logo Книжные новинки и не только

«Заводное сердце. Девочка из ниоткуда» Ася Плошкина читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ася Плошкина

Заводное сердце

Девочка из ниоткуда

Часть первая

Цареградская гимназия


Глава 1

Новая ученица

Варя вылетела в гулкий коридор и, на ходу завязывая накрахмаленные ленты форменного фартука, устремилась к лестнице. Темно-зеленый ковер пружинил под ногами, проглатывая шаги, не то бы стук Вариных каблуков поднял на уши всю гимназию. Девушка схватилась за перила и полетела вниз, почти не касаясь ступенек.

Опять опоздала! Второй раз за день. Хорошенькое получилось знакомство, ничего не скажешь. Теперь ей точно грозит самый строгий выговор — и это если ее вообще оставят в школе. Интересно, хоть кому-то удавалось вылететь из гимназии в первый же день?

Девушка перескочила через последние три ступеньки и оказалась в коридоре второго этажа.

— Сударыня, это совершенно недопустимо!

Варя споткнулась о кромку ковра и, с трудом удержав равновесие, замерла. Перед ней, сжимая в руке карманный хронометр, стоял Гордей Иванович Полозов, инспектор Цареградской девичьей гимназии. И без того крошечные темные глаза сощурились, скользнув по сбившемуся набок переднику ученицы, по растрепанным жемчужно-серебристым локонам и пунцовым щекам.

— Г-гордей Иванович, — пробормотала Варя, поспешно опускаясь в неуклюжем реверансе. — Я…

— Недопустимо, слышите? — Инспектор поджал губы и опустил хронометр в карман сюртука. — Вы являетесь в школу с непростительным опозданием, скачете по лестнице, позволяете себе выходить из комнаты в таком… неподобающем виде. Я полагал, вы обучены хотя бы элементарным манерам.

— Я прошу прощения, — не поднимая глаз, прошептала Варя. — Этого больше не повторится, я обещаю…

— Хочу напомнить, что ваши документы для поступления еще не оформлены. И я уже начинаю жалеть о том, что принял вас, — с нажимом произнес инспектор.

Варя втянула голову в плечи. Ей вспомнился холодный Цареград, дымно-серым полотном налипший на окна паромобиля, который вез ее к воротам гимназии. Грузные особняки, влажно блестящие булыжники мостовых, устремленные в осеннее небо опоры воздушных путей и причальных площадок. Зашторенные окна, равнодушные взгляды прохожих. Если в школу ее не примут, куда же ей идти?

— Сейчас я закрою глаза на ваше поведение, — инспектор продолжал сверлить Варю неприязненным взглядом. — Но в следующий раз не посмотрю, что за вас просила директриса. Пойдемте скорее. Вы опоздали дважды, на этот раз — на урок.

Варя шумно выдохнула и раскрыла рот, чтобы поблагодарить инспектора, но тот, повернувшись к ней спиной, уже шагал по коридору, на ходу бросая короткие замечания:

— За этой дверью — танцевальный класс, здесь — мастерские…

Варя семенила следом, изо всех сил стараясь не отстать. Ей казалось, что она несется на сверхскоростном поезде, а за стеклами мелькают дубовые двери, медные таблички и сводчатые окна с узорными решетками.

Девушка представила себе, как вращаются выкрашенные красным тяговые дышла паровоза, как стучат на стыках рельс его огромные колеса, как вырывается из дымовой трубы грозовая туча. Настоящий поезд Варя видела только на кадрах кинохроники, когда папа устроил для нее настоящий синематограф прямо в гостиной. И пообещал, что они обязательно отправятся в путь совсем скоро.

— …на втором этаже — учебные классы. Обеденный зал, рекреация и оранжерея — на первом. А прямо над нами — жилые комнаты. Вы запоминаете? — Инспектор остановился и, сощурившись, посмотрел на Варю.

— Да, но… — Девушка встряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. — Я толком не успела…

— Превосходно, — процедил Полозов. — Мы пришли.

Перед Варей возвышалась створчатая дверь с медной табличкой.

— Лекарственная и косметическая химия? — Она вопросительно посмотрела на Полозова.

— И чему вас только учили в Европейском Конгломерате? — Фыркнув, инспектор открыл дверь.

Варя оказалась в просторной комнате с большими окнами и деревянными панелями на стенах. За длинными лабораторными столами сидели десять юных девушек. На вид им было четырнадцать-пятнадцать лет, и Варю охватило радостное волнение — наконец-то она в компании сверстниц! Возможно, с кем-нибудь она даже сумеет подружиться.

Ученицы были одеты в одинаковые — такие же, как у самой Вари, — кобальтово-синие платья с белыми фартуками и нарукавниками. На столах громоздились колбы, мензурки, тигли и другая лабораторная посуда. Сине-рыжим пламенем полыхали спиртовые горелки. За учительским столом, на возвышении, Варя увидела подтянутую пожилую даму с длинным носом и плотно сжатыми губами. Дама держала в руках маленький венчик, а на столе перед ней что-то клокотало и пенилось на водяной бане. «Приготовление простейшей эмульсии» — было написано на грифельной доске за спиной учительницы.

