Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Артур Конан Дойл

Шерлок Холмс. Этюд в багровых тонах

Шерлок Холмс

Всемирно известный частный детектив Шерлок Холмс разгадал сотни загадок и является автором таких увлекательных монографий, как «Ранние английские хартии» и «Влияние торговли на форму руки».

В свободное время разводит пчёл.

Д-р Джон Ватсон

Раненный в бою под Марваном, доктор Джон Ватсон оставил армию и переехал в квартиру 221Б на Б ейкер-стрит. Т ам он с удивлением узнал, что его новый друг, Шерлок Холмс, ежедневно сталкивается с опасностями при раскрытии преступлений, и начал документировать эти расследо вания. Доктор Ватсон также ведёт врачебную практику.

Шерлока Холмса я встретил случайно. Кажется странным, что абсолютно случайные события могут иметь такое влияние на течение жизни, но именно это и произошло в тот день в Лондоне.

В 1879 году я вернулся в город, после того как пулевое ранение в плечо положило конец моей карьере военного хирурга. Моя пенсия едва покрывала проживание в отеле, а моё здоровье было слишком слабым для работы в качестве врача.



Я пропускал стаканчик в баре «Критерион», размышляя над тем, как найти жильё подешевле, когда кто-то похлопал меня по плечу. Я повернулся и увидел юного Стэмфорда, помогавшего мне, когда я был врачом в больнице святого Варфоломея. Было очень приятно увидеть знакомое лицо, поэтому я позвал его на обед.

Мы поймали кеб и, пробираясь сквозь оживлённые улочки Лондона, я вкратце рассказывал ему о том, что со мной приключилось, пока мы не добрались до ресторана. Когда мы говорили, я осознал, насколько я был одинок до этого момента.

— Бедняга, — сказал Стэмфорд, когда мы сели за стол и потянулись к меню. — Должно быть, ваши травмы всё ещё доставляют беспокойство. Что у вас на уме сейчас?

...

КЕБ

Простой и относительно дешёвый вид общественного транспорта, вмещающий двух человек. Кеб с лёгкостью вписывается в повороты не опрокидываясь, несмотря на то что у него всего два колеса. Извозчик сидит снаружи, в задней части повозки, чтобы пассажиры могли поговорить наедине.

Другой вариант повозки — карета. У неё четыре колеса, и такой тип транспорта ещё называют гроулерами из-за шума, который они издают, передвигаясь по мостовой. Они удобны для групп из более чем двух человек или при перевозке багажа.

— Поиск жилья, — ответил я. — Надеюсь, можно найти квартиру с удобствами и по приемлемой цене.

— Так странно, — сказал Стэмфорд. — Вы уже второй, кто говорит мне сегодня об этом.

— И кто же был первым? — поинтересовался я.

— Парень, работающий в химической лаборатории больницы, — ответил он. — Он не может найти никого, кто разделил бы с ним апартаменты, которые он нашёл на Бейкер-стрит.

— Тогда я тот, кто ему нужен! — воскликнул я. — Я бы предпочёл совместное проживание одиночеству.

Стэмфорд странно взглянул на меня поверх своих очков.

— Вы ещё не знаете Шерлока Холмса, — парировал он. — Есть вероятность, что он не станет вашим постоянным компаньоном.

— А что с ним не так?

— Да ничего особенного, — быстро ответил Стэмфорд. — Он немного странный в своих представлениях, но достаточно порядочный человек. Он много знает о химии, да и в целом очень любознателен. Однако я понятия не имею, каковы его карьерные планы.

— А вы когда-нибудь задавали ему этот вопрос?

Стэмфорд потряс головой:

— Он не из тех людей, что любят говорить много о себе или о чём-то в этом роде.



— Мне бы хотелось с ним познакомиться, — с нетерпением сказал я. — Тихий и прилежный человек — как сосед он должен идеально мне подойти. В Афганистане мне хватило шума и беспокойств, которые запомнились мне на всю оставшуюся жизнь.

— Тогда заедем в лабораторию после обеда, — ответил Стэмфорд.

На пути в больницу Стэмфорд рассказал мне ещё немного о человеке, с которым я вот-вот должен был познакомиться.

— Не вините меня, если вы с ним не поладите, — сказал Стэмфорд. — Я встречался с ним лишь пару раз в лаборатории.

— Если мы с ним не поладим, то расстаться будет довольно просто, — ответил я. — Но сдаётся мне, Стэмфорд, — добавил я, пристально глядя на него, — что есть некая причина, по которой вы не хотите брать на себя ответственность. Что же это? Скажите мне честно.

Стэмфорд засмеялся:

— Холмс кажется достаточно хладнокровным. Я думаю, что, если бы он проводил эксперимент, он бы без колебаний провёл его на друге, чтобы добиться результата. Не из злого умысла, поймите, — из простого любопытства — он бы провёл его и на себе тоже. У него страсть к точным наукам.

— Я разделяю его интерес.

— Да, но у него это может доходить до крайностей.



