечно, но вот насчет остального — не уверен.

— А он не фольксдойч?

— Ни разу! Акцент чисто русский и гораздо хуже, чем у тебя, к примеру. Да и у Сашки Люка произношение лучше, точно тебе говорю.

— А по моим ощущениям, этот Акункин здорово наблатыкался.

— Учитель он. А до того яростно интеллигентствовал — в газетах внештатником, критику писал. Он мне сам признался, что… — Тут Тотен остановился, очевидно, вспоминал. — «Искренне боролся с жидовской пропагандой, разоблачая в прессе жалкие потуги коммунистических писак»! Вот, дословно так сказал!

— А про то, как от коммунистов пострадал, не пел?

— И это тоже. Как без подобных заходов?

— Надо будет командиру намекнуть про гнилую сущность здешнего бугра. — С определенного момента к коллаборационистам я относился, пожалуй, хуже, чем к немцам. Нет, не когда дробь из бедра выковыривал, а раньше, еще в сарае. И пространные рассуждения своих современников про то, что «голод заставил» или «распознав преступную сущность советского режима…», значили для меня гораздо меньше того деда, прибитого к стене собственного дома, и прочих «подвигов». Тем более что ни одного опухшего с голоду среди помощников оккупантов я пока не видел. Мордатые и жирные они в большинстве своем были. Вон и у местного старосты щеки вполне за бульдожьи брыли сойдут. А если и попадались тощие, то тут водка с брагой постарались, а не комиссары.

Пока мы с Аликом точили лясы, личный состав привел себя в относительный порядок и бойцы вернулись к «казарме». Но никто к столу с радостными криками не ломанулся, стояли у машин чуть ли не по стойке «смирно» — видимо, Фермер накачал ребят как следует.

— Ну что, пойдем, выручим конспираторов? — предложил Тотен, тоже обративший внимание на неудобняк.

Вместо ответа я встал и направился к нашим. Алик, однако, обогнал меня и зычно скомандовал:

— Antreten! [Стройся! (нем.)] — одновременно изобразив жестом команду «Собраться», облегчая не сильно знавшим вражескую мову понимание.

— А чего не «Angetreten»? — тихонечко подколол я его.

— Знаешь чего, дорогой друг? Шел бы ты лесом, личный состав по стойке «смирно» перед обедом строить! — огрызнулся он, хотя причина была в другом. Дело в том, что разницу между двумя командами даже мне, достаточно подкованному с лингвистической точки зрения, пришлось натужно заучивать, а что говорить о наших бойцах, многие из которых иностранную речь впервые на войне услышали? А ведь разница между командами с уставной точки зрения довольно существенная — по первой нужно построиться, но по стойке «вольно», а вот вариант, предложенный мной, предполагал стойку «смирно». И всего в один слог разница!

Ребята, правда, верно истолковали тотеновскую жестикуляцию, а может, это присутствовавший среди них Люк им подсказал, но когда мы подошли к ним, перед нами предстала не нестройная толпа, а ровненькая шеренга.

Я вяло махнул рукой Алику: мол, командуй дальше, фельдфебель!

— Augen-rechts! Rechts schwenkt-marsch! [Равняйсь! Левое плечо вперед-марш! (нем.)] — залился соловьем наш германофил, не забывая, однако, жестами подсказывать личному составу, что им делать.

В принципе, можно было так жестко не «бутафорить», тем более что вряд ли притащившие еду крестьяне знали немецкий, но вот команды на русском они, безусловно, бы услышали и поняли, а сплетни о странных немцах, исполняющих приказания, отданные на языке противника, разлетелись бы по окрестным деревням за считаные часы.

«Однако надо ребятам намекнуть, что негоже военнослужащим героического Вермахта с такими постными харями приступать к халявному обеду!» — Эта мысля родилась, пока я наблюдал, как бойцы рассаживаются вдоль длинного, не меньше трех метров, стола. И Кудряшов и Юрин зыркали по сторонам с такой угрозой во взоре, что, будь я начинающим партизаном, испугался бы и скрылся в окрестных лесах. Старшина наш был сумрачен, но на окружающих не рычал и зубы не щерил. А вот Люк напару с Зельцем выглядели, напротив, вполне довольными жизнью и даже улыбались. Тотен шуганул «развозчиков пиццы», как я для себя обозвал старика и тетку, затем поманил меня к столу. Крестьяне будто растворились в здешнем чистом, выхлопными газами не отравленном воздухе, я же со спокойной совестью уселся на лавку, успев только заметить, как Фермер и Бродяга зашли в здание школы…


Конец ознакомительного фрагмента