При появлении гостей гимназистки разом подняли головы от тетрадей и склянок, а строгая дама уменьшила огонь в горелке и вопросительно изогнула бровь.

— Аграфена Васильевна, мое почтение, — поклонился Полозов.

— Здравствуйте, господин инспектор! — Ученицы спорхнули с высоких стульев и почти одновременно присели в реверансе. Варя невольно восхитилась тем, как слаженно и грациозно они это проделали.

— Сударыни, — покровительственно проговорил Полозов, — позвольте представить вам новую ученицу, Варвару Чударину.

Все взгляды обратились к Варе. Кто-то смотрел на нее с любопытством, кто-то — с недоверием, кто-то — с ухмылкой. Девушка поняла, что краснеет, и опустила глаза.

— Аграфена Васильевна, — в голосе инспектора зазвучали насмешливые нотки. — Полагаю, вам достался непростой случай. Барышня училась за границей и вряд ли может похвастаться обширными знаниями.

Учительница одарила новенькую оценивающим взглядом поверх очков.

— Вы знакомы с моим предметом, милочка? — Колючий голос заставил Варю поежиться. Она беспомощно оглядела класс.

— Боюсь, что нет.

Раздалось сдавленное хихиканье.

— Что ж, — процедила Аграфена Васильевна. — Барышни, кто из вас растолкует этой девице, в чем состоит исключительная важность наших уроков? Венценосцева?

— С удовольствием, — вперед выступила высокая, очень прямая золотоволосая девушка. — Одна из важнейших обязанностей светской дамы, жены и матери — поддержание собственной красоты, а также — здоровья своих домочадцев. А потому нам необходимо овладеть искусством составления мазей, порошков, бальзамов и микстур. Например, на прошлой неделе мы учились дистилляции, чтобы самостоятельно приготовить цветочную воду. А сегодня варим крем для лица. Красота немыслима без здоровой кожи.

— Спасибо, Злата, — учительница расплылась в теплой улыбке, которая казалась совсем не подходящей к ее строгому лицу. — А вам, барышня, — взглянув на Варю, она вновь посуровела, — предстоит многое наверстать. Надеюсь, вы будете усердно учиться и хотя бы постараетесь догнать остальных.

Варя принялась разглядывать мыски своих туфель.

— Что же вы стоите? — Инспектор вскинул брови. — Вам стоит начать занятия сию же минуту. Присаживайтесь на свободное место… Надеюсь, кто-то из барышень поделится с вами бумагой и письменным прибором. На этот раз. Но впредь вам стоит являться на урок подготовленной.

— И опрятной, — добавила учительница, смерив новенькую неодобрительным взглядом.

В классе снова хихикнули. Не поднимая головы и не помня себя от стыда, Варя просеменила по проходу и кое-как угнездилась на высоком стуле. Сквозь дрожащий перед глазами туман она заметила, что какая-то девушка с толстыми русыми косами пододвинула к ней несколько тетрадных листов и изрядно обкусанный карандаш. Следом перед Варей появилась книга в синей обложке — «Космецевтическая химия для продолжающих. Лабораторный практикум». Варя кивнула своей спасительнице и принялась переворачивать страницы, не различая толком, что на них написано.

— Ну что ж… — Гордей Иванович закатил глаза и развел руками в извиняющемся жесте. — Больше не буду вас задерживать.

В последний раз полоснув по Варе скользким недоверчивым взглядом, он поклонился и вышел из класса.



— Нет, вы видели ее прическу?

— А платье? Настоящая неряха!

В небольшой столовой, неярко освещенной газовыми лампами, не умолкали разговоры. За длинным накрытым к ужину столом сидели десять гимназисток в синих форменных платьях. Фартуки они сняли, а волосы распустили и украсили одинаковыми пышными бантами. Во главе стола восседала классная дама — полная розоволицая с неряшливым пучком каштановых волос на макушке Еда оставалась нетронутой — появление новенькой лишило девушек аппетита.

— По-моему она довольно хорошенькая.

— Хорошенькая? Пф! Да она похожа на лягушонка.

— И цвет глаз такой чудной! Не то синий, не то лиловый…

— Откуда она все-таки взялась?

— Говорят, она всю жизнь прожила где-то в Конгломерате. У ее отца несколько заводов и собственные рудники! Она очень, очень богата!

— Богата? Тогда почему я о ней ничего не знаю? — усмехнулась Злата Венценосцева, небрежно отбросив с плеча медовый локон.

— А я слышала, — подхватила щупленькая кудрявая девушка по правую руку от Златы, — что ее отец нарушил закон и скрывается от Европейской полиции.