Я обдумывал эти слова, пока мы не доехали до больницы.

— Вот мы и на месте, — сказал Стэмфорд, когда мы вылезли из кеба, — сейчас вы увидите его своими глазами.

Мы свернули в узкий переулок и через небольшую боковую дверь вошли в больницу. Пройдя через всё здание, мы добрались до химической лаборатории. Широкие низкие столы были покрыты пробирками и горелками Бунзена с мерцающим синим пламенем. В комнате был только один человек, склонившийся над столом, поглощённый своей работой. Вдруг он торжествующе вскочил:

— Получилось! Получилось! — Он подбежал к нам с пробиркой в руке: — Я нашёл реагент, который вступает в реакцию с гемоглобином в крови! — Его лицо сияло от такого восторга, будто он нашёл золото.

...

ГЕМОГЛОБИН

Вещество в крови, придающее ей красный цвет. Он переносит кислород из лёгких в каждую клетку тела. Кровь, насыщенная кислородом, имеет ярко-красный оттенок. Артерии несут эту кровь прямо от сердца ко всем частям тела, а вены, в свою очередь, несут кровь обратно к сердцу. К тому времени она теряет бóльшую часть кислорода и становится более тёмной. Чтобы спасти жизнь, очень важно знать и понимать, идет ли кровотечение из вены или из артерии, используя это цветовое различие.

— Доктор Ватсон, это мистер Шерлок Холмс, — представил нас Стэмфорд.

— Как ваши дела? — Мужчина сжал мою руку так сильно, что это поразило меня. — Я так понимаю, вы были в Афганистане.



— Откуда вы об этом узнали? — изумлённо спросил я.

— Неважно, — сказал он, посмеиваясь про себя, — а насчёт теста на гемоглобин… Без сомнения, вы понимаете всю его значимость?

— Это интересно, без сомнения.

— Да ведь это же самое значимое открытие за многие годы, проверенное на практике. Оно даёт нам достоверную информацию о происхождении пятен крови!

Он схватил меня за рукав пальто и потащил к столу, за которым работал.

— Давайте возьмём немного свежей крови, — сказал он, вонзая иглу в свой палец и набирая каплю крови в пипетку. — Теперь я добавлю эту кровь в литр воды. Видите, как сейчас выглядит чистая вода? Кровь полностью растворена.



В смесь он бросил несколько белых кристаллов и добавил несколько капель прозрачной жидкости. В одно мгновение содержимое стало красновато-коричневым, а затем коричневатый порошок осел на дно стеклянной банки.

— Ха! — воскликнул он, хлопая в ладоши, как маленький ребёнок с новой игрушкой. — Что вы думаете об этом?

— Похоже, это очень точный тест, — сказал я.

— Старые опыты были неуклюжими и неопределёнными. Если бы этот тест был изобретён много лет назад, сотни людей, ныне ходящих по земле, понесли бы наказание за свои преступления.

— Абсолютно точно, — ответил я.

— Столько уголовных дел основано на одном и том же: коричневые пятна на одежде преступника — грязь, ржавчина, фрукты… или кровь? Теперь есть надёжный тест: тест Шерлока Холмса. — При этом высказывании он приложил руку к сердцу и поклонился, будто перед воображаемой публикой.



— Вас следует поздравить, — сказал я, удивлённый его энтузиазмом.

Тем не менее я, конечно же, понимал, насколько полезен такой тест для полиции.

Холмс ласково улыбнулся и наложил пластырь на проколотый палец. Я видел, что его руки были покрыты похожими кусочками пластыря и обесцвечены сильными кислотами.

— Мы приехали сюда по делу, — сказал Стэмфорд, садясь на табурет и толкая ещё один ко мне. — Мой друг ищет жильё, а вы жаловались, что вам не с кем разделить своё. Я подумал, что вас обоих необходимо познакомить.

Шерлоку Холмсу, казалось, понравилась идея разделить со мной апартаменты.

— Я присматриваюсь к нескольким квартирам на Бейкер-стрит, — сказал он, — которые идеально мне подошли бы. Я обычно использую химические вещества и иногда провожу эксперименты. Вас не будет это раздражать?



— Конечно нет, — сказал я, хотя глубоко внутри себя немного опасался.

— Дайте-ка подумать, — продолжил мистер Холмс, глядя в пространство: — Что ещё входит в перечень моих недостатков? Временами я немного впадаю в депрессию и могу не говорить целыми днями. Вы не должны думать, что я не в себе, когда это происходит. Просто оставьте меня в покое, и со мной всё будет хорошо. Как насчёт вас? Это хорошо, что мы узнаем друг о друге самое худшее, прежде чем начнём жить вместе.

— Я против громких звуков, потому что мои нервы расшатаны в результате боя. Я встаю в самые безбожные часы и очень ленив. Я до сих пор храню свой старый служебный револьвер, хотя, скорее, из сантиментов, чем для практического использования. Когда я в хорошем расположении духа, у меня появляется ещё один ряд пороков, но на этом пока достаточно.